fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Корпоративные тайны. 2.

Господин Ванхорн был молод, даже слишком молод для человека занявшего такой пост. Ему было едва за тридцать, это был высокий и худой как жердь мужчина европейской внешности, с узким лицом на котором под невнятной мочалкой коротких светлых волос и с лицом вечно удивлённого подростка были расположены два блюдца не менее удивлённых глаз. Одет он был довольно франтово, но при этом совершенно неофициально. Типичный «Шанхайский шик», тёмно-серые брюки, шёлковый золотистый жилет поверх сорочки. И обязательный смарт в чехле замаскированного под бронзовый порсигар, на цепочке прикреплённой к ремню. Он стоял у большой прозрачной стены с чётками, посреди просторнейшего кабинета, в которой не было ничего кроме ультрасовременного стола из дерева, с встроенными средствами связи, и винтовой лестницы куда то наверх. Пожалуй главным, и крайне чужеродным, здесь был большой персидский ковёр. По которому хозяин кабинета похоже ходил абсолютно босиком. Услышав как открылись двери он повернулся, как будто вовсе их и не ждал. Он обратился к ним на английском, он явно был носителем языка, но в нём чувствовался едва ощутимый и не совсем понятный акцент.
- О, Виктор, привет. А это похоже наш новый сотрудник?
Джон сдержанно улыбнулся – Джонатан Риддл.
- Андерс Ванхорн, очень приятно познакомится… можно просто Джон?
- Конечно сэр.
- О Бога ради. Просто Андерс. Чего встали? Разувайтесь, проходите сюда.
Джон вопросительно глянул на Виктора, тот слегка пожал плечами. Они разулись и пошли на ковёр, поближе к окну. Андерс снова повернулся и посмотрел куда то вниз, внизу как раз медленно тёк транспортный поток по Варшавке и жались друг к другу офисные здания гораздо ниже зелёной свечки.
- Простите, дайте мне минуту… Виктор. Что у нас по нашей ситуации?
- Честно говоря…
Андерс неожиданно перешёл на русский. – Слышал… фиаско. Джон, вы отлично справились, я слышал.
- Спасибо.
- Я думал. О многом думал… там стулья есть, возьмите если хотите.
За столом и в правду стояли совсем не офисные скандинавского стиля стулья. Гости их вытащили и уселись. Андерс молчал, видимо продолжал думать. Потом видимо решил озвучить их.
- Проект по реакторам почти запущен. Заводы же в день народного единства открываем? На все три объекта прибудут первые лица. В Северодвинске будет президент, сам. ФСО же передало тебе документы?
- Ещё вчера днём. Всё заверено, охраной внешнего периметра будет СБ Миннедр заниматься. Так что они главные.
- Это хорошо… Джон?
- Да?
Андерс снова замолчал на долгие несколько секунд, продолжая смотреть в окно.
- Джон. Вы ведь знакомы с нашей сферой деятельности?
Американец посмотрел на Виктора, тот одобрительно закивал.
- Да, конечно.
- «Конечно» это хорошо. Мы начинали как производители товаров, в первую очередь, для медицинских нужд. Но мы уже давно переросли этот рынок. Мы не только даём людям… даём им возможность жить полноценной жизнью. Мы теперь занимаемся и многим другим. Мы ведь одни из лидеров в робототехнике, вы слышали?
- Совместные с «Калашниковым» дроны поддержки пехоты. Мулы, разведчики, машины обеспечения огня.
Андерс полуулыбнулся повернувшись, засунув руки в карманы. Он выглядел так как будто задумал какую то шалость.
- И это ещё не всё. У нас совместные проекты практически со всеми ведущими компаниями в стране. Новосибирский центр гигантская база, и основной фронт работ у нас там. Но кое что у нас и здесь имеется… вы в курсе сколько на территории РДФ инвалидов? Почти четыре миллиона человек, с инвалидностью первой группы. Новые органы и конечности, искусственные элементы нервной и мышечных систем. Мы почти научились лечить болезнь Альцгеймера и другие заболевания мозга.
- Искусственный нервные клетки?
- И не только мистер Риддл. А много чего ещё. Но всё это, все наши возможности упираются в недоступность дешёвого и компактного, но при этом мощного источника энергии. Дроны, спецтехника наподобие луноходов, арктических вездеходов, батискафов, экзоскелеты, всё это мы сможем запитать от нашей новой батареи.
- Мы всё ещё не можем покинуть наш технологический… уклад. Но едва ли наши батареи смогут выдвинуть человечество на новую ступень развития.
Андерс улыбнулся ещё шире. – Нет, но существенно облегчат нам задачи по этому направлению. Но... амбиции это дорогой товар. Очень дорогой. Виктор, человек свято верующий в свою цель защищать нашу компанию. Потому что понимает что она из себя представляет. А представляет она из себя ничто иное как… как ты мне однажды сказал?
- Наше семейное гнездо.
- Вот. Что-то старомодное, в духе клановой принадлежности. Мы это позаимствовали у азиатов. Наши работники трудится на нас в поте лица, но они никогда и ни в чём не нуждаются. Прогресс прекрасен сам по себе. А деньги приятное дополнение. Но какой смысл в прогрессе, если убрать из уравнения человека?
Джон думал что ответить, в прочем недолго. На самом деле, Андерс ему уже успел понравится. В этом человеке было некое обаяние. Энергия…
- Многие бы с вами не согласились.
- Многие бы, не согласились. И именно от этих многих я бежал… я бежал дважды в жизни. В 18 лет, досрочно получив образование, я само собой устремился в США. Потому что в Европе мне было слишком тесно. Из штатов я бежал, когда понял что эпоха настоящих энтузиастов от технологий прошла. И всё что я придумаю, будет в последствии применено лишь в угоду верхушки золотого миллиарда, что предала всех нас и укрылась в своих башнях из слоновой кости. Но что гораздо важнее, то что там индивидуальная свобода по сути умерла. Думал ли я, что смогу найти эту свободу здесь? В России? Нет… жизнь странная штука, Джон. Я не хочу впадать в ложный пафос, размышления об ответственности бизнеса перед обществом, о том сколько денег мы вкладываем в медицину и образование, сколько полицейских и пожарных вернули домой к их семьям и позволили им остаться на службе. Просто, это страна свободы, подлинной свободы. Я бизнесмен, и понимаю что мне не нужно управлять народами. Но я даю возможность лечить людей, даю им новую жизнь. А государство обеспечивает нам всем существование, сдерживая натиск. Это вообще, одна из первостепенных задач существования государства – защита народа живущего на его территории, государство это становой хребет народа, его доспехи. А наша первостепенная задача – дать возможность жить тем кто на нас работает. Дать им возможность реализовать свой потенциал… ты человек с потенциалом Джон. Как и я в своё время, как и все кто пришли работать в эту компанию… мы. Я заговорился… знаете, пойдёмте.
Андерс подошёл к своим ботинкам, взял со стола обувной рожок и быстро обувшись, пошёл к двери. Джон посмотрел на Виктора, тот пожал плечами. Андерс повернулся, пока они обувались.
- Идёмте! Мне надо кое что вам показать. Даже много чего.
Сказав это босс вышел обратно в тот же зал через который они шли сюда. Андерс продолжал говорить, распалившись, он шёл и говорил, говорил и шёл. Порывисто, сумбурно, но явно вдохновлённо. Он шёл быстро, лавируя мимо аквариумов с протезами. Размахивая руками.
- Я не хотел становиться оружейным дельцом. Жизнь заставила.
Многие великие умы служили благородным домам. Да Винчи например. – Подначил его идущий чуть позади Виктор.
- Да, многие. Вся история Европы, да и мира, это история хороших людей ставших плохими, что бы защитить других хороших людей от тех кто ещё хуже… ты мне сильно льстишь, я то себя сравнивал в ранние годы с Теслой. С Николой Теслой, не с… да. Я говорил об оружии?
- Мы ведь производим не совсем оружие. В первую очередь средства индивидуальной защиты.
- Не порть сюрприз Виктор! Наш гость должен увидеть всё сам. И мы ему покажем. Всё ему покажем.
- Первые десять этажей над холлом, административная часть здания. Не считая отдела продаж и отдела связей с общественностью. Дальше начинаются лаборатории и мастерские.
- Мастерские?
- Мастерские. Мы их так называем. Как в старые добрые времена.
Не было никаких «старых добрых». – Сказал Виктор. – Мир был таким всегда.
Они дошли до того же самого лифта, Андерс дождавшись пока его компаньоны зашли в кабину, щёлкнул по кнопке и лифт мягко ухнул ровно на десять этажей ниже.
- Одна из точек зрений. Но… я мог долететь из Сиднейской оперы до Вены меньше чем за сутки. А теперь наши возможности передвижения по воздуху ограничены. Весь мир как на иголках…
- Мы с этим боремся. Как можем… но мы сейчас здесь что бы как то влиять на происходящее. Этим нынешнее время, лучшее что с нами было.
- У тебя нет ностальгии по старому миру, я знаю. А у тебя Джон?
Тот замялся. – Было проще. Нам говорили воевать, мы шли воевать, и считали что это правильно. В американскую мечту к тому моменту когда я школу заканчивал, уже никто не верил но… была мирная жизнь. Можно было проехать всю страну от Саванны до Сиэтла без кордонов и боязни получить пулю. Концерты. Жрачка в крупных городах отвратная конечно, но если отъехать подальше. А теперь у нас есть железное кладбище в долине Империал и тринадцать голодных штатов к востоку от Миссисипи. Париж сгорел, в Барселоне рынок рабов, Амстердам утонул.
- Прошло всего 11 лет, да… - Андерс заметно погрустнел. - сколько людей погибло за эти 11 лет.
Лифт наконец достиг точки назначения.
- Но Вена ещё стоит, это окрыляет знаете ли.
Tags: Вечный Город, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Труд

    Я чё хочу сказать. Если ваша экономика, такое убогое сраное говно, что к вам на работу не едут даже мигранты из них кишлаков Средней Азии, потому…

  • Перевернуть доску

    Любая цивилизация, развивается по таким же законам как и все остальные. Законы расширения-сжатия. Пассивности и агрессивности. Экспансии или же…

  • Приятного всем вечерочка!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment