fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Корпоративные Тайны 1

Мои долги по моим творческим заплывам, конечно уже давно пересекли все мыслимые дедлайны и пределы, я знаю об этом. И знаю что большинство наверное уже и не помнит, что я там писал в "Вечном Городе" в последний раз.
Но поскольку в глубине души, я очень сильно и деятельно собой горжусь, и считаю себя писателем хотя бы неплохим, мысль выложить снова последнюю главу, в уже почти добитом виде, меня не отпускает. Даром что работа над книгой медленно, но верно движется. Так что вот.

...

Глава 13. «ВанСелл inc».

Вопрос как вернуть машину обратно с места оцепления, да ещё и чёрте где в промзоне, Виктор не знал. Но как он сообщил, вспомогательный автомобиль компании, был расположен в каждом районе на своём парковочном месте. Джон не стал уточнять сколько денег это стоило. Да и откровенно говоря, ему не очень сильно хотелось разговаривать. Не потому что он считал Виктора в чём то виноватым, или наоборот не виноватым. Ему надо было обдумать всё. А Виктор в свою очередь тоже был отнюдь невесел, произошедшее на складе испортило ему настроение. Поэтому они молчали всю дорогу.

13:43. по Москве.

Официально его называли «Эпанастазия» - восстание. И многие любили это название, но в народе чаще всего называли просто «Зелёным Дом». Колоссальный административно-производственный комплекс, построенный на компактной территории бывшей промзоны, между Варшавским шоссе, набережной и Нагатинской улицей. Узкий прямоугольник был превращён в частично выставочный центр, место встречи с инвесторами и молодёжью, офисы продаж и десятиэтажный гостиничный комплекс внутри самой башни для гостей компании, приятные места с японским садом, кафешками и фонтанами в стиле хай-тек в холле. Но это был внешний фасад. 70 процентов комплекса, представляло из себя стратегический объект особой важности. Блестящая круглые сутки, переливающееся огнями башня зелёного монолита возвышалась над округом на добрые двести пятьдесят метров. Внешний периметр и общественные площади охраняли бойцы росгвардии в «повседневке» без автоматов и в лёгких бронежилетах. А вот подходы в научно-производственный комплекс со стороны набережной, охраняли бойцы роты особого караула вооружённых сил. Народ они отпугивать не могли, поэтому, здесь решили перестраховаться и выставляли бойцов каждый раз в полном обмундировании, и фактически на боевое дежурство.

Они въезжали как раз со стороны набережной, на том берегу реки горел всеми огнями Даниловский Международный Технопарк, его набережные и пристани. Инородное тело посреди индустриальных кварталов, которое теперь меняло всё вокруг себя, адаптировало с течением времени. Как в своё время продавило, прожевало и абсорбировало бывший автомобильный гигант за рекой. Технический центр с этой стороны представлял из себя бетонный короб выкрашенный зелёный цвет, высотой в добрые тридцать метров, совершенно без окон. Пропуск в машине был автоматически отсканирован, тем не менее их остановили и молодой сержант вышел из будки охраны, встроенной прямо во въезд на парковку, поправляя автомат.
- Здравия желаю.
- Привет Лёнь. Всё спокойно?
- Объявлена повышенная боевая. Слышали что на Локомотиве происходит?
- Да смотрел новости.
- Майор Корешков сейчас в хабе. Хотел с вами встретиться по возвращению. Но из-за снегопада дороги встали.
- Передай что я буду здесь. Аккуратней сегодня ребята.
- Так точно.
Сержант отдал честь, и внедорожник плавно вкатил в ярко освещённые туннели под комплексом, проехав ещё метров двадцать, свернули на одно из парковочных мест, здесь было пустовато. Возникла неловкая пауза, Конторовский решил нарушить молчание.
- Считаешь что я тебя использовал?
- Не знаю, тебе виднее. Люди меняются с годами.
- Джон, я не знал, правда. Это обычная уличная шваль, я не ожидал от них такой прыти. Я бы не подставил тебя…
Ты бы заслонил меня от пули. - Джон посмотрел на напарника. – Я тебе верю. Но с этого момента, никаких тайных схем. Если уж мы с тобой равноправные партнёры, я должен знать вообще всё. Ясно?
- Слушай, без херни. Сейчас ты наконец попадёшь в наше святая святых, и увидишь всё своими глазами. У тебя высший уровень доступа, и здесь для тебя не будет не закрытых дверей, не тайн.
- Ух… ну давай Морфеус, покажи мне реальный мир.
- Пф, вспомнил, надо же.
Они вышли из очередного китайского «Тахо» и пошли по широким и ярко освещённым коридором с зелёными стенами. Насколько понял Джон, их путь лежал к большим складным воротам в конце туннеля, причём достаточно большими что бы вместить грузовик.
- Карта допуска в твоём кармане, ровно как и твоё лицо зафиксированное камерой, обрабатывается системой безопасности с начала твоего прибытия сюда. У тебя под ногами, расположены бетонные пикеты высотой в полтора метра каждый. Подобные расположены у каждых ворот.
- Я и не сомневался. А сами ворота усиленные титановыми пластинами?
- Фи, как банально. Слышал про «нуль-сталь»?
- Погоди. Это ту самую, что ваши умники на орбите вывели? Это же хрень сколько миллионов за кило стоит?
- Эти ворота способны выдержать несколько попаданий кумулятивного снаряда. Сейчас подобными оснащаются все важные государственные хранилища.
- Что вы там прячете? Ковчег завета?
- Привезёшь его из Зоны-51?
- Смешно…
Ворота начали неторопливо отъезжать в сторону.
- Ты добился своего, у меня мурашки.
- Да не шути ты…
- Нет, правда. Бегают везде.
Ворота раскрылись, за ярко освещённом зевом тоннеля их ждал гигантских размеров обшитый сталью зал, преимущественно белого цвета, с редкими вставками стального или чёрного цвета. Лампы так же были встроены в стены и потолок. Размер зала был таков, что сюда можно было без труда загнать как минимум старый добрый «Чинук» а то и что покрупнее. Но сейчас здесь было совершенно пусто. Они неторопливо пошли, похоже, в дальний конец помещения.
- Это разгрузочная зона, отсюда прямой доступ в лаборатории, да и практически в любую часть здания. Естественно имеется ряд датчиков в вентиляции, восемь камер встроенных прямо в стены. И ещё кое что.
- Заинтриговал так заинтриговал. Кое что это что?
- Ты почти как русский уже разговариваешь.
- Спасибо. Так…
- Автотурели, 125 миллиметров.
Джон присвистнул. Виктор довольно ухмыльнулся.
- Одна проблема, система «свой-чужой» распознаёт своими только сотрудников компании. Поэтому в случае чего, надо убедиться что здесь из посторонних только противник, а не менты или вояки.
- И много таких турелей?
- Два десятка. А ещё электромагнитные ловушки на всех въездах и бронированные двери на всех переходах между важными частями комплекса.
- Вы натурально к войне готовитесь?
- А ты думал? Сам знаешь что в мире творится… здание строили вместе с умниками из «Спецстроя», федеральной конторы. Здание спокойно выдержит прямое попадание и подрыв крылатой ракеты. Или ядерный взрыв в нескольких километрах от этого места.
- До этого дойдёт думаешь?
- Знаешь, мой дед был тяжёлым человеком, он в общей сложности 11 лет жизни провёл в тюрьме. Но до конца дней своих честно работал и старался всё делать для того, что бы я не пошёл по его стопам или не стал таким как мой дорогой папаша, или как любой другой в нашем трущаке посреди грёбанной тайги. Честное слово – он был самым злобным засранцем во всём посёлке. Но я его любил, и благодарен за каждый преподанный мне, сопляку и суть безотцовщине урок... Он говорил так, «Можно стерпеть слово, можно стерпеть пощёчину. Если ты мужик, твоё достоинство всегда будет выше пары пиздюлей или грязного слова какого то недоношенного дегенерата. Но если кто-то и когда то попытается покалечить тебя, или кого кто тебе дорог, убей подонка не задумываясь». Если что-то однажды случится, я не хочу ничего расхлёбывать. Я не хочу судрожно искать спасительную соломинку. Любой кто придёт сюда, что бы навредить моим людям, сдохнет.
- Мой отец с твоим дедом явно бы подружились.
- У нас в стране об этом говорить не принято. Но честно говоря, не думаю что между вашей глухоманью и нашей, есть существенная разница… мужчина всегда ищет выход да?
- Многие соотечественники твоего мнения не разделяют… знаешь. Всю ту авантюру со вторжением, я уже тогда считал долбанным бредом.
- Насколько мне известно, ты тогда был на другом конце земли. Так что тебя в любом случае на нашей территории быть не могло. Так что забей и забудь… знаешь сколько в России ваших?
Они наконец подошли к массивным стальным пластинам – дверям грузового лифта. Виктор посвятил карточкой на детектор. Двери открылись. Войдя вовнутрь большой белоснежной камеры, он выбрал 48 этаж. Лифт ухнул, после чего плавно пополз вверх.
- И сколько?
- Где то миллионов шесть, и это только по предварительным подсчётам, и не считая тех кто ещё не легализовался. Русские умеют прощать. Лет через 50, будем жить душа в душу.
- Ты иногда просто ужасный великодержавный шовинист.
Хозяин положения хохотнул.
- Я стараюсь быть оптимистом. Если вся эта масса народу на просторах Родины, не сможет поладить и ужиться друг с другом, начнётся резня таких масштабов, что никакое правительство с их хвалёнными полицаями в тяжёлой броне – не сможет загасить этот ад. Мы последний форпост, мать его. Понимаешь? Рухнет всё здесь, бежать будет больше некуда… и хана тогда человечеству.
- Зря я тебя похвалил. Снова распространяешь потоки негатива.
- Эй! Давай посерьёзней. Я тебя еду с боссом знакомить. По крайней мере с одним из них.
- С кем?
- С Андерсом Ванхорном. Селиванов сейчас в Бишкеке, на форуме по безопасности, вместе с другими шишками от военно-промышленного комплекса. Правительство собирается консолидироваться с лидерами индустрии… мы почти что их собственность, а они нам всё равно яйца выкручивают.
- Так ведь война же.
- Хм, и то верно… ублюдки почти под Душанбе, а он в Бишкеке. Я хотел отговорить его ехать. Но ему неймётся… А Андерс, Андерс человек не похожий на типичного богатея. Это так, к слову. Он действительно был гением в своей области. А деньги дали ему безграничную власть, реализовывать все свои идеи… он хороший человек. Но будь готов к тому что он бывает весьма… экстравагантен.
- Даже не представляю что именно кроется за этим словом.
- Увидишь… а вот и приехали.

Лифт затормозил, а индикаторы показывали что они достигли точки назначения. Двери открылись и гости вышли на большую площадку. Это был большой светлый зал со слегка оранжевой и бордовой подсветкой, потолок, стены и полы, было разных цветов. Здесь не было никого, и уставлен он был разумеется, большими выставочными стендами с образцами продукции. Подобное можно было наблюдать в любой дорогостоящей корпоративной клинике или в офисе любой крупной компании. Безусловно некая красота в этих механизмах была, но ничего необычного в этом не было точно. Виктор заметил это на в целом непрошибаемым лице своего напарника, пока они начали неторопливо идти сквозь зал. Эти модели были допотопными, много пластика, неуклюжая имитация кожи, механически элементы. Почки и желчные пузыри, напоминающие больше детали от машины чем реальные органы. Но уже в середине зала, конечности становились более изящными, хоть в них и преобладал металл, а органы стали полностью напоминать настоящие, только изготовленные частично из биопластмассы, частично из полимеров. Лёгкие и печень отливающие чёрным, миниатюрный клапан с двумя отсеками – имитатор человеческого сердца.
- Мы были первыми производителями в России. Ванхорн был одним из лучших в своей области, по созданию всего этого. Подтянул за собой людей из-за рубежа, видных специалистов в области хирургии здесь… Почти три тысячи спасённых жизней практически сразу после войны.
Последние модели реально напоминали произведения искусства. Чёрная матовая поверхность блестела в свете фонарей под потолком. Все они были разной длинный и толщины, некоторые были рассчитаны даже на маленьких детей. Напротив маленькой ножки, до бедра, Джон остановился. Внутри что-то ёкнуло, было в этом что-то жуткое…
- Нет большей трагедии для родителей…
- И они готовы заплатить огромные деньги.
- Не будь циником Джонни. Ты же понимаешь, насколько это нужно…
- А боевые протезы?
- Потом, всё потом…
Они уже были напротив большой двустворчатой двери из металла со вставками из красных витражей, зал сужался к кабинету. За окном падали хлопья снега.
- Не мандражируешь?
- Что… нет, как не странно.
Двери распахнулись в метре от них.



Господин Ванхорн был молод, даже слишком молод для человека занявшего такой пост. Ему было едва за тридцать, это был высокий и худой как жердь мужчина европейской внешности, с узким лицом на котором под невнятной мочалкой коротких светлых волос и с лицом вечно удивлённого подростка были расположены два блюдца не менее удивлённых глаз. Одет он был довольно франтово, но при этом совершенно неофициально. Типичный «Шанхайский шик», тёмно-серые брюки, шёлковый золотистый жилет поверх сорочки. И обязательный смарт в чехле замаскированного под бронзовый порсигар, на цепочке прикреплённой к ремню. Он стоял у большой прозрачной стены с чётками, посреди просторнейшего кабинета, в которой не было ничего кроме ультрасовременного стола из дерева, с встроенными средствами связи, и винтовой лестницы куда то наверх. Пожалуй главным, и крайне чужеродным, здесь был большой персидский ковёр. По которому хозяин кабинета похоже ходил абсолютно босиком. Услышав как открылись двери он повернулся, как будто вовсе их и не ждал. Он обратился к ним на английском, он явно был носителем языка, но в нём чувствовался едва ощутимый и не совсем понятный акцент.
- О, Виктор, привет. А это похоже наш новый сотрудник?
Джон сдержанно улыбнулся – Джонатан Риддл.
- Андерс Ванхорн, очень приятно познакомится… можно просто Джон?
- Конечно сэр.
- О Бога ради. Просто Андерс. Чего встали? Разувайтесь, проходите сюда.
Джон вопросительно глянул на Виктора, тот слегка пожал плечами. Они разулись и пошли на ковёр, поближе к окну. Андерс снова повернулся и посмотрел куда то вниз, внизу как раз медленно тёк транспортный поток по Варшавке и жались друг к другу офисные здания гораздо ниже зелёной свечки.
- Простите, дайте мне минуту… Виктор. Что у нас по нашей ситуации?
- Честно говоря…
Андерс неожиданно перешёл на русский. – Слышал… фиаско. Джон, вы отлично справились, я слышал.
- Спасибо.
- Я думал. О многом думал… там стулья есть, возьмите если хотите.
За столом и в правду стояли совсем не офисные скандинавского стиля стулья. Гости их вытащили и уселись. Андерс молчал, видимо продолжал думать. Потом решил озвучить то что в голову пришло.
- Проект по реакторам почти запущен. Заводы же в день народного единства открываем? На все три объекта прибудут первые лица. В Северодвинске будет президент, сам. ФСО же передало тебе документы?
- Ещё вчера днём. Всё заверено, охраной внешнего периметра будет СБ Миннедр заниматься. Так что они главные.
- Это хорошо… Джон?
- Да?
Андерс снова замолчал на долгие несколько секунд, продолжая смотреть в окно.
- Джон. Вы ведь знакомы с нашей сферой деятельности?
Американец посмотрел на Виктора, тот одобрительно закивал.
- Да, конечно.
- «Конечно» это хорошо. Мы начинали как производители товаров, в первую очередь, для медицинских нужд. Но мы уже давно переросли этот рынок. Мы не только даём людям… даём им возможность жить полноценной жизнью. Мы теперь занимаемся и многим другим. Мы ведь одни из лидеров в робототехнике, вы слышали?
- Совместные с «Калашниковым» дроны поддержки пехоты. Мулы, разведчики, машины обеспечения огня.
Андерс полуулыбнулся повернувшись, засунув руки в карманы. Он выглядел так как будто задумал какую то шалость.
- И это ещё не всё. У нас совместные проекты практически со всеми ведущими компаниями в стране. Новосибирский центр - гигантская база, и основной фронт работ у нас там. Но кое что у нас и здесь имеется… вы в курсе сколько на территории РДФ инвалидов? Почти четыре миллиона человек, с инвалидностью первой группы. Новые органы и конечности, искусственные элементы нервной и мышечных систем. Мы почти научились лечить болезнь Альцгеймера и другие заболевания мозга.
- Искусственный нервные клетки?
- И не только мистер Риддл. А много чего ещё. Но всё это, все наши возможности упираются в недоступность дешёвого и компактного, но при этом мощного источника энергии. Дроны, спецтехника наподобие луноходов, арктических вездеходов, батискафов, тактические экзоскелеты, всё это мы сможем запитать от нашей новой батареи.
- Мы всё ещё не можем покинуть наш технологический… уклад. Но едва ли наши батареи смогут выдвинуть человечество на новую ступень развития.
Андерс улыбнулся ещё шире. – Нет, но существенно облегчат нам задачи по этому направлению. Но... амбиции это дорогой товар. Очень дорогой. Виктор, человек свято верующий в свою цель защищать нашу компанию. Потому что понимает что она из себя представляет. А представляет она из себя ничто иное как… как ты мне однажды сказал?
- Наше семейное гнездо.
- Вот. Что-то старомодное, в духе клановой принадлежности. Мы это позаимствовали у азиатов. Наши работники трудится на нас в поте лица, но они никогда и ни в чём не нуждаются. Прогресс прекрасен сам по себе. А деньги приятное дополнение. Но какой смысл в прогрессе, если убрать из уравнения человека?
Джон думал что ответить, в прочем недолго. На самом деле, Андерс ему уже успел понравится. В этом человеке было некое обаяние. Энергия…
- Многие бы с вами не согласились.
- Многие бы, не согласились. И именно от этих многих я бежал… я бежал дважды в жизни. В 18 лет, досрочно получив высшее образование, я само собой устремился в США. Потому что в Европе мне было слишком тесно. Из штатов я бежал, когда понял что эпоха настоящих энтузиастов от технологий прошла. И всё что я придумаю, будет в последствии применено лишь в угоду верхушки золотого миллиарда, что предала всех нас и укрылась в своих башнях из слоновой кости. Но что гораздо важнее, то что там индивидуальная свобода по сути умерла. Думал ли я, что смогу найти эту свободу здесь? В России? Нет… жизнь странная штука, Джон. Я не хочу впадать в ложный пафос, размышления об ответственности бизнеса перед обществом, о том сколько денег мы вкладываем в медицину и образование, сколько полицейских и пожарных вернули домой к их семьям и позволили им остаться на службе. Просто, это страна свободы, подлинной свободы. Я бизнесмен, и понимаю что мне не нужно управлять народами. Но я даю возможность лечить людей, даю им новую жизнь. А государство обеспечивает нам всем существование, сдерживая натиск. Это вообще, одна из первостепенных задач существования государства – защита народа живущего на его территории, государство это становой хребет народа, его доспехи. А наша первостепенная задача – дать возможность жить тем кто на нас работает. Дать им возможность реализовать свой потенциал… ты человек с потенциалом Джон. Как и я в своё время, как и все кто пришли работать в эту компанию… мы. Я заговорился… знаете, пойдёмте.
Андерс подошёл к своим ботинкам, взял со стола обувной рожок и быстро обувшись, пошёл к двери. Джон посмотрел на Виктора, тот пожал плечами. Андерс повернулся, пока они обувались.
- Идёмте! Мне надо кое что вам показать. Даже много чего.
Сказав это босс вышел обратно в тот же зал через который они шли сюда. Андерс продолжал говорить, распалившись, он шёл и говорил, говорил и шёл. Порывисто, сумбурно, но явно вдохновлённо. Он шёл быстро, лавируя мимо аквариумов с протезами. Размахивая руками.
- Я не хотел становиться оружейным дельцом. Жизнь заставила.
Многие великие умы служили благородным домам. Да Винчи например. – Подначил его идущий чуть позади Виктор.
- Да, многие. Вся история Европы, да и мира, это история хороших людей ставших плохими, что бы защитить других хороших людей от тех кто ещё хуже… ты мне сильно льстишь, я то себя сравнивал в ранние годы с Теслой. С Николой Теслой, не с… да. Я говорил об оружии?
- Мы ведь производим не совсем оружие. В первую очередь средства индивидуальной защиты.
- Не порть сюрприз Виктор! Наш гость должен увидеть всё сам. И мы ему покажем. Всё ему покажем.
- Первые десять этажей над холлом, административная часть здания. Не считая отдела продаж и отдела связей с общественностью. Дальше начинаются лаборатории и мастерские.
- Мастерские?
- Мастерские. Мы их так называем. Как в старые добрые времена.
Не было никаких «старых добрых». – Сказал Виктор. – Мир был таким всегда.
Они дошли до того же самого лифта, Андерс дождавшись пока его компаньоны зашли в кабину, щёлкнул по кнопке и лифт мягко ухнул ровно на десять этажей ниже.
- Одна из точек зрения. Утром я мог смотреть на реликты времён жизни североамерианских аборигенов в музее Филда. А уже вечером того же дня смотреть постановку «Волшебной Флейты» в опере Гарнье. А теперь через Европу самолёты больше не летают.
- Мы с этим боремся. Как можем… но мы сейчас здесь что бы как то влиять на происходящее. Этим нынешнее время, лучшее что с нами было.
- У тебя нет ностальгии по старому миру, я знаю. А у тебя Джон?
Тот замялся. – Было проще. Нам говорили воевать, мы шли воевать, и считали что это правильно. В американскую мечту к тому моменту когда я школу заканчивал, уже никто не верил но… была мирная жизнь. Можно было проехать всю страну от Саванны до Сиэтла без кордонов и боязни получить пулю. Рок-концерты были шикарны. Суперкубок, я не фанат но... Жрачка в крупных городах отвратная конечно, но если отъехать подальше... А теперь у нас есть железное кладбище в долине Империал и тринадцать голодных штатов к востоку от Миссисипи. В Балтиморе рынок рабов, Флорида утонула, Атланта сожжена дотла. Прошло времени всего ничего, а как будто в другой жизни всё.
- Прошло всего 11 лет, да… - Андерс заметно погрустнел. - сколько людей погибло за эти 11 лет.
Лифт наконец достиг точки назначения.
- Но Вена ещё стоит, это окрыляет знаете ли.


...

И да. Очень в тему, в жилу я бы сказал. Даже сам себя ругаю, что раньше не удосужился её выложить.
Tags: Вечный Город, Музыкальная шкатулка, Мухи творчества
Subscribe

  • Александр Рогожкин всё

    https://tass.ru/kultura/12749015?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop Жаль, возраст то и не сказать что прям сильно солидный для такого. Но тут уж…

  • Грядущее

    Несколько лет назад, ещё как то пытался думать о том что будет. На самом деле как и многие, о глобальном думаю, много. Да и процессы происходящие…

  • Война?

    "«Все говорят о том, что существующая модель капитализма исчерпала себя. Повсеместно, даже в самых богатых странах, неравномерное распределение благ…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment