Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

На войне как на войне 12

Три года работы над одной только этой аркой. Честно признаюсь, остаток истории я выдавливал из себя по букве с большим трудом и очень долго. Ибо честно признаюсь, масштабные технотриллеры - жанр для меня слишком громоздки. И да, такими темпами не стать мне писателем вообще. Но всё таки, мне кажется, и надеюсь, это того стоило. Так что вот, конец третьей истории из четырёх, в пока ещё первой части.

И на самиздат ссылочка. http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/422.shtml

...

Пансионат «Веенка». Истринский район. Западное Подмосковье. 27 октября.

Первые три дня, Шуба пил. Пил по страшному, по чёрному. Он знал что делал, знал чего это будет стоить, он знал что поступает правильно. Но то что он сделал, заставляло его прикладываться к бутылке снова и снова. До помрачения рассудка, до бесовства, и до полной отключки. Крепкий тренированный организм, да ещё и таких габаритов, свалить было непросто, поэтому употреблял перебежчик алкоголь в конских количествах.
«Веенка», тот самый тип рекреационных заведений, которые вы не найдёте в каталоге и путеводителе, у этого места вообще не было рекламы. Здесь не было любителей кутежа, оргий в банях, пьянок с кокаином до кровавых пятен в глазах. Об этом месте даже не говорили громко вслух. Этот маленький городок из пары десятков деревянных домов в финском стиле, посреди глухого соснового леса в десяти с лишним километрах от Новорижского шоссе у границы с федеральным заповедником, был местом где поправляли физическое и душевное здоровье реальные сильные мира сего. Люди работающие на износ без выходных и отпусков, иногда даже годами. Сюда приезжали в любое время года, люди либо слишком публичные что бы отдыхать где то ещё, либо те о которых никто и никогда не знал и не узнает, но именно они управляют всем как минимум в России, и в ближнем зарубежье тоже. Полная анонимность, тишина и покой. Спортзал, горячие и холодные бассейны, в помещении и на улице, свежий лесной воздух, полный спектр оздоровительных услуг. Мягкие кровати, большая библиотека состоящая в том числе из редких изданий, великолепная коллекция музыки и фильмов на всех носителях. И телевизоры без антенны, с проигрывателями, в каждом номере. Здесь не ловила сотовая связь, а все телефоны сдавались на въезде, а интернет был только у нескольких членов персонала. Здесь пропадали как правило ненадолго. Но несколько дней в компании благородных мужей (и иногда не менее благородных дам), в полной изоляции и единении с природой — давали именно тот отдых который необходим изношенным телам и душам.
И даже Шубе на четвёртый день стало легче. Хоть и немного, но легче. Может свежий осенний воздух с запахом хвойного леса так действовал, отсутствие лая собак и шума мигалок. А может просто он устал корить себя. На четвёртый день, проснувшись утром, он просто вышел из своего домика и прыгнул в бассейн с холодной водой, где провёл под водой, на дне, где то минуты три. Последующие несколько дней он провёл в тяжком раздумии о своей жизни, о том что было, что есть и что будет, преимущественно под забористые джазовые мелодии Билла Эванса. На пятый день, он уже в более лучшей кондиции, заговорил с Ингой. Девушкой из обслуживающего персонала. Он обратил внимание на неё в первый же день. Метр 75, светлые прямые волосы затянутые в хвост, кожа бледная, острые скулы, глаза серо-зелёные, но его особенно зацепил взгляд. Обычно в таких местах девушки обязаны были быть услужливыми, но здесь в целом персонал отличался, местные дамы отличались вежливостью, услужливостью, но неким подчёркнутым достоинством. Но по всей видимости Шуба от постоянных постояльцев (людей надо думать весьма видны) всё равно отличался. И не мог не заметить как она рассматривает его шрамы и следы ожогов. Вчера, пока вокруг бассейна бегал персонал и думали что им делать с человеком который возможно пытается покончить с собой, она стояла в стороне не в ступоре или отрешёно, всплыв и обратив на неё внимание он увидел во взгляде интерес и некоторую игривость. Она как раз меня бельё в его номере, когда он вернулся с улицы в одном халате.
Вы ведь Инга? Правильно?
Да, чем могу помочь?
Она как раз заправляла пододеяльник.
Меня Олег, очень приятно.
Он протянул руку, улыбнувшись Инга отвлеклась от своей работы и протянула её в ответ. По джентельменски Олег её поцеловал, затем нехотя отпустил.
Почему вы вчера не подняли тревогу? Ну, когда я прыгнул в бассейн?
Именно её я и подняла. Но на самоубийцу вы непохожи.
Девушке в её положении положено было смущаться. Но даже тени подобного в её глазах Олег не видел. Ей не надо было улыбаться или что-то говорить, глаза говорили всё сами за себя. До него дошло, что он сейчас сильно возбуждён.
Инга, я опустошил ваш бар несколько дней назад. Вы бы не могли его обновить, и если вам будет угодно, составить мне компанию.
Особые пожелания будут?
Бутылку яичного ликёра.
Девушка полуулыбнулась. - Дадите мне минут 15?
Дам всё время мира, если угодно.
Тогда я закончу здесь, в следующем номере, и пойду в погреб. И поищу...
Яичный ликёр.
Яичный ликёр.
Последний слог она произнесла уже одними губами. Они смотрели друг на друга ещё где то минуту. После чего Олег вышел из номера вновь на улицу. Вышел постоять у бассейна, под удивительно тёплый но привычно сильный октябрьский ветер. Ему надо было остыть, хотя он сам думал, почему при такой взаимности чувств было бы просто не завалить красавицу прямо на кровать. Но потом решил, что удовольствие всегда лучше растягивать. Но он увидел гостя, идущего к нему от основного корпуса через газон, и настроение как то сразу попритухло. Высокий, молодой мужчина, с длинными волосами и в тёмно-сером пальто поверх костюма, что был в явно приподнятом настроении. Тот кто его сюда определили, как ему сказали, хотя с Балаково он его не видел.

Collapse )

...

На войне как на войне 11

Авиабаза «Энгельс». 11:00 по Москве. 18 октября.

Обстановка военного аэродрома всегда своеобразна. В первую очередь, здесь всегда важна не сколько точность, сколько скорость. Высадка-посадка, проверка всего, время на обслуживание, считанные минуты чётко прописанные в регламенте. Здесь не всматривались в лица и не задавались вопросами, да и на самом деле, особого времени на это не было. Но в этот раз особо не торопились, да и бортов прибыло целых три, и поставили их не слишком далеко друг от друга, всего то в сотне метров. Все три борта официально были военные, разве что отличались некие юридические детали. К самолётам, освещая путь через сумеречное утро под низким ливневым небом, подъехал «паровозик» из трёх машин скорой помощи, двух уже подержанных «Лэнд Роверов» принадлежащих ФСБ, два «Лэнд Крузера» и тонированный фургон «Додж» зарезервированные за военной разведкой. Орлушу и Карбараса перемещали в лежачем состоянии. И две скорые встали друг от друга метрах в ста. Оставив машины у самого ангара, Хайфа, Таха, Гудвин, Птаха, Степаша и Гавр обменявшись рукопожатиями, начали выгружать походные сумки, где было и оружие, и снаряжение, и те элементы верхней одежды в которых они приехали, так как обратно их одевать было некогда да и не зачем. Все кто был сильно травмирован уже погружались в самолёт. Говорить было практически невозможно, потому что двигатели уже начали потихоньку разгонять. Поэтому Уват, Шерха и Рыба пошли в место между бортами. Отсюда они могли наблюдать, как у третьего самолёта собралось оцепление в 15 бойцов «Вымпела» в чёрной униформе. И как Герберг со своей частью отряда, выгружали из подъехавшей «Шишиги» группу арестантов и заводили их туда. Но подробностей было не разглядеть, далековато.
Ну что мужики? - Уват посмотрел на товарищей ужасно уставшими глазами. Хотя они у всех были такими. - Могу лишь снова у вас прощения попросить. Пригрел гадюку...
Да перестань ты. - Парировал Шерхан.
Что перестань? Я его столько лет знал... до сих пор поверить не могу.
Что будет с отрядом? Думаешь трибунал?
Не знаю... прокурорские сегодня весь день мозг выносили. Вместе с нами летят в Москву. Там продолжат. Разбирательство точно будет.
Не твоя вина, и не наш уровень. Выше и глубже. Мы просто солдаты, нам приказывают, мы выполняем.
Мы разведка... разведка не должна так лажать.
Под Гудермесом было круче. - Сказал обычно очень молчаливый Рыба. На что оба коллег хмыкнули.
Это да... было. Ну, дай Бог свидимся ещё...
Коллеги пожали друг-другу руки.

Хайфа подбежал к двум гражданским и двум военным санитарам, занимающихся погрузкой большой кровати с подключённой капельницей. Ситуацию усугубляло то, что приходилось орать. Точнее никто бы не орал, если бы не Хайфа.
Аккуратней с ним ребята!
Будем, только не мешай! - По делу огрызнулся один из «военных», так как Хайфа разве что не прыгал вокруг них.
Карбарасик, ты как?
Да нормально был, пока тебя не увидел.
Очень смешно!
Хайфа! Ухи надеру! - Окрикнул его Таха.
Ой да ладно, чё нервные такие все?!
Пройдя в центр салона, Хайфа плюхнулся рядом с Берсом.
Ты как?
Нормально... жить буду. Сколько до Москвы лететь?
Часа полтора — два. - Ответих Таха, стараясь закрыть глаза и подремать, хоть и мешал яркий свет. Грузовой салон был пустым и оттого казался огромным. Военные санитары фиксировали в специальные пазы кровать и крепили её кабелями. В это самое время Гудвин и Птаха закинули последние сумки с оборудованием, и тоже упали рядом. Птаха подошёл к Карбарасу.
Ну ты как старый?
Нормально... сейчас вколют там всякого, высплюсь хоть наконец.
Пациенту отдых нужен. - Сказал один из санитаров. Он слабый пока ещё... обязательно же в Москву надо.
Я им тоже говорил... может я в Саратов хочу!
Карбарас улыбнулся, крепко пожав за руку Птаху. Пока санитары добавляли в капельницу обезболивающие. Парень был молодой ещё совсем, он уже бывал на операциях, но за раненных переживал просто до ужаса.
Птах, давай к нам. - Гудвин рукой подозвал молодого к себе. Тот с выражением лица «не жив не мёртв» пошёл к товарищам и на седушку попросту рухнул.
Пиздец... какой же пиздец.
Эй! Отставить уныние молодой! - Снова громко сказал Хайфа, хотя внутри самолёта гул уже был точно не такой сильны как снаружи. Таха его аж ударить захотел, но не стал.
Ты можешь не орать!
Да чего? Ребята, мы сегодня большое дело сделали. Кучу народу спасли...
Это да. - согласился Берс. - только вот везение это было. Краем обошло.
Егор, ну хорош а? Опять ты начинаешь... у тебя всегда стакан наполовину пуст. - Парировал Гудвин.
Полностью согласен. - уже прикрыв глаза сказал Птаха.
И я тоже. - Сказал Таха.
Вы что издеваетесь да?
Берс, ты истеричный пессимист. Ты в курсе?
То есть рожи унылые у вас, а истеричный пессимист значит я?
Нестройный хор голосов ответил утвердительно.
Знаете, я даже спорить не буду, я слишком устал.
В кабину через люк начали во главе с Шерханом подниматься остальные члены группы но без Герберга, усевшись за койкой с Карбарасом, упав на свои седушки.
Морена, милая моя. Лично языка взяла? - Спросил Хайфа.
А ты сомневался?
Не разу. Должны же вы были хоть что-то сделать, пока мы удар принимали на себя.
Морена, Рокер и Семён не сговариваясь показали противоположной стороне пять средних пальцев. В ответ было показано примерно столько же.
Бойцы! Етить вас! Детский сад бля. - Командир сказал это скорее для проформы, Шерхан устал не меньше остальных. Поэтому ещё раз подойдя к Карбарасу, убедившись что тот спит, просто упал на свою седушку, грузовой люк уже начали закрывать. Все начали пристёгиваться.
Хорошая работа бойцы. Хорошая... большое дело сегодня сделали. И самое главное, что все живы. Всем отбой. Через два часа Москва.
Все помолчали. Все правда очень сильно устали. Но действительно были скорее рады чем наоборот. Сегодня они справились.Загорелась красная лампа, сигнализирующая о полной герметизации самолёта, и огромная машина судя по ощущения пришла в движение.
Седьмой, седьмой, я тебя не слышу... Почему молчишь? - Хайфа начал отбивать руками ритм, его поддержал Берс.
За окном чужой, но встал чужой, и вышел...
В нестройный хор втянулся сначала Гудвин, потом Рокер, потом Таха и больше половины всей группы, остальные отбивали ритм на металле или других поверхностях. Пока самолёт уже отрывался от полосы.
Труба зовёт, герой идёт.
Звенит кольчуга. Холод за спиной.
Только злиться вьюга. И ветер гонит прочь.
Не уйти нам много, не найти друг друга...
День как день. Ночь как ночь...




Окончание следует.

На войне как на войне 10

Я не могу поверить, но таки да. Заканчиваю.
Ранее.
https://fuflopisatel.livejournal.com/850766.html

Ссыль на самиздат.
http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/422.shtml

...

Первая городская клиническая больница. Балаково. 04:30 по Москве.

Дыру в заборе Степан нашёл быстро, это было совсем несложно. Охранник из своих на входе в здание, из «бывших» в общем то тоже был не против, накинул сверху ещё, что бы сигарет ему купили. Круглосуточный лабаз под громким названием «минимаркет» был всего то в десяти минутах от больницы. А продавцы здесь были такие же как в Златоусте и других подобных городах, свои понятливые люди. Больница была совсем недалеко от той части набережной, где что-то произошло. Так что улица ведущая к комплексу была перекрыта ППСниками в полном обмундировании и при автоматах. Но на Стёпу они внимания не обратили. Сам он это находил забавным, в родном городе его в юном возрасте задерживали через раз, уж больно лицо у него было не «зубрильное». А сейчас видимо от него «спецурой» несло за километр. Так что груз из четырёх больших бутылок крепкого алкоголя, сырных, колбасных и хлебных буханок, он пронёс до запасного выхода без труда, пролезая через всю туже дырку в заборе. Как раз в тот самый момент, когда к стене унылой бетонной коробки подъехал новенький чёрный седан «Ауди». Который помигал ему фарами и остановился как раз перед ним. С пассажирского сиденья выбрался директор службы безопасности Шемякин. Небрежно бросивший водители команду ехать домой. Сам он был явно сильно уставший, всё в том же пальто поверх костюма что утром. А в руках у него была два явно тяжёлых пакета из «Пятёрочки».
Добрейшего утречка Анатолий... Евгеньевич?
Антон... что, уже кутите?
Ну собрались вот стресс снять. А вы к нам?
Типа того. С главврачом договорился, если шуметь не будем, сделают вид что нас нет.
Магазины ведь закрыты...
Глава продмага друг мой, и обязан мне немного. Так что вот...
Властью козыряете да?
На кой чёрт она нужна, если ей не пользоваться? После вас.



Collapse )

Стерилизация

Каждый раз когда происходит трагедия со стрельбой, всегда в каждой теме в любом паблике, вылезает группа ошмётков генофонда, которые начинают скулить как побитые шлюхи в духе "Сейчас снова начнут винить во всём оружие, а не родителей или профессоров в университете! Сейчас снова уёбанское государство будет нам мешать жить!"

ЧСХ, я например никогда не был за маразм вроде полной отмены продажи оружия или ещё какого то идиотизма, который очевидно работать не будет. Я здесь и не говорю о людях, которые например занимаются охотой, или например держат в сельском доме оружие для самообороны. Я тут всё понимаю. Точно так же как очевидна разница между тем кому ружьё нужно для жизни (ибо без него жизни не будет), тех кто скажем занимается спортивной стрельбой и прочих людей хорошо дисциплинированных которые понимают что оружие имеет конкретное, не самое богоугодное назначение, и осознают всё ответственность. Речь пойдёт не об этих уважаемых людях.

Нет, речь пойдёт об одной из худших "социальных групп" у нас в стране. Про хлопкоёбов, которые у нас как известно самые обиженные в стране. Нет, я уважаю право человека на его фетиш. И я бы даже наверное нормально разговаривал с этими пидорасами. Если бы не одно "но". Я заметил что им вообще на трагедию похуй.

Погибло шесть человек, 40 оказалось в больнице. Если бы не ребята из патруля, псих бы там человек 20 настрелял, учитывая что меры безопасности в универе ожидаемо ниже плинтуса, его бы никто не остановил и никто бы не спасся, если бы не мужики.

Вы думаете, хлопкоёбы высказали хоть какие то слова сочувствия? Хоть кто-то сказал "конечно государство в маразме, но всё это конечно очень хреново". Может быть кто-то отметил, что процедура проверки на невменяемость и получении лицензии на оружие, это несмешной цирк и фарс?

Нет! Они все, как самые распоследние пидорасы, начинают обвинять во всём государство, общество (включая преподавателей и студентов, которые попали под обстрел вообще то). Ах да, и любимая дисциплина олигофренов - сравнивать оружие чьим единственным назначением является убийство людей, с автомобилями и мешками удобрений. У этих пидорасов, вообще отсутствуют даже зачатки малейшей эмпатии хоть к кому то, кто не является таким же хлопкоёбом как и они. Про совесть и здравый смысл не говорю, ибо нет смысла обсуждать то чего нет.

А теперь просто почитайте сколько их, и представьте сколько этих больных на голову уебанов, ходит среди нас. Ходит считая в своём праве, компенсировать свой маленький хуй большим стволом, при том что большинство из них даже оружием то пользоваться нормально не умеет.

Иногда мне кажется что принудительная стерилизация, это не так уж и плохо. Что бы подобное говно не размножалось, и его не становилось больше.

За все годы нахождения в интернете я просто не встречал более законченный уебанов. Эти люди опасны, они все поголовно эгоманьяки с жутким комплексом неполноценности. И да, уебанское государство, дало им всем право носить оружие. Хотя их всех надо под замком держать.

Времена, они меняются

Это не всегда хорошо, и не всегда плохо. Они просто есть.

Мы долгие годы были страной кулака, потом страны кастета и дубины. Мы ведь не Америка, где есть револьвер у каждого гопника.

В чём фундаментальное изменение нашей текущей реальности? Да и не только нашей?

То что мы похоже очень скоро станем страной пулемёта и дроби.

Порядок диктует определённые границы. Даже в борьбе против худших из худших, при наличии условий принципа "не убий", есть возможность не убивать. Потому что у отбросов такой возможности нет.

Наблюдая как система последние несколько просирает практически весь относительный, но установленный порядок установленный за последние 20 лет, привожу я к неутешительным выводам. Государству скоро понадобятся ребята, которые сначала стреляют, а потом думают. Или умеют очень быстро думать в процессе (это в идеале, жизнь как правило циничнее).

Просто потому что, днища пробиваются с такой скоростью, что скоро на улицах будут трупы горочкой. И дубинки и кастеты уже не помогут, потому что у швали уже будет всё что их душе угодно.

Ну или государству не понадобятся стрелки. Ну это значит что государства у нас уже нет.

Лихолетье 0.2. Где то пока в начале

Я сам не верю, но да, я продолжаю писать то что давно забросил. Просто мне кажется, это актуалочка. Особенно на фоне Кабула. Или скоро ей станет. Так что как то само в голове сложилось.

Если что, началось всё здесь.
https://fuflopisatel.livejournal.com/677605.html
https://fuflopisatel.livejournal.com/678984.html

...

Типичный украинский боевик, мало чем отличается от подобных типажей во всех странах мира что постигла схожая беда, радикализации общества и падения страны в нищету. Главное найти внешнего врага, а там хоть трава не расти, зато на него можно сходу все проблемы списывать. На Украине была своя пост-советская специфика, а именно, выродки порождённые неработающей наверное с эпохи пост-инсультного Брежнева исправительной системы. И если в России хоть какие то попытки эту систему перестроить (и то хреновые) предпринимались, в Украине всё это цвело и пахло все 20 лет, а в 2014 году новая власть в лице олигархов, разумно решила что тюрьмы это место где находиться ценнейший актив. Не для войны, нет, для начала передела. Олигархам и чиновникам понадобилось мясо что бы грабить награбленное и то что ещё было не ограблено. Но внезапно, люди на востоке Украины отказались прогибаться. А потом туда пошло оружие и деньги, добровольцы появились. И сразу как то стало не до передела и грабежа, к тому же западные спонсоры, у которых были большие планы по превращение Украины в таран против нас, поприжали местным яйца стальными тисками, им нужна была управляемая страна, а не какой ни будь Судан или уж тем более Сомали. И вот бандиты сами как не поняли, оказались втянуты в войну на востоке Украины.
Из уголовников хороших боевиков никогда не выходило. Урки они и есть урки, они только за свою шкуру трясутся, но получив боевой опыт на войне, они превратились для нас в знатную головную боль. Автомат в руках делает опасным даже обезьяну, а если эта макака (это умозрительный пример, я не хочу обидеть макак) ещё и обучена грамотно этим оружием пользоваться, а самое главное охоча до бабла, а так же любит и ценит вкус человеческого мяса... Крови мы хлебнули и ещё хлебнём, к сожалению. Воевать с тем кто сильно хочет жить проблематично, но про них можно однозначно сказать одно, они совершенно точно не готовы идти до конца что бы выполнить боевую задачу. Хотя тех кто на кураже тоже встречали. Кончают они плохо, у нас в отделе в этом плане всё на удивление не бюрократично, работы с бумажками минимум.
Потом шли ручные тузики Турчинова, менты и «вованы» и всякие опять же бойцы «нацгвардии и нацбатов». Но с этими всё просто, что-то из себя представляет как боец один из пяти. Остальные это такое говно, которого у нас в органах давно уже нет, даже в самых тьмутараканских уездах. Деградация органов в Украине длилась долго, и была гораздо более критична чем у нас. Это не значит что там не было настоящих ментов, я с Луганскими ребятами (из которых до половины, начинали ещё в Украине) работал и могу сказать что более чистых помыслами и честных служак, не избалованных деньгами, не встречал нигде, совершенно точно не в Москве. Но самые крутые и простые парни это «Беркут», которые не принимали решений и ни на что не влияли, когда их в 14-ом году сдали свои же командиры, тогда то последние настоящие менты в нэньке и кончились. Знаете таких подвид чмошников, которые обожают везде и всюду самоутверждаться? Но у таких людей как правило есть тормоз, в виде страха ответить за содеянное. Как правило, такие люди получив право творить всё что вздумается, попросту превращаются в конченных тварей. Как правило среди них имелись люди хоть с какими то зачатками высшего образования и мозгов, а так же врождённая тяга к наживе, так что как правило если речь шла о бизнесе, из этого торчали рыла каких ни будь лиц в погонах. И на их фоне даже уголовники выглядели похожими на людей. Более мерзопакостных и готовых сожрать своего, чем эти мрази, я не видел нигде и никогда. Серьёзно, уж про нашу то службу много плохого говорят, особенно всякие либералы и «типакоммунисты». Но уверяю, такого рода существ у нас попросту нет. Среди них много перебежчиков, как правило тех кто просто очень сильно ценит свою шкуру. Толку от них как правило очень немного. Зато крови на руках, по локоть.
Следом шли фанатики, настоящие. Пацаны которым тщательно промывали мозги пропагандой нон-стоп начиная со времён Ющенко. Промывали денно и нощно, и это дало свои плоды. А потом в специальных лагерях подготовки, бывшие силовики западных держав служащие ныне в различных частных шарагах вроде той же «Академи», учили их воевать и убивать. Без пощады, методично, целеустремлённо, беззаветно. Они не задавались какими то вопросами бытия, о том что хорошо и что плохо. И как не странно, мне их понять легче всего. Они просто шли на войну убивать того кого считали врагом своей страны. А когда у тебя на глазах умирают твои братья по оружию, когда тебя пытаются убить, все вопросы норм морали отпадают в сторону, ты просто пытаешься выжить и выполнить боевую задачу. Как не странно именно среди этих ребят было больше всего тех кого мы смогли просто вытащить с войны, а то и перетащить на свою сторону. В какой то момент от войны устаёшь, особенно когда понимаешь что в этой войне что-то глубоко неправильно. Через несколько месяцев или несколько лет, но у многих наступал этот самый момент просветления. Многие просто ушли в Россию. У многих из них была кровь на руках, многие из них сидят за совершённые преступления. Были те кто перешёл на нашу сторону, таких мало, но есть. У диванных ура-патриотов сейчас наверное пена из-за рта идёт и начинается припадок, но и такое тоже бывает. На солдатах вины нет, они просто выполняют приказы, а половина всех этих отморозков были просто пушечным мясом которых убедили что они последняя надежда своей страны. Но к сожалению, как это часто бывает, войны и вкус крови отталкивают не всех. И многие находят привлекательным всё это. Они любят убивать, им нравится их «работа». Многие начинают видеть в войне возможности для того что бы подняться. Кто войти в криминальный бизнес, кто получить высокий пост. Кто-то просто урод, который любит делать всё что в больную голову взбредёт, и что бы ему за это ничего не было, ища для себя оправдание в том что «война это ад». Таких к сожалению не мало, и именно эти подонки были самыми опасными из всех. Они не считались не со своими не с чужими жизнями, умереть за страну для них высшая честь, выполнить задачу смысл жизни. Они подходили ко всему серьёзно, всегда стремились довести дело до конца. Не говоря уже про банально азарт игрока и воинскую удаль. Пожалуй их даже можно было назвать достойным противником, если не обращать внимания на их методы достижения цели.

Проблема для всех нас, заключалась в том что Семён Владиславович Зурабов не был не первым, не вторым, не третьим типом. Он представлял из себя четвёртый, крайний тип. И был самым нашим опасным врагом.
Родился в семье инженера геодезиста и учительницы математики. Мальчик не очень хорошо учился в школе и любил подраться. Но мальчик поступил в военную академию и стал как шёлковый, начал расти над собой. Характер жёсткий но хладнокровный, напористый, всегда добивается своего любыми возможными способами ,но уважает дисциплину и субординацию, физически отлично развит и стремиться бить все рекорды. Большой знаток и любитель истории и различной связанной с темой литературы. Серебряный призёр республиканского первенства по плаванию. В возрасте 19 лет написал тридцатистраничный научный трактат на тему германских походов Римской империи. Академию закончил с отличием. И мог бы сделать карьеру где угодно, но поступил на службу в Аэромобильные Войска. Две командировки в Ирак, где его подразделение демонстрирует свои лучшие боевые качества. А затем внезапный подвиг, спас нескольких канадских военнослужащих от участи стать мучениками демократии в руках неких очень злых суннитов. Повышение, награда из рук самого командующего союзных войск в Ираке, стажировка в Форт-Брэгг где квартируются знаменитые «Дельта». В 2011 году получает в своё подчинение роту специального назначения. В работе с личным составом наблюдается упор на отточенность и слаженность действий, его подразделение является одним из лучших во всех аэромобильных войсках (что надо отметить, дорогого стоит, десантура у хохлов это наверное единственное место где служили те кого можно назвать солдатами). Однако наблюдается излишняя жестокость, неприятие авторитета других командиров включая вышестоящих, склонность к постоянному соревнованию и переусложнению поставляемых учебных задач, исключительно ради триумфа от решения головоломки и преодоления препятствий.
Короче, не буду утомлять вас официальными терминами из докладов ведомственных мозгоправов. Наполеончиком был наш Зурабчик. При том наполенончиком вполне себе успешным, не иначе как реинкарнация. Уважали его и ценили в армии, даже в украинской, потому что таких как он почти что нигде не было. А потом случился Донбасс, а Зурабов начал быстро подниматься по службе. Особенно хорошо он и его люди сработали в Донецком аэропорту, именно под его командованием десантники долго и упорно сражались за то что потом превратилось в руины, нанеся ополчению самые большие потери за весь конфликт. Да и по остальной зоне конфликта он погулял «знатно». Он умел воевать, он любил воевать. Он был отличным командиром, и самое главное, для него всё это было изощрённой азартной игрой на ум, смекалку и на то у кого хребет крепче. И для него, победа это всё что имело для значение. Он перестал жалеть и своих, не говоря уже про чужих. Они пытали и убивали пленных, уничтожали цели всеми способами не считаясь со сторонними потерями. При том что умом то он понимал, что Украина эту войну не выиграет, потому что победа в этой войне никому не нужна. Потому что война это выгодный бизнес, и самое главное, всё ещё многие боялись что Россия придёт. А с ней воевать уже не получится. А Зурабов хотел победить, любой ценой. Потому что человек нашёл в жизни свою немезиду и свою работу мечты. Тогда то он и начал активно работать с ультраправыми группировками, что очень сильно не нравилось его командирам. Но лучшего высокопоставленного офицера ВСУ убрать с фронта никто не решился. В период с 2017 по 2020 год Зурабов тихо сходил с ума от происходящей вокруг скуки. Он хотел воевать и побеждать, а войны по большому счёту то и не было. В марте 2020 года он ушёл со службы, с полным мешком регалий, вслед за ним ушли 20 его бойцов. Они влились в новую создаваемую СБУ и военной разведкой Украины ветвь УНА-УНСО, в чью основную задачу входила подготовка полноценной террористической войны против Российской Федерации и её союзников (Белоруссии в первую очередь). Эту ветвь курировали и ЦРУ и МИ-6, и французская разведка и поляки в конце то концов. Отношения с западом становились всё хуже, экономика падала всё сильнее, а после обновления статуса союзного договора РФ и РБ, стало понятно что Россию надо топить пока та вновь не начала собирать вокруг себя бывший СССР в СССР 2.0. Не вышло, дефолт в Америке случился раньше чем по нам смогли ударить. Мировой экономике поплохело так, что мы натурально чуть все не двинули коней, обалдев от того что главная мировая валюта стала стоить меньше чем туалетная бумага. Но в Москве кто-то позвонил в Донецк и сказал «пора». А те не стали долго ждать и при негласной нашей поддержке, вошли и в Харьков, и в Сумы, и в Мариуполь, вошли практически без боя. Дай им волю, вошли бы и в Днепропетровск и в Полтаву, но не успели, на шестой день конфликта на территорию Украины вошли войска Германии и Польши, членов ещё живого НАТО. А на территорию Новороссии соответственно мы и белорусы, расклад сразу стал понятен. Чуть что не так, привет большая Европейская война. Лично я не думаю что дошло бы до обмена ядерными подарками, но то что закуситься могли как минимум на уровне первой мировой, однозначно. А на фоне того как весело стало с экономикой, не им не откровенно говоря нам это было не в кассу. Так бы можно было вообще откатить нас всех до уровня третьего мира за пару недель. А воевать до упору как не прискорбно, не хотели не они не мы. Я считаю что надо было додавить, уступили бы. И мы бы сейчас не были в такой жопе. Но это не мне решать к сожалению...
Зурабов слетел с катушек окончательно, став главным боевым активом партии реваншистов в Киеве. У него теперь были все кто ему нужен, СБУ, ВСУ, МВД, УНА УНСО и возрожденная УПА, некоторые сочувствующие олигархи. Он стал авторитетом, главным стратегом всей концепции, если можно так выразиться, террористической войны против нас. Но самое главное, он сам не чурался этим заниматься. И его считывали, принимали в расчёт. Но недооценили его дерзость и смекалку. И слабость наших правоохранительных органов, отсутствие в необходимых количествах глаз, ушей и мозгов... В общем, трагедия это всегда дитя многих неудач и недоработок. Но едва ли это можно считать оправданием или утешением для тех кого с нами уже нет. И самое главное, война ошибок не прощает. А мы были на войне.

Дома из Глины 2

В прошлый раз.
https://fuflopisatel.livejournal.com/838013.html

...


Под оборудование и оружие выделили большую секцию в правом крыле парковочного яруса. Здесь выставили кучу ящиков и контейнеров из запаса МосКома. А запасов оружия и амуниции у МОБа в целом, было более чем достаточно. Здесь было тесновато, все сотрудники готовились к выездам. Сборами командовал Свердлов, точнее командовал он своими людьми, остальным «раздавал рекомендации», но возражать никто не стал. От этого не сказать что бы могучего телосложения славянского мужичка средних лет исходила сильная энергетика.
Никаких жилетов скрытого ношения! Всем надеть бронежилеты от второго класса и выше. Разрешено ношение оружие пяти классов, по пятый включительно. По одной единице оружия пятого и четвертого, класса на каждого члена группы. Всем иметь не менее трёх запасных магазинов в каждой единице оружия. Всё оружие проверить на предмет неисправностей. Каждому иметь при себе рацию среднего радиуса действия, так же всё перепроверить на предмет неисправностей. В случае неисправности, можете менять оружие сразу.
Кто-то спросил. - Ну и на хрена мы должны всё это делать?
Что бы в живых остаться! Считайте себя в зоне боевых действий! Мне повторить что ли?!
Больше желающих возражать не нашлось. Но троицы это пока не касалось, они выбрали самый дальний угол. Да и в целом все были увлечены сборами.
Нас снова двое, как старые добрые. - Заметил Дима. И это правда, Бати здесь не было, Антона тоже. Только он и Анзор. И парень из ФСБ, очень молчаливый парень из ФСБ. Перед ним было несколько стандартных контейнеров МОБа, продукт милитаризации и унификации правоохранительной системы. А так же избыточного финансирования, денег стало столько, что внедрили армейскую систему мобильного хранения и транспортировки комплектов оборудования. Стандартная гвардейская-полицейская экипировка на восемь человек, упакованная в квадратный стальной ящик внушительных размеров с ручками и на колёсиках.
Сначала была очередь бронежилетов. В такой вот «тревожный» период, предполагалось всеобщее ношение бронежилетов второго класса, даже оперативникам в штатском. Дима снял пиджак и кинул прямо на контейнер, а сверху пристроил шляпу. Старый добрый усиленный кевлар весил внушительно, тяжелее чем какой ни будь пуховик. Но уверенно держал даже пулю из калаша, хотя бы на средней дистанции, на сокращённой дистанции уже могли возникнуть проблемы. Особенно если будут стрелять в голову...
Кирилл, можно я буду звать тебя Кирилл?
ФСБшник напяливал поверх белой сорочки такой же стандартный бронежилет. И видимо был так сильно увлечён что не ответил. Анзор делал тоже самое.
Кирилл, ты на нашего скромника внимания не обращай. Он тебя ещё успеет задолбать.
Ты можешь хотя бы на пять минут перестать это вот делать?
Когда ты перестанешь клоуничать, тогда и перестану. Сегодня не уместно, тебе не кажется?
А может ты уже перестанешь душнить и немного взбодришься?
Твоя проблема в том, что ты от себя круглосуточно в полном восторге. Ты никогда не думал как это бесит?
Ты сейчас говоришь как Мария. Чувак, я тебя тоже очень люблю.
Обаяшка бля...
К ним со стороны подошли трое. Как их называли «Взвод Жестянщиков», так уж получилось, специалисты по всему что связано с теневым автобизнесом, контрабандой и вообще с тем что быстро и громко ездит, хотя формально специализации у групп всё же не было, каждая из них имел свой определённый круг обязанностей. Егор Борзунов — капитан полиции, слегка раскабаневший украинский мужичок средних лет с характерной обширной щетиной постоянно держащий две сигареты у себя за правым ухом и одетый чуть ли не в спортивную одежду. Субтильный и с нахальным лицом светловолосый паренёк Константин, не смотря на возраст уже прожённый ветеран. И Анна, невысокая но широкая в плечах женщина с тугим пучком на голове и большими голубыми глазами.
Анзор? Дима?
И тебе привет мой маленький кикбоксёр. Вы куда собираетесь?
Каширский авторынок. - Ответил за неё Костя. - Гриша «Кульбит». Слышал о таком?
Это который два года назад на хапок новеньких «корейцев» взял штук восемь, а их у него увела банда лободятлов недомерков прямо из под носа? Офигенный криминальный авторитет...
Ну офигенный не офигенный... - Аня натянула через голову жилет и начала его застёгивать, пока первая троица уже начала доставать рации и пластиковые «браслеты» наручников. -...А Каширский рынок держит. Не всё же геройствовать как вам...
Аня осеклась, Дима в ответ в прочем, просто хмыкнул.
Извини я...
Да ничего.
Канаев, Асланбеков. Сегодня без геройства ладно? - Сказал наконец слово Борзунов.
Конечно Егор Палыч.
Ага, конечно, а потом как всегда... хорошо вчера сработали. Но так везёт не только лишь всем и не только лишь всем. Понимаешь?
Да. Я понимаю.
Кэп, что с ними может случится? - Не без язвительности в голосе ответила Аня. - Они ведь наши терракотовые солдатики, их нельзя сломать.
Не заигрывай со мной, солнце, я же замужем. Вот молодая поросль — Дима кивнул на службиста. - Он весь твой, всё как ты любишь. В твоём вкусе насколько я знаю.
Канаев, осади. - Не сказать что бы раскусив юмор ответил Костя.
Дышите носом Константин! Шютка! Юмора! Правда я не совсем понимаю, а чего...
Дим! Замолчи а?! - Окрикнул его Анзор.
Да, ладно, простите. Я сегодня сладкого пережрал, бывает такое, знаете. Вот у тебя бывает Кость?
Дим, отъебись.
Аня посмотрела на Кирилла оценивающе, ФСБшник сделал вид что не заметил, хотя на самом деле тоже бросил взгляд на девушку. Но упёрся взглядом на сей раз в оружие. Девушка слегка улыбнулась. Анзор начал доставать из ящика оружие, сначала пошли пистолеты, «Штрауны» и «Стечкины» и боезапас к ним.
Ребята, табельное ведь у всех с собой я полагаю.
Неровный строй голосов говорил что да.
К ним дополнительно подберите. Чем больше чем лучше, так спокойней.
Думаешь будет худо? - Спросил Костя.
Надеюсь что нет... бывало и круче считаю. Сегодня Бог за нас.
Откуда такая уверенность? - Вновь спросила Аня.
Просто знаю.
Учитесь коллеги. - Настоятельным тоном сказал Егор Палыч. - С нами человек чётко видящий цель и все пути к её достижению.
Когда ты желаешь жить, ты умираешь пытаясь. И только когда ты хочешь умереть, ты начинаешь жить. - Все сотрудники полиции повернули головы и уставились на совершенно молчаливого до этого молодого службиста, который основательно и методично готовил боезапас. Ответить что либо на это утверждение никто не смог. Поэтому последующие минут семь собирались молча. В конце-концов обе троицы были готовы. И все стали уже одевать верхнюю одежду. Капитан осмотрел коллег.
С Богом, что бы все вернулись сегодня домой.
А где ключи брать? - Уточнил Анзор.
Все ключи в машинах, берите любую.
Не фига себе. - Дима слегка удивился. - Это кто же нам так с транспортом подсобил?
Мы. - Ответил парень службист. - Все машины на балансе ФСБ, выделили кучу ресурсов на эту операцию.
Ну спасибо.
Всё ребят, в расход, что бы вечером все были здесь.
Обменявшись рукопожатиями группы пошли к машинам. Вокруг них уже повсюду началась та же суета, оперативники и собровцы в полном обмундировании были готовы к выезду, Свердлов распределял бойцов. Но не Дмитрий, не Анзор, ждать свою двойку не собирались, пройдя до совершенно идентичного ихнему, чёрному «Транзиту». Дима сразу завалился через заднюю дверь.
Да тут даже пахнет так же.
Мы что не будем ждать? - Без какого то удивления или тени интереса, спросил парень, остановившись у передней двери.
Нет. - Ответил опер обегая машину спереди. - Поверь, сегодня у всех работы за глаза хватит. А мы и сами справимся.
Парень проглотив пару резких слов, сел на своё место и громко хлопнув дверью. И уже через минуту машина взревев мотором, через открывающееся ворота шустро направилась к одному из «рукавов» Ленинградского проспекта.

...

Ну потому что идеально, я считаю.

На войне как на войне 9

Ранее. https://fuflopisatel.livejournal.com/847604.html

Московский район. Санкт Петербург. 18 октября.

Работа велась по стандартной схеме, ибо всё старо как мир. Количество камер в Петербурге по состоянию на тот год? Ну они были, только вот большинство из них так и не было сведено в единую сеть. Всего в общей системе общегородского наблюдения насчитывалось порядка полутора тысяч камер. Из которых более половины, были камерами дорожного наблюдения. Причём чаще всего такого дрянного качества (или просто старые, установленные в городе к его трёхсотлетию) что кроме как выписывания штрафов и поиска нарушителей ПДД они ни для чего не подходили. Оставшиеся камеры располагались на территории государственных учреждений различного назначения и на территории вокруг них, а так же на территории ЖК комплексов и особо богатых дворов, куда камеры вроде как устанавливать можно было только на свои но... в общем, искать по системе видеонаблюдения дело было сугубо безнадёжным. Сработали другие методы.
Collapse )

Ну а что ещё я по вашему мог сюда вставить?))

На войне как на войне 8

Предыдущее. https://fuflopisatel.livejournal.com/754443.html


30 минут спустя.
Машину оставили примерно в километре от точки встречи. Последний километр тащились еле-еле, с выключенными фарами, использовали ПНВ. Степь в этой части была не совсем ровной, и автомобиль остался скрыт в складках местности, преодолев «волну» из широкого холма, группа увидела объект. Одинокие руины посреди уже ровного поля уходящего далеко за тёмный горизонт. Сверху начинал накрапывать мелкий и противный дождь, и было чертовски промозгло и сыро. Все семеро двигались тихо, неторопливо. На отметке пятьсот, «засели», обзор с такого расстояния требовал специальной оптики. Самый молодой член отряда (после Птахи) Семён, большеглазый зеленоглазый парень с не по уставу длинными волосами торчащими из под шлема, достал из вещьмешка объёмный ПНВ дальнего видения. Герберг подошёл и сел рядом. Семён описывал увиденное.
Шесть прожекторов, выключенные. Справа большой крытый прицеп от тягача с тарелками. Мишеней не наблюдаю не снаружи не внутри, активность на нуле.
Ждут?
Ждут, гарантирую как в аптеке.
Я бы ещё подходы заминировал, основательно так. - Заметил Мелех. - В две линии.
Думаешь у них есть ресурс?
По моему им только танков не хватает. И гласа Божьего в помощь.
Не богохульствуй. - Едко ответил Рокер.
Тихо или громко? - Спросил Герберг у Мелеха. Старшего человека в отряде, да и просто самого опытного из всех здесь присутствующих.
Мало информации. Надо тропу искать и медленно спускаться. Мы даже не знаем сколько их. Ими тут могут все окрестности кишеть.
Одна дорога, хотя бы для отхода у них точно должна быть. - Сказала Мартена, выцеливая территорию из своего СВД с ночным прицелом. - В случае атаки они должны быстро уходить. Значит нужна прямая дорогая с минимумом препятствий.
Рокер смачно сплюнул. - Судя по сводкам, они скоро должны с места сорваться. Может мы их по дороге встретим?
Они будут готовы к этому. - Отметил Мелех. - В прочем как и к тому что пойдём на них.
У нас нет времени ждать подходящего момента. - Парировал Полковник. - Они там сейчас могут уничтожать стратегически важную информацию. А так у нас есть хоть небольшой шанс застать их...
Договорить командир не успел. Потому что вся группа дружно шлёпнулась на задницу, а Мартена громко выругалась, едва не ослепнув, Шмель тоже сдерживаться не стал. Прицеп от тягача сначала ярко вспыхнул огненным шаром, а затем этот шар превратился в чёрных от дыма цветок, устремившейся в небо. Бойцы «откатились» с края склона инстинктивно, и это скорее всего спасло им жизнь. Прожектора ярко вспыхнули, высвечивая территорию на добрые пол километра с лишним вокруг. Чёрный цветок дыма над сгорающим остовом контейнера, уже расцвёл во всю и закрыл и без того чёрное ночное небо. Не прошло и минуты, как землю вокруг кромки склона и взорвалась фонтанами земли, от огненных линий вспарывающих воздух. Судя по грохоту, стреляли как минимум из нескольких крупнокалиберных стволов. Мелех заорал.
Полковник, нам надо на них идти! Я, Шмель и Семён заходим слева. Остальные справа, прикрывайтесь дымовой завесой.
Вас размажут!
Мелех явно был в восторге от происходящего - Не размааажут! Мы низенько!
Добро... расходимся!
Группа разделившись начала расползаться в разные стороны. Когда не в более чем метрах десяти от них, прогремел сначала один, а затем и другой взрыв. По ним стреляли из гранатомётов.
Их спасло только то, что никто явно не распознал с какой стороны они идут, осторожность спасла их. При более точной концентрации огня их бы положили на месте всех. Стрельба велась около двух минут, превратив участки степи вокруг самодельной крепости, в один сплошной лунный пейзаж с некоторыми уцелевшими участками горящей травы. Оружие надо было перезарядить, некоторым стволам дать остыть. Те кто внутри, знал что это фора для штурмующих. И те кто штурмовал, знали что их ждут, и поэтому стремились выйти на огневые позиции максимально быстро. А вот с прожекторами надо было что-то делать.
Сначала в воздух из ручных гранатомётов РГС-50, Шмель и Рокер начали обстреливать «фронт» перед зданием дымовыми шашками, стараясь их не жалеть. Учитывая количество дыма в воздухе, создать завесу было не так уж и сложно. В этой же самое время, все остальные открыли огонь по прожекторам, да и по окнам тоже били не жалея патронов. На заходящую справа троицу обрушился беглый огонь, стреляли практически в слепую, что и спасало. Троица так же бегло отстреливаясь, постепенно шаг за шагом сокращая расстояние, двигались к стенам здания. Опять же, казалось что всё это длится очень долго. Адреналин ускорял реакцию, ужесточал её. Но по факту счёт шёл на считанные секунды. Пока основная четвёрка заходящая слева, преодолев завесу буквально врезалась спинами в бетонную стену. В пустой зёв дверного проёма и окно влетели по осколочной гранате. Матерные вопли на турецком потонули в звуке двух громких разрывов слившихся в один. Четвёрка стала аккуратно входить в помещение. Оно было просторным, большим. Крупное сельскохозяйственное здание снаружи совсем не казалось таким большимЧерез ПНВ всё было плотным, фигуры имели чёткую структуру но как будто сливались с общим фоном. За дверь вперёд шесть метров пустоты, не считая отчётливо различимых двух тел на полу. Рядом с ними лежало их оружие, весьма тяжёлое. Четверо разделённые на две двойки и бредущие вдоль стен остановились когда услышали громкий крик на отчётливом русском. Откуда то из-за стены.
Мы сдаёмся! Мы военнопленные! Мы сдаёмся!
Герберг жестом остановил четвёрку и вызвал троицу. - Отбой ребята, входить без стрельбы. - А потом спросил. - А чего это мы вам верить должны, господа?!
С того, что у меня приказ моего командира. Нам приказано сложить оружие и сдаться. Мы за этой стеной, мы сейчас сложим всё своё оружие. Ты обещаешь не убивать нас?
Я вам всем гарантирую жизнь. При условии что вы не будете нападать. Это ясно?!
Да! Мы сдаёмся!
Четвёрка вошла в самое большое помещение. Разбитое вдребезги оборудование, перевёрнутые мобильные столы и стулья, лежащие на полу и разбитые малоразмерные прожекторы. Но парочка ещё работала. В воздухе воняло порохом, дымом и кровью. В разных частях помещения лежало четверо, очевидно мёртвых. Напротив них стояло семь человек, двое, поддерживаемые товарищами, явно в очень плохом состоянии. Ещё двое едва живых лежали у них за спинами. Всё их оружие лежало на полу. Убрав от глаза окуляр, Полковник осмотрел всех. Лица от похожих на европейские, до вполне себе восточных, но у всех общие черты. Он почему то догадывался что перед ним турки. Главного он тоже выглядел сразу, двухметровый бородатый парень чуть за тридцать. Он единственный из всех кто поднял руки.
Я гражданин Турции и Азербайджана.
Да мне похуй... сдаётесь значит?
Сдаёмся. Моим людям нужна медицинская помощь. И с вами хочет поговорить командир?
Пока четвёрка не опуская оружия держала под прицелом противника, незаметно к ним присоединилась троица.
Командир?
Да, он уполномочен с вами говорить.
Полковник хмыкнул, но винтовку опустил. - Ну и где он?
Командир боевиков указал пальцем в проход ведущих за комнату, в глубь здания.
Ладно. Все в наручники, раненым оказать медпомощь. Вызовите сюда санитаров и транспорт.
Понял. - Ответил Мелех.
Боевики опустили руки и позволили бойцам спецназа манипулировать ими так как им будет угодно. И те не опуская оружия, не встречая сопротивления начали обыскивать задержанных и собирать их оружие. Не опасаясь внезапной атаки, зная что она невозможно, командир уверенным шагом пошёл вглубь здания. Оттуда доносился совершенно странный для этого места запах.


Collapse )


...

Долго выбирал, решил что эта в тему.

"Подольские курсанты" 2019

В октябре 1941 года, три тысячи курсантов, пехотинцев и артиллеристов, проходили обучение в артиллерийском и пехотном военных училищах расположенных в Подольске. Ещё вчерашние дети (да и не вчерашние, многим из них не было и 20 лет), они должны были по окончанию учёбы пополнить собой военные части в стране, в качестве младшего офицерского и командирского состава РККА. До окончания учёбы и отправления и торжественного выпуска оставалось не более трёх недель. Но в связи с крайне тяжёлой ситуацией на фронте, все три тысячи курсантов пришлось в срочном порядке перебрасывать под Можайск, на 37й-Малоярославский укрепрайон, что бы создать немцам хоть какое то значимое препятствие на этом направлении, до тех пор пока не будут выстроены полноценные оборонительные позиции. Укрепрайон удерживался с 6 по 20 октября, из трёх тысяч курсантов, в живых осталось менее пятисот. Но они встав насмерть, удержали рубеж столько сколько было необходимо, уничтожив более двухсот вражеских танков и пяти тысяч солдат противника.

Остальное можно при желании и прочитать где то, ибо материала исторического на тему много.

Что же касается фильма, то он всё вышеописанное показывает очень хорошо. Это реально очень хорошее, зрелищное, и одновременно с этим очень живое кино. И оно реально тяжёлое, потому что вся суть времени, трагедия войны и вся глубина подвига показана как есть. Три тысячи пацанов вместе со своими командирами (которые сами то, не сказать что давно были такими же пацанами), стояли насмерть потому что знали что кроме них этого никто не сделает. И свою работу они выполнили до конца. С одной стороны, огромная трагедия множества людей, целого поколения и каждого в отдельности. С другой, бессмертный подвиг, участники которого оставили себя в вечности. И авторы старались как могли, что бы перенести это на экран. Кино просто удивительно честное. В нём нет ничего из того, за что справедливо ругают современные фильмы о войне. Все кто участвовали в процессе, участвовали в нём со всей душой, явно понимая значимость того что они делают. И это безусловно достойно уважения. Если и надо снимать историческое кино по реальным событиям войны, то снимать его надо только так.

8 из 10. Приятно удивили. И одновременно с этим при просмотре и после о много задумываешься. Это реально достойное кино, как знак уважения. Нам такого надо безусловно больше.