fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

Терпение

Самый распространённый вид преступлений...

...

Странно что здесь никто не сидел и не любовался пейзажем. Конечно было ветрено, а ещё говорили что человек привыкает ко всему. Даже к такой красоте, в этот сезон здесь были только местные. Но Артур не верил что они бы это не оценили.
Мужчина за пятьдесят с седой проседью торчащих во всю сторону волос, опустошил наполовину стакан коньяка. Коньяк так не пьют но... он так пил. Процедив немного он проглатил его, обжигающее тепло ринулось по глотке наполняя собой пустой желудок. Он ничего не ел сутки, иногда была мысль, но он её отбрасывал. Это были лишь инстинкты, а он выше этого. Сегодня точно.
Серое штормовое море сливалось со стремительно темнеющим небом, ветер поднимал в воздух массы песка, рисуя барханами причудливые фигуры. Здесь было чертовски красиво. Ветер выл громко, надрывно, настолько что даже перекрывал собой громки и размеренный шум моря. Даже чайки и пеликаны в воздухе не могли перекричать этот шум величия природы. Редкие люди прогуливались по побережью. Но он единственный кто сидел здесь, за столиком на улице.
Интересно сколько раз они сюда с ней приезжали? Если быть точным... раза три. Да, три, за все десять лет. Лиле здесь нравилось, она не любила жару. Не любила весь этот «колорит развивающегося мира». Он пытался её вытаскивать в тёплые края. Первая же поездка закончилась скандалом. А здесь... они проводили дни за походами в город, на ярмарку или по улочкам, вечером ходили здесь вдоль этого через день вечно печального но величественного моря, а затем проводили здесь свои лучшие ночи. Три поездки, в каждой десять дней. Не больше и не меньше, всегда десять дней. И в каждой из этих поездок они были счастливы. Мужчина опустошил стакан и налили себе ещё. Столько за бутылку отдать, рехнуться! Но пойло было стоящим. Ветер всё обдувал его лицо, это было приятно... хотелось раствориться в нём. Запах моря навевал воспоминания, те самые воспоминания.
У них никогда всё не было очень гладко, но они мирились с этим. Два сложных человек с непростой жизнью. Они бывали счастливы чаще, чем несчастны? Он не знал ответа больше. Каждый день блаженства, понимания, единения... а на следующий день всё шло плохо.
Если подумать, чудо что они продержались целых десять лет... их подкосил кризис? Да нет... чушь собачья. Всё стало хуже гораздо раньше. Он начал срываться на ней. Она работала, а он завидовал. В таком режиме они прожили года три. С каждым днём становилось всё хуже... но в какой то момент ты просто перестаёшь считать дни. Это теперь были недели. Долгие недели. Которые растягивались на долгие месяцы. В какой то момент времени он заметил что они перестали разговаривать или хотя бы просто сидеть рядом друг с другом. Всё стало обязаловкой. Доброе утро, приятного аппетита, сходи в магазин, поужинаем с моей сестрой, как дела на работе, может поговорим о твоём переводе, почему ты снова и снова давишь на меня, хватит вести себя как неблагодарная сука... спокойной ночи, ублюдок, из-за которого у меня никогда не будет детей.
Забавно, они о детях говорили мало. Он только сейчас понял почему. Им обоим было тяжело любить кого то кроме самого себя. Если бы каждый из них любил другого сильнее чем самого себя... всё это было грустно. Они действительно были счастливы. Но не уловили этот момент... но у них было целых четыре года, прежде чем всё начало портиться. Четыре года самодостаточности.
Интересно почему она приехала сюда? Из-за этих же воспоминаний? Или просто из-за любви к этим местам? Она увязывала это место с ним? С ними?
Он вспомнил как она поправляла свои почти белые волосы когда шла по берегу, длинные, волнистые, они то и дело норовили цепляться за ветер. Смотря на море подолгу, она могла так стоять минут по пять. Смотреть вдаль на линию горизонта. Она говорила что море приносит ей покой. Фактом своего существования оно доказывало, что в мире есть что-то постоянное, вечное, незыблимое. То что даёт ей поверить в то, что мир реален, он существует за пределами четырёх стен их квартиры. Тогда он смеялся, нежно целовал её в ухо и обнимал со спины. Говорил что он ещё одно доказательство, того что они живы...
Стакан опустел сразу. В глазах защипало, сильно. Сначала от коньяка... он вспомнил вкус на языке, её кожи, губ, всего тела. И её запах.

Он был одет легко, но ему не было холодно. Он был уже слишком пьян... и при этом голова была удивительно ясной. На коленях лежала белая мужская сумка. Он открыл её. Кошелёк, паспорт, гребешок, две пачки таблеток, и ещё одно приобретение. Он смотрел на него как на инопланетный объект. Что-то невероятно чуждое. И одновременно с этим, он ненавидел эту вещь. Ненавидел до дрожи. Он медленно взял оружие. Компактный револьвер легко лёг в руку, приятно тяжелил её. Он никогда до сегодняшнего утра не задумывался о том, насколько люди слепы. Можно всю жизнь прожить, видя оружие только по телевизору. И насколько легко его достать, если задаться целью. Невероятно легко. Тупоносый и короткий, но большой, убойный.
Она была здесь, потому что хотела ощутить снова это чувство. Снова вернуться туда где они начинали. Он сейчас это понял в полной мере... он ей тоже изменял. Не единожды. Последние три года точно. Она знала... конечно она знала, она же не идиотка. Но когда она поехала сюда одна. Именно в этот городок. Именно в их место...
Артур посмотрел в дуло. Чёрное дуло, на том конце была пуля.
Интересно, там есть что-то? Он переродиться? Или просто станет частью тьмы. Уйдёт в никуда, исчезнет. Не сон, не забвение, не кома. Он просто перестанет существовать... говорят даже физики в такое не верит. Но кто он такой что бы спорить с официальной наукой? Или... исчезнуть... он бы не хотел что бы она исчезла. Она этого не заслужила. Она не заслужила такого. Прожить жизнь как её прожили они. Четыре года настоящего счастья. Что бы потом мучатся оставшиеся шесть. И потом исчезновение?
Что там говорят христиане? Рай и ад, чистилище... на чистилище он не наработал. Он с ней больше никогда не встретится? Да, скорее всего. Они оба были грешники. Слишком праздные, слишком наглые, слишком злые на мир. Но её вина была лишь в том, что она родилась в этом мире несчастливой с рождения. И всю жизнь пыталась найти это самое счастье. А он ничего не искал. Ничего вообще, только пытался цепляться за неё. Тогда когда стало слишком поздно, он не сделал это раньше. Он не сделал этого тогда когда было необходимо... её глаза были не просто голубые, они были почти синими. Как тропическое море. Она всегда награждала его слегка надменной полуулыбкой, прежде чем подойти и обнять... Кажется это так делается? Он приставил пистолет к адамовому яблоку, направил вверх, так что бы гарантировано пуля попало в мозг, и взвёл оружие. Он видел её лицо... она наверное в раю. Чистилище не то место где ей место... а куда он отправится? Темнота не так уж и плохо. Лишь бы она была на свету...
Лили, прости меня.
Когда он спустил курок и механизм пришёл в движение, самым краем глаза он увидел вдали, у самой воды, человека в длинном пальто и шляпе...


Было уже темно, а на море похоже начинался самый настоящий шторм. Сверху противно накрапывало. Фонари были слишком далеко, а освещения кафе было слишком мало. Прожекторы им естественно никто не привёз, поэтому приехавшим пришлось шарить с фонариком. За коронеров были санитары скорой, городок был маленький. Эксперт так и вовсе был один, девица с длинными кудрявыми волосами завязанными в тугой хвост, которая шарила вокруг места стола. Тело уже везли в морг. Здесь был лишь стол забрызганный кровью, много крови и ошмётков на деревянной мостовой. Пули не было, хотя она прошла навылет. За спиной у девушки стояли двое мужчин в костюмах. Один из них поджарый с густыми усами и брюнет.
Пули нет Оса?
Плес, если бы она была, я бы её нашла правда?
Нам главное подтвердить, что это он жену с любовников убил, и это тот же ствол. И на этом всё, дело можно завтра же сдавать в прокуратуру.
Вы не торопитесь дело закрывать? Может это и револьвер не тот, и человек другой?
По моему всё довольно очевидно, не?
Стоявший рядом длинный блондин протёр свои очки.
Ты бы хоть для виду проявил немного сострадания?
К кому? К этому козлу? Мне тоже бабы изменяли. Но я же их не убивал?
Все мы люди.
Нет, есть люди, а есть говнюки. Убийства на почве страсти... пошёл бы на сторону потрахался.
Бля... какой же ты всё таки мерзотный а?
Не ругайтесь мальчики. Я нашла кажется.
Девушка подняла пинцетом сплющенную пулю, посвятив на неё фонариком.
Пакет пожалуйста.
Длинный протянул пакет для улик.
На этом всё?
Пуля револьверная. Револьвер имеется. Три трупа имеется. Моя работа а не ваша. Но думаю что убийство на почве страсти.
Девушка взяла пакет и пошла к фургону.
Я в контору и домой. Покеда.
Оса, может я тебя провожу? - как то излишне жизнерадостно крикнул в спину Плес.
Боюсь мой муж тебе побьёт. Пока мальчики.

Плес потупив взгляд посмотрел на напарника.
Опрос проводить будем?
Кого? Хозяина? Ты его видел?
Это ты у нас педант...
Тебе всё до фонаря?

Дверцы кафе открылись и оттуда вышел упитанный мужик средних лет, не по погоде легко одетый в зелёную футболку которая на его теле смотрелась как тряпка.
Слышь! А кто будет кровь отмывать? Мне завтра утром открываться?
Ну что за народ твою мать. - сказал Франц про себя, а потом зло крикнул. - Здесь человек только умер! Тело не остыло!
Этот урод себя на моей площади убил! А мне теперь убирать? Кто будет платить мне за испорченный имидж! Теперь по всему городу будут говорить что здесь человек умер!
Плес смачно сплюнул прямо на соседний стол. - Ёб твою... я сейчас у тебя лицензию на алкоголь проверю! Скрылся на хер внутри и не выходи! Пока я тебя не арестовал за оскорбление офицера при исполнении!
Оскорблённый до глубины души владелец кафешки пуча глаза скрылся внутри.
Ну что за народ а... не прошибаемый. Один людей направо и налево мочит, другой... Франц, ты чего?
Блондин двинулся прочь от деревянной мостовой по барханам в сторону моря. Во рту стоял устойчивый вкус соли. Ветер освежал, он сделал к воде шагов десять, ещё через пять о берег во всю били большие волны, надвигался шторм а дождь становился всё сильнее. Было уже темно, Франц закрыл глаза, когда услышал рядом со спины голос напарника. Было шумно, приходилось говорить довольно громко.
Франц, не дуркуй. Нам ещё назад ехать час. Я домой хочу.
Я понять пытаюсь... как можно просто так взять и убить человека которого любишь?
А с чего ты взял что он её любил?
Десять лет в браке... можно убить жену после десяти лет брака?
Не понимаю зачем столько терпеть. Обычно убивают через год.
Ты циничный говнюк, ты в курсе?
Я реалист... ты хочешь разгадать загадку всего зла что есть на свете? Так ответов ни у кого нет. Если бы было, наверное во всём этом мире не происходила бы всякая хрень. Как думаешь?
Во всех преступлениях на почве страсти, во главе всего стоит ведь симпатия к человеку. Разве я не прав? Те кто ненавидят друг друг и убивают, они ведь любили друг-друга в самом начале. Разве не так?
Слушай... я расскажу тебе одну историю. Жил был на свете один мужик, много лет назад. Он говорил людям, что они все должны быть добрее друг-другу. Что главное это любовь и всепрощение. В результате его распяли на кресте, а потом добили копьём...
Охренительная история Плес. К чему ты это?
Он терпел и нам велел... Франц, Бога ради, я сейчас тут замёрзну к хренам собачьим. Нам до Кошалина ещё ехать. Погнали, я тебе позволю даже твою музыку поставить.
Напарник похлопал своего друга по плечу.
Но скажи, красиво же здесь да?
Да-да. На небе только и разговор что о море. Пошли блин, нам ещё в темноте до парковки доползти надо.

...

Эту песню обязаны вставить в какой ни будь крутой фильм. Колоссальное упущение что ещё не.

Tags: Мухи творчества, музыкальная шкатулка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment