fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

Всемирная энциклопедия 1.8.

Балканская операция и вторжение в Польшу.

Самая сложная часть всей кампании была, безусловно, операция по деблокированию Калининграда. Осуществить её иначе, чем через вторжение в Польшу, было невозможно. А для этого было необходимо создать бронированный кулак с двух сторон, один должен был ударить с территории разрушенной Белоруссии. Другой пройти как нож сквозь «Балтийских тигров» и прийти на помощь истощённой и измотанной до предела Калининградской группировке. Кулак бронетанковых и мотострелковых войск при поддержке вертолётной авиации, численностью свыше 30 тысяч человек, прибывший из Центрального Военного Округа, из частей Западной Сибири и Урала, стал готовиться к контратаке за семь дней до осуществления плана «Скифское Копьё». Эти части не вовлекались в боевые действия на фронте, постоянно попадая под бомбёжки и обстрелы, они маскировались и ждали своего часа. 22 октября Ставка отдала приказ о наступлении силами четырёх сухопутных бригад по линии Даугавпилс-Утена-Каунас-Сувалки, для ликвидации линии фронта и тыловых частей с севера, с последующей зачисткой все территории Прибалтики до самого побережья, тем самым деблокировав Калининград с севера, после чего освободившиеся части должны были быть срочно переброшены на запад для контрнаступления. Основные же силы, в составе двух дивизий и 12 бригад сухопутных войск, должны были проломить линию фронта вдоль границы, и отрезав все дороги ведущие к западу от Белостока, направить основные силы на север, выбрав конечной точкой наступления Гданьск. Силы NEFOR были истощены долгой войной. Но все отступающие с востока части концентрировались на территории Польши. Создавая протяжённую и уходящую глубоко на территорию страны, линию эшелонированной обороны. Стратегия крайне непривычная для западных армий, которой американцы и поляки научились именно что у русских, когда пытались прорваться через неё неделей ранее и потерпели фиаско. Сражение за Польшу обещало стать самым тяжёлым и кровопролитным за всю войну. В шесть часов утра, началась массированная атака на линию фронта противника.
Части литовских и латышских комбатантов совместно с польскими частями обороняющими территорию Прибалтики, были разбиты за три часа, банально выучкой, опытом и превосходством в огневой мощи и технике. Не говоря уже о том что большинство прибалтов не горело желанием воевать. Существенное сопротивление оказала лишь группа американских войск к северу от Калининграда, которую взяли в окружение и додавливали ещё четыре дня. Основные части наступающие на север заняли Ригу уже к концу недели, не встречая значительного сопротивления. А вот на западном направлении ситуация была сложнее. Совместная оборона британцев и американцев под городом Сувалки была выстроена настолько мастерски, а сопротивлялись защитники настолько отчаянно, что наступление на него едва не закончилось катастрофой для сил ОДКБ. Поля вокруг города превратились в кладбище погибшей техники и были изрыты окопами и укреплениями противоборствующих сторон. Леса и посёлки стали местом нескончаемых позиционных боёв между пехотными частями. Город был взят через самоотверженные действия пехотных подразделений, захватывающие его дом за домом начиная с окраин. Пока наконец не открыли путь бронетехнике, зачистка (по счастью заранее покинутого населением) города заняла ещё три дня. Под Белостоком не смотря на так же высокие потери и активное сопротивление, силами четвёртой, второй и седьмой бронетанковых, и девятой, третьей и девятой бронетанковых бригад, была проведена мастерская наступательная операция. В результате которой NEFOR потеряла убитыми и ранеными почти 15 тысяч человек, а город был взят в блокаду. Вся эта операция заняла 32 часа. Скоро к наступающим частям присоединились измотанные и обескровленные части, стоявшие до этого в затяжной обороне. По состоянию на 27 октября, силы ОДКБ стояли в двадцати километрах от юго-востоку от Варшавы. Но продвинуться дальше не имели никакой возможности. Ситуация сложившееся за эти несколько дней на территории Польши уже начинала напоминать мясорубку под Верденем, и было ясно что если не достигнуть перевеса, две группировки на территории Польши, общей численностью по миллион человек каждая, встанут здесь намертво и на долгие месяцы. А дефолт американской экономики был близок, и в Вашингтоне понимали, что в этой войне если надо не победить, то не дать победить России. Угроза ядерной войны стояла уже недвусмысленно.

Общепринято считать что идея европейского единства была похоронена по культурным и экономическим причинам. Однако настоящее хищное империалистское нутро Европы вскрылось не в разорении и обнищании Восточной Европы и Балкан, не в дербане Ливии и не в разрушении старых культурных устоев и нивелирование простых гражданских прав в угоду новому миропорядку. Последним гвоздём в гроб Европы общепризнанно считается гражданская война в Болгарии, переросшая затем в кровавую бойню во всём юго-восточном регионе.
Если случившийся мировой кризис ударил даже по золотому миллиарду, но там был ещё какой то запас прочности а сильные мира сего обладали хоть каким то инстинктом самосохранения. То по «младшим» членам Евросоюза кризис ударил со всего размаху, и затяжная депрессия вылилась в нарастающую напряжённость. Националисты рвались к власти повсюду где была нищета. А нищета на Балканах была везде. Официальные власти были слишком слабы и коррумпированы, леваки слишком «жидки» и откровенно ничего не могли противопоставить свирепой мощи фанатиков кричащих о таких простых понятных вещах как «мигрантах-завоевателях», «Грабителях из Брюсселя» и «Турецкой угрозе», и ведь их доводы выглядели более чем убедительно. Обычный бандитизм со стороны тех же албанцев, начал выливаться в постепенно нарастающий исламисткий террор в масштабах всего региона, а власти были откровенно импотентны. У Сербии в рукаве был козырь, власть там была не такая жидкая, силовики были в постоянном состоянии тайной (пока ещё) войны, а Россия даже не смотря на нарастающую напряжённость, лишь расширяла штат своего персонала в регионе. Все понимали, что с территории Турции в регион начинают прибывать боевики. И их было более чем достаточно и среди прибывших беженцев. Получив сигнал к атаке они бы все встали под ружьё и превратили регион в ад. Видя это, крепкие отношения с Россией наладила Венгрия, дав свою территорию в качестве плацдарма для операций в регионе. В Чехии народ колебался, и надо отдать должное, многие чехи устали жить на правах вечных троешников в Европе, прекрасно понимая что там в случае чего их скормит их бородатым не поморщившись. Молодые венгры, словаки, хорваты, чехи, греки и многие другие уже начали возвращаться назад домой, они не были отъевшимся и наивными жителями западных держав, их инстинкты были живы, и они кожей ощущали что скоро случится катастрофа. Но Брюссель ни хотел никого отпускать, его логика была уже не логикой союза. Эта была логика колониальной империи, отпустить восточную Европу, означало отдать её России, или Турции (что для всех было хуже). А самое главное, после этого Европы бы совершенно точно покинула бы скатывающееся к откровенной гражданской войне между «красными и коричневыми» Италия, а там был риск и полной потери Иберийского полуострова, выход Британии ЕС пережил крайне тяжело,а а от подобных пертурбаций львиная доля золотого миллиарда вообще скончалась на месте. Конфликт мог разгореться от чего угодно, в любой момент. И главным спусковым крючком для него стала ситуация в Болгарии.
В за два года до Жатвы, весной, как раз когда Россию да и многие другие страны мира начали охватывать уже довольно серьёзные волнения а всемирная депрессия становилась всё серьёзней. В Болгарии объявился политик по имени Антон Земаш. Человек бывший простым директором школы, до этого бывший педагогом с более чем 30-летним стажем работы, преимущественно с классами средней школы в городе Асеновграде, не большом но всё же райцентре. Там же он последние семь лет был главой районной администрации. Это была не очень большая должность, но свою малую родину, своих учеников и своих соседей господин Земаш любил, и они надо сказать, его может и не любили, но совершенно точно уважали. Сам Земаш был отцом двух сыновей (одного из которых потерял, в мирное время и в таком благополучном мире), и дедом для двух внуков. Он был далёк от политики как таковой, сам в душе он был старым коммунистом, но при этом понимал мотивы и стремления к западной жизни, и попытки сохранить болгарскую нацию в стремительно летящем в пропасть мире. При этом он был человек умным, крайне сдержанным, но прямолинейным. За это его бы никогда не сделали человеком, который займёт пост выше главы района. Но страну трясли кризисы. Турки скупали землю за бесценок и при поддержке коррумпированных властей выкидывали крестьян с их земель, а на его месте выращивали сою и рапс для западных компаний, который убивал почву. Страна фактически ничего не производила, что можно было бы экспортировать, безработица достигла 30%, албанская мафия лютовала настолько что даже местные ОПГ по сравнению с ней были как дети, но турок все боялись ещё больше. Алкоголизм и наркомания так же стали давно уже нормой жизни. Эта картина была привычной практически все годы после развала Социалистического блока. Но покуда запад был сытым, что-то перепадало и вниз. А как только началось «затягивание поясов» там (Громили уже не только Париж, но и все крупные города, неделями и месяцами, с небольшими перерывами, где то уже стреляли, а там где полиция не справлялась, работали отморозки из ЧВК), на востоке вообще начался ад. Антон не выбирал для себя такой судьбы, судьба его выбрала. Выступая на митинге перед городской администрацией, вторым человеком после мэра, он сказал культурным но понятным для всех языком, что он думает о нынешнем президенте страны, Европе, Америке и их всей нынешней жизни.
А на следующее утром он проснулся знаменитым, и вокруг него сразу образовалась большая компания людей. Они уговаривали его идти кандидатом в президенты, и из-за всех сил топили за досрочные выборы. Земаш отказался, сказал что он не тот человек что бы быть главой государства. Уговорили земляки, семья и друзья, коллеги, даже бывшие и действующие ученики. Так же «уговорили» своими действиями члены госслужб, которые попытались абсолютно по бандитски «наехать» на кандидата, но спасовали пред лицом местного населения, в особенности местной полиции.
Началась долгая предвыборная кампания, Земаш достаточно быстро, своей искренностью, завоевал уважение людей совершенно различных взглядов. Его уважали все, рабочий класс и молодые студенты, полицейские и интеллигенций. Адекватные левые и правые видели в нём фигуру которая сможет объединить вокруг себя страну и вытащить её из ямы. Он не был радикалом, но был патриотом, он был за социальные гарантии, но поддерживал малый и средний бизнес понимая что без него не будет никакой экономики. Он был за великую и сильную Болгарию, но понимал что без сильного покровительства и хороших отношений с соседями – их сожрут и не подавятся. О своих панславянских взглядах и симпатии к России он заявил практически сразу. И разумеется за это, и не только за это, проевропейские власти начали его топить, долбя из всех орудий. Арестовывали за хулиганство его сторонников, блокировали работу избирательных участков, срывали интервью, удаляли видео из интернета. Но всё это лишь сильнее распаляло его сторонников, народ всё больше и больше проникался к нему уважением. Народ чувствовал в нём того кто он есть. Уже немолодого умного мужчину, порядочного и с тяжёлым жизненным багажом, который не боялся брать на себя ответственность. Россия и Китай предлагали ему поддержку ещё до выборов, на что он ответил что он пока ещё не глава страны, и принимать такие подачки попросту не имеет права (к слову сказать, президента России такой жест впечатлил). Лето было жарким во многих смыслах, и вот уже простой директор школы, стал влиятельной фигурой в своей стране, но что гораздо важнее, он становился популярным и в соседних странах, а слышали о нём уже много где и за её пределами. Что совсем неплохо для простого болгарского педагога. Надо ли говорить что так же стремительно набирающим вес ультраправым, взращенных местечковыми олигархами, он был как кость в горле? Кризис тем временем лишь усиливался, полки магазинов начали пустеть, цены на бензин становились неподъёмными, последние зачатки малого бизнеса загибались, а корпоративные сети стремительно ужимаясь начали покидать «рискованные» регионы. И всё это на фоне возвращения с запада молодого и уже разочаровавшегося и порядком озлобленного молодого населения. Поводом для импичмента действующей власти могло стать что угодно. И поэтому президент страны не стал его ждать, понимая что его не поддерживает вообще никто, а выведенные на улицу солдаты братаются с толпой, он запросил помощи у Брюсселя. Те понимая что военное вмешательство им не простит уже никто, заключили контракт с корпорациями «Армахам» и «Меерхольм», по наведению порядка на территории страны, которые уже успешно показали, как они умеют громить толпы безработных в той же Греции, после того как даже полиция отказалась. Но всё это на бумаге, по факту в их задачу ставился полный разгон всей оппозиции и арест (ну или ликвидация) всей её верхушки. Понимая куда дует ветер и что надо ловить момент, про западное крыло в Венгрии устроило импичмент своему президенту, и так же позвала к себе в страну наёмников. Ситуация начала накаляться. Никто не питал иллюзий, это была интервенция. Но и войну объявлять Земаш не имел права. Праворадикалы, как это часто и бывает, показали себя редкими политическими проститутками, а до половины всех их движений и партий, оказались банальными бандитами, которые пошли служить правительству за мелкий прайс, убедившись что за них теперь будет стоять мировой капитал. Толком ничего не умещая армия, толком ещё не знающая жизни молодёжь, только полиция да люди уже крайне среднего возраста – вот та сила которая могла бы взять в руки оружие. Если бы у них было это оружие. В Венгрии ситуация была и то не настолько тяжёлый. Президент ушёл в подполье, но и сам не стремился разжигать пламя гражданской войны, понимая что молодёжь его пока ещё не поддерживает. Но за ним стояла армия и полиция, которая даже что-то умела и имела какое то оружие. В Болгарии же, это была чистой воды оккупация. И это понимали и жители соседних стран, в какой то момент, в страну стали приезжать выходцы из бывшей Югославии, Македонии, Греции и даже Чехии. А в какой то момент, уже и из России, все понимали куда всё идёт. Но Земаш пытался предотвратить кровопролитие, но не смог обуздать свой пришедший в ярость народ. Когда толпа из двадцати тысяч человек, пошла к дворцу президента требовать его отставки, местный командир «Армахам» не раздумывая отдал приказ открывать огонь на поражение, а отморозки из компании его выполнили. Убив порядка тридцати и ранив почти полсотни человек. Затем, на следующее утром, боевики корпорации провели рейды «по больницам», откуда забирали раненых и свозили в заранее приготовленные коррекционные лагеря, многие раненые там и скончались, без оказания должной помощи. Затем была попытка штурма здания в центр Софии, где должен был быть штаб оппозиции, но он оказался пустой. А потом наёмников начали убивать, увы, не как хозяева своей страны, а как партизаны. Но убивать самозабвенно и жестоко, часто не эффективно и по дилетантски, но со всей яростью. А потом свою лепту начали вносить добровольцы из стран бывшего СССР, особенно много их было с Донбасса, и как не странно, с Кавказа. У «Армахам» был запрет на наступательное вооружение и стратегическую авиацию. Но их численность, оснащённость и доступ ко всем видам разведки делал их крайне опасным противником. А самое главное, этим ублюдкам было совершенно плевать на какие либо правила и законы. За восемь месяцев они залили страну кровью, ведя на ней себя практически как нацисты, но так и не сумели достигнуть цели. Земаш и его соратники, ставшими в последствии героями Болгарии да и третьей мировой, постоянно уходили от них, планируя всё новые и новые акции, а сам Земаш в перерывах написал далеко не один политический трактат вставших в последствии в один ряд с трудами вождей красной революции в России. Скоро пламя гражданской войны расползлось на Румынию, где ситуация в стране была примерно схожая. На Грецию где всё было примерно так же как в Болгарии, только греки не будучи славянами, были несколько пассивнее. На Македонию и вообще всю бывшую Югославию. Оружие, добровольцы и деньги шли отовсюду. Вскоре ГРУ, не смотря на тяжкий кризис внутри страны, развело активную деятельность в регионе, понимая что если не додавить западников сейчас, потом здесь будут стоять войска НАТО.
В общем, к моменту пограничной войны это был уже вовсю пылающий регион, который снова испытывал горе, но не сломался под ударами интервентов. Всё как встарь, австрийцы и османы вновь и вновь пытались взять эти земли, и часто они достигали успеха. Но местные народы продолжали сопротивляться годами и десятилетиями.
К тому моменту как войска западных держав начали входить на территорию России, Халифат уже сжигал Ближний Восток. Наёмники корпорократий уже сами не знали что здесь делают, но контракт никто не отменял. А с юга, разграбляя прибрежные городки и посёлки, или же превращая албанские города в свои стойбища, прибывали тысячи и тысячи боевиков. Покуда наёмники сидели в крупных городах терпя постоянные покушения и диверсии, совершая рейды в практически неконтролируемую провинцию, дикари уже шли с юга сжигая всё на своём пути.
Армия Сербии готовилась к броску на Приштину и Сараево. А тем временем, практически не используемые в войне силы ВДВ РФ наконец получили себе боевую задачу.

Задача была мягко говоря, нетривиальной. Под прикрытием ударов по объектам НАТО со стороны стратегической авиации, совершить самую масштабную воздушную высадку в истории. Самолётов не хватало настолько, что для операции реквизировали гражданские суда. Задача была одна, захватить все стратегические объекты стран Балканского региона, преимущественно Болгарии и Румынии, выбив оттуда силы наёмников. После чего, объединившись с силами местных союзников и добив оккупантов, направить все силы на ликвидацию наступающих (а то что они будут наступать сомнений не было) исламистов с южных Балкан и Турции. Отдельным пунктом стояло, не много не мало, взятие Софии, силы патриотов Болгарии уже собрали все возможные силы для атаки. Но без десантников их шансы были, прямо сказать, не слишком велики.
25 октября, сотни самолётов, пролетев через территорию уже занятой Украины, минуя польские районы ПВО, достигли Балкан, где довольно скоро захватили аэродромы для следующих волн. Бои с наёмниками были крайне ожесточёнными, но скоротечными. Те понеся большие потери стали постепенно уходить к северным границам занятых стран, стремясь достигнуть границ стран Евросоюза. А десантники всё прибывали и прибывали, в конечном итоге на территории Балкан оказался практически весь личный состав Российских ВДВ. 28 числа, молниеносным штурмом был взят дом правительства в Будапеште, правительство было арестовано а законный правитель вернулся на свой пост. Двухдневный штурм Софии так же оказался успешен, Земаш торжественно вошёл в город чуть ли не в первых рядах, своими людьми он командовал чуть ли не на поле боя. Корпоративные силы как то ещё стоявшие против партизан, не технически, не по уровню дисциплины, не по уровню мотивации, до регулярных частей крылатой гвардии не дотягивали никак. К тому же у русских была авиация и всесторонняя помощь местных. Неделю длилась осада Косово, стоявшая сербам больших потерь, тем не менее крупнейший анклав боевиков в мире и крупнейшая американская военная база в Старом Свете были уничтожены. Грязь которую сербские военные и русские спецы там нашли, стала тем что уравняло запад с Третьим Рейхом. Огромная лаборатория, практически фабрика, по извлечению и поставке органов, по испытаниям оружия над людьми, фабрики пыток для получения информации. Распространение информации стало сильным ударом по американскому режиму (и по боевому духу в их частях), в какой то момент все кто итак не любили федеральное правительство, поняли что имеют дело с чистым злом, и что с ним нельзя договариваться. Американские идеалисты, в чём то даже куда как более наивные чем русские, оказались страшной силой. В Вашингтоне отчётливо почувствовали что трон начинает шататься. Во многом именно это ускорило подписание мирного договора. Но необходимо было купировать угрозу ядерной войны, нужна была демонстрация готовности идти до конца.

В ночь на 30 октября, Ставка вышла с командованием NEFOR, непосредственно командованием уже никому не нужного но ещё существующего НАТО, с правительством Польши, США, Франции, Германии и Великобритании. Они заявили что через 40 минут, нанесут точечный удар неядерным баллистическим и ракетным по всем военным объектам на территории Польши. Никаких договоров, никаких отсрочек. У персонала есть 40 минут что бы полностью покинуть эти объекты. А так же эвакуировать гражданских, при условии что они находятся на этой территории. Удар должен был быть совершён высокоточным оружием, и не особо бы навредил окружающей территории. Но рисковать никто не стал. Паника охватила страну, но военные NEFOR и поляки провели эвакуацию дотошно. Чем самым сделав последний акт этой войны совершенно бескровным, но весьма впечатляющим. Ту-160 называемые на западе «Блэкджек», атомные субмарины в Арктике и Тихом Океане. В общей сложности они запустили порядка ста крылатых и баллистических ракет. Причём запущены они были так, что бы нанести удар одновременно. Вся военная инфраструктура на территории страны, включая штаб квартиру НАТО в Варшаве, была разрушена до основания. Сказать что эта демонстрация произвела впечатление, это ничего не сказать. Через 10 минут после случившегося, президент США позвонил президенту России и попросил того о немедленном прекращении огня с их стороны.


Пражский мир.

1 ноября, Прагу наводнили чешские и немецкие полицейские и военные. В страну под сопровождение российский и американских ВВС соответственно, прилетели лидеры всех стран союзниц. Оттава, Вашингтон, Варшава и Лондон. Москва, Пекин, Минск, Нурсултан и Тегеран. Переговоры были на удивление быстрыми (учитывая обстоятельства). Он длились меньше пяти часов. Ответ на вопрос «почему», был прост. Это была не победа во Второй Мировой, и даже не окончание Первой. Мир никто не собирался делить, потому что делить то что вот-вот рухнет было бессмысленно. Помогать друг-другу в трудный час так же никто не собирался. Все грехи старого мира, особенно за годы однополярного мира, наконец вышли англосаксам боком. Найденное же в Косово окончательно подорвало статус Америки как морального ориентира. Для Канадского премьер министра война же и вовсе стала политическим самоубийством, канадцам это война не была нужна от слова совсем, а они получили 12 тысяч цинковых гробов, просто потому что решили крикнуть «кто на нас с Васей?!» и вписаться за две Метрополии сразу. В прочем и отделались канадцы легче всех, больше ничего не потеряв. Для Британцев эта война стала чудовищно провальным мероприятием, которое угрожало к приведению к власти в стране левого движения в пику правящему режиму. Разочарование американцами было колоссальным, а самое главное, они потеряли то немного влияние в Старом Свете и Африке что у них ещё было. Вкупе с рядом проблем внутри страны, Британия из этой войны могла выйти уже не Британией а Англией, с уровнем жизни где то в районе Польши образца 2007 года. В прочем воспринимали они это со свойственным им стоицизмом.
Американцы в этой войне потеряли всё. Последний вздох американского империализма супротив глобальных элит, в попытке и им угодить и одновременно их прижать к ногтю завершился отправление домой двухсот тысяч цинковых гробов и по факту разгромом половины всей имеющейся армии вообще. Полной потерей Латинской Америки и Европы. За два месяца до войны, США потерпели позорное поражение в Саудовской Аравии, с трудом успев спасти половины живущих там европейцев и потеряв главного поставщика нефти. Сейчас на грани полного краха, американские войска и местные союзники обороняли Дубай и Бахрейн, уже из последних сил. Американцы стремительно покидали Турцию и вообще всю Малую Азию, полностью потеряли контакты с Пакистаном и вообще хоть с какими то союзниками в исламском мире или Африке. Это поражение стало для них крайне тяжёлым. В прочем, победителям было не сильно легче. Мировая экономика была практически добита. Все понимали, что гегемонии доллара больше нет. Что мирового рынка больше нет. Что даже половины торговых путей и портов больше нет. Страны начали распадаться уже повсюду.
Тем не менее, победители остались при своих, и сумели отстоять свою независимость. Столицы восточной Европы и немецкие центристы были настроены на налаживание отношений с Москвой. Причём в срочном порядке, чуя что остались до катастрофы считанные недели. София, Бухарест, Белград и Будапешт не долго думая подписали договор о вхождении их стран в единое экономическое пространство с Москвой и Пекином. Лишь бы российские войска остались. И они остались, вместе с сербами воюя на территории Албании и в приграничных с Грецией районах, где уже разверзлись самые настоящие бездны.
Победа в войне была принята с восторгом. Народ оплакивал убитых, но нанесения поражения американцам и западу в их лице, был безусловно триумфом. Но как и в случае с окончанием второй мировой, эйфория была недолгой. Только теперь, увы, речь шла совсем не о холодной войне и железном занавесе.
Tags: Вечный Город, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments