fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

На войне как на войне 11

Авиабаза «Энгельс». 11:00 по Москве. 18 октября.

Обстановка военного аэродрома всегда своеобразна. В первую очередь, здесь всегда важна не сколько точность, сколько скорость. Высадка-посадка, проверка всего, время на обслуживание, считанные минуты чётко прописанные в регламенте. Здесь не всматривались в лица и не задавались вопросами, да и на самом деле, особого времени на это не было. Но в этот раз особо не торопились, да и бортов прибыло целых три, и поставили их не слишком далеко друг от друга, всего то в сотне метров. Все три борта официально были военные, разве что отличались некие юридические детали. К самолётам, освещая путь через сумеречное утро под низким ливневым небом, подъехал «паровозик» из трёх машин скорой помощи, двух уже подержанных «Лэнд Роверов» принадлежащих ФСБ, два «Лэнд Крузера» и тонированный фургон «Додж» зарезервированные за военной разведкой. Орлушу и Карбараса перемещали в лежачем состоянии. И две скорые встали друг от друга метрах в ста. Оставив машины у самого ангара, Хайфа, Таха, Гудвин, Птаха, Степаша и Гавр обменявшись рукопожатиями, начали выгружать походные сумки, где было и оружие, и снаряжение, и те элементы верхней одежды в которых они приехали, так как обратно их одевать было некогда да и не зачем. Все кто был сильно травмирован уже погружались в самолёт. Говорить было практически невозможно, потому что двигатели уже начали потихоньку разгонять. Поэтому Уват, Шерха и Рыба пошли в место между бортами. Отсюда они могли наблюдать, как у третьего самолёта собралось оцепление в 15 бойцов «Вымпела» в чёрной униформе. И как Герберг со своей частью отряда, выгружали из подъехавшей «Шишиги» группу арестантов и заводили их туда. Но подробностей было не разглядеть, далековато.
Ну что мужики? - Уват посмотрел на товарищей ужасно уставшими глазами. Хотя они у всех были такими. - Могу лишь снова у вас прощения попросить. Пригрел гадюку...
Да перестань ты. - Парировал Шерхан.
Что перестань? Я его столько лет знал... до сих пор поверить не могу.
Что будет с отрядом? Думаешь трибунал?
Не знаю... прокурорские сегодня весь день мозг выносили. Вместе с нами летят в Москву. Там продолжат. Разбирательство точно будет.
Не твоя вина, и не наш уровень. Выше и глубже. Мы просто солдаты, нам приказывают, мы выполняем.
Мы разведка... разведка не должна так лажать.
Под Гудермесом было круче. - Сказал обычно очень молчаливый Рыба. На что оба коллег хмыкнули.
Это да... было. Ну, дай Бог свидимся ещё...
Коллеги пожали друг-другу руки.

Хайфа подбежал к двум гражданским и двум военным санитарам, занимающихся погрузкой большой кровати с подключённой капельницей. Ситуацию усугубляло то, что приходилось орать. Точнее никто бы не орал, если бы не Хайфа.
Аккуратней с ним ребята!
Будем, только не мешай! - По делу огрызнулся один из «военных», так как Хайфа разве что не прыгал вокруг них.
Карбарасик, ты как?
Да нормально был, пока тебя не увидел.
Очень смешно!
Хайфа! Ухи надеру! - Окрикнул его Таха.
Ой да ладно, чё нервные такие все?!
Пройдя в центр салона, Хайфа плюхнулся рядом с Берсом.
Ты как?
Нормально... жить буду. Сколько до Москвы лететь?
Часа полтора — два. - Ответих Таха, стараясь закрыть глаза и подремать, хоть и мешал яркий свет. Грузовой салон был пустым и оттого казался огромным. Военные санитары фиксировали в специальные пазы кровать и крепили её кабелями. В это самое время Гудвин и Птаха закинули последние сумки с оборудованием, и тоже упали рядом. Птаха подошёл к Карбарасу.
Ну ты как старый?
Нормально... сейчас вколют там всякого, высплюсь хоть наконец.
Пациенту отдых нужен. - Сказал один из санитаров. Он слабый пока ещё... обязательно же в Москву надо.
Я им тоже говорил... может я в Саратов хочу!
Карбарас улыбнулся, крепко пожав за руку Птаху. Пока санитары добавляли в капельницу обезболивающие. Парень был молодой ещё совсем, он уже бывал на операциях, но за раненных переживал просто до ужаса.
Птах, давай к нам. - Гудвин рукой подозвал молодого к себе. Тот с выражением лица «не жив не мёртв» пошёл к товарищам и на седушку попросту рухнул.
Пиздец... какой же пиздец.
Эй! Отставить уныние молодой! - Снова громко сказал Хайфа, хотя внутри самолёта гул уже был точно не такой сильны как снаружи. Таха его аж ударить захотел, но не стал.
Ты можешь не орать!
Да чего? Ребята, мы сегодня большое дело сделали. Кучу народу спасли...
Это да. - согласился Берс. - только вот везение это было. Краем обошло.
Егор, ну хорош а? Опять ты начинаешь... у тебя всегда стакан наполовину пуст. - Парировал Гудвин.
Полностью согласен. - уже прикрыв глаза сказал Птаха.
И я тоже. - Сказал Таха.
Вы что издеваетесь да?
Берс, ты истеричный пессимист. Ты в курсе?
То есть рожи унылые у вас, а истеричный пессимист значит я?
Нестройный хор голосов ответил утвердительно.
Знаете, я даже спорить не буду, я слишком устал.
В кабину через люк начали во главе с Шерханом подниматься остальные члены группы но без Герберга, усевшись за койкой с Карбарасом, упав на свои седушки.
Морена, милая моя. Лично языка взяла? - Спросил Хайфа.
А ты сомневался?
Не разу. Должны же вы были хоть что-то сделать, пока мы удар принимали на себя.
Морена, Рокер и Семён не сговариваясь показали противоположной стороне пять средних пальцев. В ответ было показано примерно столько же.
Бойцы! Етить вас! Детский сад бля. - Командир сказал это скорее для проформы, Шерхан устал не меньше остальных. Поэтому ещё раз подойдя к Карбарасу, убедившись что тот спит, просто упал на свою седушку, грузовой люк уже начали закрывать. Все начали пристёгиваться.
Хорошая работа бойцы. Хорошая... большое дело сегодня сделали. И самое главное, что все живы. Всем отбой. Через два часа Москва.
Все помолчали. Все правда очень сильно устали. Но действительно были скорее рады чем наоборот. Сегодня они справились.Загорелась красная лампа, сигнализирующая о полной герметизации самолёта, и огромная машина судя по ощущения пришла в движение.
Седьмой, седьмой, я тебя не слышу... Почему молчишь? - Хайфа начал отбивать руками ритм, его поддержал Берс.
За окном чужой, но встал чужой, и вышел...
В нестройный хор втянулся сначала Гудвин, потом Рокер, потом Таха и больше половины всей группы, остальные отбивали ритм на металле или других поверхностях. Пока самолёт уже отрывался от полосы.
Труба зовёт, герой идёт.
Звенит кольчуга. Холод за спиной.
Только злиться вьюга. И ветер гонит прочь.
Не уйти нам много, не найти друг друга...
День как день. Ночь как ночь...




Окончание следует.
Tags: Грозовой Фронт, Мухи творчества, музыкальная шкатулка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment