fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:

Муха за бронированным стеклом

А так всё хорошо (нет) начиналось... https://fuflopisatel.livejournal.com/615121.html

...

Акт второй.
Муха под бронированным стеклом.


Однажды каждый из нас задаётся вопросом, «хороший ли я человек», «могу ли я им остаться» и в конечном итоге «не гнида ли я»? Просто в какой то момент жизни ты начинаешь думать, что хорошим человеком ты являешься просто потому что от тебя ничего не требуют, одновременно угрожая тебе наказанием за плохое поведение. А когда этот пресс из общественного осуждения исчезает, кем мы становимся? Особенно когда мы знаем что в наших руках сила и власть? Знаете, меня никогда не мучило пост-травматическое расстройство. Многих мучило, а меня нет. У многих на самом деле так, война калечит всех так или иначе, но далеко не все вляпываются так по крупному. Я сидел за пулемётом и убивал людей. Наверное я должен был что-то испытывать, ну кроме чувства как от хорошо проделанной работы. Но я не испытывал. Не чувства вины, не страха. Потому что это была работа. Потому что я ухаживал за своим железным другом, холил и лелеял его, а он в свою очередь исправно служил мне. Помнится как то я однажды был вынужден его оставить, вот тогда мне стало страшно, по настоящему. Калаш в руках говорите? Калаш это ни о чём, я ощущал себя беспомощным. А держа в руках своего стального друга, я чувствовал себя в своей тарелке, королём мать вашу. Да, это ощущение было ложным, да, подорвись автомобиль на фугасе, шансов выжить у тех кто был внутри были минимальны. Но от этого чувства превосходства никуда не денешься.
Мы все хотим верить что мы не злодеи, что мы хорошие ребята. Что мы поступаем правильно, ну а если поступаем неправильно, то только потому что нам не оставляют другого выбора. Эта вера очень часто даёт нам все основания поступать мерзко. И тем самым оправдывать себя, говорить что мы не могли иначе. Но на самом деле мы просто тащимся от того что делаем. Мы ловим кайф от того что ломаем устоит. Нас возбуждает собственная сила и власть, возможность самоутверждаться любыми способами. Мы сидим на игле собственного эго, и наши грёзы лишь о том что мы сможем уйти не побеждёнными. Что нас будут бить, жечь, стрелять, но мы будем вставать, драться и умирать. Умирать в драке в которой побеждаем. Когда ты научился убивать, это мироощущение тебя отказывается отпускать. Особенно если ты спокойно живёшь дальше. Я знаю ребят, хороших ребят, они были на войне и вернувшись остались нормальными людьми, потому что их терзало то что они делали. Потому что убивать это страшно, и вернувшись они старались попросту забыть обо всём этом. А мне даже и забывать было нечего, как будто я ничего такого и не делал. А я даже не помню скольких я убил, потому что через пулемёт с машины многого не видно. Совершенно точно я убил человек 30, а так их скорее всего гораздо больше... и хоть бы что. Даже не ёкает. Именно поэтому я попал сюда, именно поэтому я сейчас был здесь. В этой тёмной комнате напоминающей мою квартиру в Москве где я вырос. Место где мне должно быть уютно, но искажённое в темноте оно возвращается мня в те моменты детства и юношества когда мне было неуютно, в место депрессий, окрашивая родную комнату в тёмные цвета. Я сижу на своей кровати, а в дверях стоит кошмарный силуэт на который я не могу посмотреть, испытывая перед ним неподдельный ужас. Это напоминание. Напоминание о том... о том как я проебался по полной. Назовём вещи своими именами.
Я взял в руки оружие и решил что обрёл контроль над ситуацией. Решил что смогу забрать то что высокомерно считал своим, и если надо было, готов был пройти через трупы что бы это забрать. Я стал таким же как они, и никакой разницы между нами нет. Просто я решил забрать у них то что они забирают у остальных, но это не делает мне чести. Я убил много людей, но самое главное, втянул в свои разборки человека который вообще был не причём. И одному Богу известно сколько ещё людей попали под раздачу... и всё из-за меня. Из-за моей потребности самоутвердиться, из желания что-то и кому то доказать. Теперь то уж что говорить...

Авария...

Я распахнул веки. Меня выбросило в явь моментально. Я смотрел на обычный белый потолок, и сразу закрыл веки. Всё тело пробрало до костей, мне было больно. Это не была надрывная боль от ран, нет, тупая и ноющая. Но тогда я не смог оценить насколько мне повезло. Потому что боль была везде. В затылке, на лице, в паху, в ногах, руках, даже пальцах. Организм пока ещё не решил мне в деталях сигнализировать о том что болит, решив видимо начать доклад с того что я вообще то ещё жив. Меня эта новость обрадовала конечно, но бурных восхищений у меня не вышло. Ощущения были такие будто бы меня самосвал переехал. Я смутно припоминал детали аварии, и в общем то это почти так и было. А ещё нас окружили...
Я снова открыл глаза и осмотрелся. Это был гостиничный номер, я слишком часто бывал в таких что бы сразу опознать что это была не квартира, квартиры такими пустыми и безликими не бывают. Слишком всё утилитарно, чёрно-белая картина из «Икеи» на стене с видами на Мидтаун (типичная, я таких штук 20 видел уже), широкоугольная плазма на стене напротив кровати. Сама кровать широкая но одноместная. Точно гостиница. Было темно, на улице явно была ночь подсвеченная уличными фонарями. Я попытался встать, попытался встать и мне прострелило всё тело от спины до копчика и паха, так сильно что я аж завыл, как будто внутри тела граната взорвалась. Но я всё же сел у стены и дотянулся до выключателя. Да, это была гостиница... не больница, на руках не было наручников... я посмотрел на свои руки. На правой шов проходящий через всю кисть от указательного пальца до основания. Видимо от осколка. Я распахнул одеяло слегка. Я был абсолютно голым, и на теле у меня было по меньшей мере штук пять швов, парочка глубоких. Были ли там следы от операций не знаю, может и были... так, отмотаем назад. Это не больница, на руках нет наручников. Нас окружили... если Фокс не сумел вытащить меня из машины в одиночку с одни пистолетом отбившись от дюжины ублюдков, заодно умудрившись обойти все кордоны полиции, неся меня на себе, и заселиться в ближайшую гостиницу (продолжая меня тащить на горбу словно крест, очевидно), то... тут я впал в ступор. На хрена мы им нужны? Они хотели нас убить. Зачем оставлять в живых? Более того, зачем лечить? В чём смысл? Во всём этом не было какого либо смысла вообще. Как они нас вывезли из города, учитывая что уже через через полчаса после такого весь Антверпен капитально обложили мне даже думать было страшно... кстати ещё один интересный вопрос, а мы вообще где? Какая гостиница готова принять таких постояльцев?
Возможно кто-то наблюдал за мной (точнее, наверняка наблюдал), возможно он понял что я уже готов задать очень много вопросов. Телевизор сам собой включился. На меня уставилась та самая рожа, тот самый человек из кафе. Тот самый ублюдок, который вчера пришёл к туркам договариваться, а я ему всё сорвал. Какой то чёртов андрогин по имени мистер Фог. В прочем злым он не выглядел.
- Я вижу вы уже проснулись, и на вашем лице я вижу некое замешательство.
Он говорил попросту на отменном русском, как будто говорил на нём всю жизнь.
- Я под огромным впечатлением от ваших действий. Я в восхищении даже бы сказал. Хотя изначально я был на вас страшно зол. Мы должны были переправить через турков в континентальную Европу, один пакет, который для нас чрезвычайно важен. Но вы пришли и в одиночку прошли через них все как нож сквозь масло. Теперь турки считают нас врагами, а вы превратили эту часть Европы в зону боевых действий и привлекли к этому региону повышенное внимание. Что серьёзно осложнило нашу задачу. Видя как вы расправились со всеми эти бандитами, я был впечатлён настолько, что вызвал по вашу группу целую команду ликвидаторов. Какого же было моё ещё большее удивление, когда вы сумели мастерски от них уйти, и заставили меня бросить на вас все силы... это спасло вам жизнь. Я не могу не уважать человека обладающего таким талантом выживать. Более того, не воспользоваться вашими талантами было бы просто глупо.
Прослушав весь этот монолог я крепко задумался. Крепко, потому что голова соображала честно говоря пока не очень хорошо. Биться лбом об подушки безопасности - вредно для здоровья.
- Я конечно дико извиняюсь. Но вы мне чёт не нравитесь. Объясните пожалуйста, а с какого такого хрена мы должны на вас работать? И где англичанин?
- Мистер Глиссон в одном и соседних с вами номеров. И он тоже уже с нами побеседовал. И ему наша беседа не понравилась. Видите ли, мистер Федотов, если ваша семья вне зоны досягаемости будучи в Москве, то до города Питерборо в северо-восточной Англии, добраться отсюда проще простого. Я могу отдать приказ, и в течении часа его семья будет у меня под полным контролем. Могу дать ещё один приказ, и его бывшую жену с нынешним мужем и двумя детьми, убьют прямо перед камерой в алфавитном порядке.
Тварь хотелось удавить голыми руками. Но ситуация была не в нашу пользу.
- Более того, вас ищет уже половина Европы. Турки хотят снять с вас скальп, власти привлечь за терроризм. Потому что со стороны то что вы устроили так и выглядит. Зачем упираться, Алексей? Тем более что по итогу, за работу вам хорошо заплатят и помогут исчезнуть.
О да, исчезнуть нам точно помогут. Кто-то будет нам паспорта делать и помогать границу пересекать? Деньги на нас тратить? Мы уже отработанный материал.
- Ладно, мудила. Чего тебе надо то?
- А вот грубить мне не надо, Алёша. Видишь ли, этот отель, это такой аналог Гуантанамо. Я могу нажать на кнопочку, и к тебе в номер прибегут несколько весёлых ребят. Которые будут бить и резать тебя до тех пор, пока ты не захочешь умереть. А потом я скажу им поехать в Питерборо, и убить жену и детей твоего нового друга. Ты понял меня?
Он всё это произносил спокойно, с минимальным нажимом. Какой то хренов рептилоид.
- Скажи мне, ты понял меня?
- Да. Я понял.
- Хорошо, тем более что работа по своей сути пустяковая для таких крутых парней как вы. Мне необходимо что бы вы доставили пакет из точки «А» в точку «Б».
- Имея на своём хвосте половину Европы?
- Если бы это было просто, я бы нанял DHL. Но это работа с высокой степенью риска. А судя по тому что вы продемонстрировали, для вас риск не проблема.
- Какие у нас гарантии?
- Гарантией является то, что не убил вас вчера на перекрёстке. У вас до рассвета ещё пара часов, вы можете поспать. А потом я вас разбужу. И не пытайтесь выбраться.
Экран погас оставив меня в странном состоянии. Смеси гнева и опустошения...

Первым порывом было вскочить с кровати, но я его подавил. Так и навернуться можно, для суеты нет повода... они наблюдают? Они наблюдают, никаких сомнений. Но и лежать на месте не пытаясь найти лазеек я не собирался. В противном случае что они сделают, если я уже нужен им живым? Я медленно встал с кровати, что было неприятно и в первую очередь подошёл к окну. То что с ним дело дохлое я понял практически сразу, номер явно находился высоко, но надо было хотя бы понять где именно была эта чёртова гостиница.
На улице шёл типичный для этих краёв ливень, заливая собой большую и полностью пустую парковочную площадку. Впереди был небольшой палисадник, за которым расположена какая то стекляшка трёхэтажного офисного здания, которое разумеется не работало сейчас. Это и угол улицы за шлагбаумом, больше ничего видно не было, не настолько высоко. Но и не настолько низко что бы вылезти из окна. Вниз лететь было этажей пять, без единой возможности зацепиться за стены. Более того, подёргав за ручку окна, я понял что оно не открывается, совсем. Пройдя всю комнату я прошёл мимо шкафа, дверь в коридор была на электронном замке и судя по всему была достаточно прочной. А ещё она была армированной, никакой щели у пола не было, полная герметичность. А ещё на потолке у самого угла, висела маленькая чёрная полусфера. И это явно была не пожарная сигнализация. Я не стал долго задерживать на ней взгляд а зашёл в ванную включив свет. Стандартная душевая, маленькая раковина которую вы никогда не поставите в месте в котором живёте, унитаз, кафель и плитка. Вентиляционные люки маленькие, какого то доступа к коммуникациям нет, не то что бы я рассчитывал вылезти отсюда по вентиляционным шахтам... вернувшись в комнату я упал обратно на кровать. Слово - «попали» даже близко не описывала весь кромешный и всеобъемлющий пиздец ситуации в которую попали я и Фокс. Причём если я ещё ладно... Фокс вообще не должен был быть здесь. Он попал сюда из-за меня. И так или иначе, теперь его жизнь и жизнь его семьи зависела от меня. А если уж быть до конца честным, от этих вот выродков... как говорилось в одном фильме, я чувствую себя маленьким червяком на охуенно большом крючке. Потому что иначе как для скармливания рыбам нас тут никто не держит. Вопрос лишь в том кто на нас будет охотиться, и что же такое мы должны такого доставить. Не прошло и минуты как я понял что мне тяжело дышать, я попытался встать и не мог, я слишком поздно понял что меня вырубает прежде чем провалиться в тёмный сон.

Второе пробуждение было даже хуже первого. Я понял что меня траванули, видимо моя активность им не понравилась. А мне не понравилось что отчаянно захотелось (прошу прощения) блевать. Я перегнулся с кровати, но рвать было попросту нечем. Упав обратно на кровать я отдышался, стало легче. На улице ещё было мутно но светло, дождь стучал в окно. Включив свет я заметил на тумбочке смартфон, было восемь утра ровно. Где то минуты три ушло что бы нормально встать с кровати, шкаф был открыт. Внутри в самом низу стояли чёрные ботинки, чуть выше на полке лежали трусы и носки, на вешалках висели белая рубашка, серый костюм и пальто, чёрный кожаный ремень. Не скупились, аж было бы лестно, если не бы общая ситуация.

На то что бы одеться ушло минут семь наверное, я не мог торопиться, каждое движение отдавало не то что бы болью, но совершенно точно не щекоткой. Спокойней... когда твоя машина летит с утёса, попав под взрыв фугаса, это хуже. Уж с этой то хернёй я как ни будь да справлюсь. Да и от сильного похмелья ощущения гораздо хуже, меня хотя бы теперь блевать не тянет... кажется.

Дёрнув ручку двери я понял что та не заперта. Открывал я её медленно, не торопясь. Умом то понимая, что я спокойно покину это место, иначе всё это не имеет никакого смысла. Только вот ощущения что я сейчас выйду из-за двери и мне выстрелят прямо в лицо , не отпускало. Посмотрев через щель в коридор и прислушавшись... звуки дождя бьющего по окну, мерное гудение ламп внутри абажуров по стенам, и системы климат-контроля на потолке. Открыв дверь на всю я вышел. Коридор не слишком длинный, в обе стороны где то номеров по пять. Справа расширенный тамбур, стрелочка с указанием лифта на указателе висящем под потолком указывала именно туда. Чисто внешне, нормальный такой отель «три звезды» в выдержанных синих тонах. Всё ещё не получалось отделаться от неприятного чувства подставы из-за каждой двери. Решил что надо состояние рвать как пластырь, стремительно направился к лифтовому холлу. Двери открылись не дожидаясь когда я подойду, в кабине было пусто... как бы говоря мне. Не забывай что твои яйца в наших руках. Могли бы и не напоминать, уроды... спустился лифт разумеется без напоминания куда ему нужно. Хотя в отеле было восемь этажей выше цоколя, выбрать было из чего. И сразу куча вопросов. Тут были другие люди? Знали ли они о том что отель находится под контролем каких то грёбанных лунатиков? Отель ли это на самом деле или искусная имитация? Слишком много мыслей сразу, я пытался успокоить мозг, систематизировать поток сознания. Главное было сосредоточиться на выживании. Но я не успел об этом подумать, двери в холл открылись. Обычный холл обычного трёхзвёздного отеля. Большая стойка в центре зала, в углу уютные но стандартные диванчики у гостиничного столика. Парочка цветов в катках, расслабляющая и на удивление не раздражающая музыка, и полное отсутствие людей. В голове возникла шальная мысль - был ли я вообще жив? Которую я сразу же загасил... всё банально. Ребята очевидно очень богаты, что им мешало выкупить целую гостиницу? И вообще сейчас не время думать обо всём этом. Пройдя через парадные стеклянные двери я увидел неподалёку на абсолютно пустой парковке «Ауди А6», прислонившись к ней стоял Фокс, с хорошим таким порезом под глазом, так же одетый в очень хороший костюм. Вид у него был подавленный, хотя не думаю что я выглядел лучше. Я подошёл шагов на пять, и понял что не знаю что ему сказать. На душе внезапно стало очень мерзко.
- Фокс... мужик, мне очень жаль.
Ответ звучало чрезмерно отстранённо.
- Тебе и должно быть жаль. Но теперь это не имеет значения. Нам дали адрес. Надо ехать. И постарайся в дороге молчать, в машине наверняка есть камеры.
Не произнеся больше не слова, Фокс занял водительское место. А у меня как будто ноги стали ватные, я очень сильно хотел, что бы всё это было просто дурным сном. И только сейчас я понял что уже не слабо так промок. Как не странно это помогло, я занял место рядом с водителем, и Фокс не особо церемонясь с движком, рванул с места едва не снеся едва успевший подняться шлагбаум.

...

Tags: Мухи творчества, Ниже Нуля, музыкальная шкатулка
Subscribe

  • Конец жары

    Жара кончилась резко. Как человек который переносит жару чрезвычайно тяжело, я в "полном восторге" от полутора месяцев лета потерянных впустую и…

  • Худшее

    Худшее что может случится с человек, это когда он превращается в душного, вечно скулящего, нудного и желчного интеллектуала. Который не делая ни…

  • Привет из Троицка

    Я обещал не писать на злободневную тему и агриться. Но здесь даже не бомбёж а просто комментарий о симптомах болезни правоохранительной системы в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment