fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:

Всемирная энциклопедия 2.2.

«Скифское Копье».

И в Вашингтоне и в Москве понимали, что эта война, не будет «в долгую» и победит в ней тот, кто раньше вырвет себе лучшие условия. Полный переход на военные рельсы России с учётом происходящего в бывшем СССР и в мире в целом, а так же последствий развала экономики, мог запросто угробить экономику окончательно и обрушить страну в клинч из которого пришлось бы выбираться десятилетиями.
Но для России «ничья» была неприемлема. Урок должен был запомниться надолго, так что бы никто больше не захотел подобного повторить. Не говоря уже о том, что война ещё не была закончена.
Почему «Скифское копьё»? Считалось что это было элементом некой «обиды» на запад. Многолетние стремления русского бессознательного к западу были отброшены в сторону. Пришло время показать своё истинное азиатское нутро. В конце концов они сами на это напросились. Но надо было учитывать факторы.
Первый. Стратегическая война ещё так толком и не началась, попытка её начать операцией «Молот Свободы» провалилась с треском. А Россия потеряла лишь с десяток бомбардировщиков средней дальности и две установки «Искандер». В остальном же все пока оставались при своих. Субмарины лежали на глубинном дрейфе или же активно избегали встречи друг с другом. Обе стороны к их чести, активно избегали внутриполитического давления (особенно оно было велико на президента США и его окружения) склоняющего их началу полномасштабной ядерной войны. В прочем о переговорах тоже речи пока не шло.
Вторым фактором было то, что в Азии война ещё не началась. И это было на самом деле, самым настоящим чудом. Тайбэй и Пекин вели активные переговоры, пытаясь как то договориться. Но на острове оппозиция уже во всю собирала сторонников, ради взятия власти, националисты отчаянно жаждали реванша над КНР и верили в успех. Скорее всего это бы закончилось полномасштабной (и по всем прогнозам, катастрофической для обеих сторон) высадкой НОАК на Тайване, и долгие десятилетия попыток выстроить мир и провести тихий перевод острова на свою сторону, прошли бы впустую.
С Токио же никаких переговоров никто не вёл, Семичасовая война нанесла силам обороны Японии значительный ущерб, но при поддержке американцев они были полны решимости ударить по КНР из всего что у них есть. Проблема опять же лежала в той плоскости, что сколь бы чудовищным не был урон от японско-американского удара по Китаю, ответный удар скорее всего уничтожил бы всё живое на Японских островах на ближайшую пару тысяч лет. Более того, сами американцы погрязшие в Европе, войны с Китаем не желали. А Китай в свою очередь, понимая расклад сил, дипломатически давил американцев, склоняя их к скорейшему прекращению огня и началу переговоров. Китайцы прекрасно понимали что проигрыш России это и их проигрыш, следовательно – необходимо было создать условия для более выигрышных позиций. К тому же, внутри Китая наконец стали активно действовать свои «внутренние демоны», в отличии от Российского Комитета, они терпеливо ждали своего часа, пока нация окажется в максимально запуганном и раздраенном состоянии. И всё это время тихо саботировали внешнюю и внутреннюю политику, готовя провести молниеносный государственный переворот, через убийство генсекретаря и ближнего круга разумеется. Но у них ничего не вышло.
Пожалуй единственным эпизодом войны в Тихоокеанском регионе, были несколько диверсионных операций проведённых ГРУ на территории Аляски и Канады. Группы захватили и уничтожили с десяток РЛС и станций наблюдения. А так же уничтожили свыше тридцати единиц воздушной техники. Тем самым сделав Аляску полностью беззащитной от вероятного вторжения (которое в прочем не планировалось в ближайшем будущем), а так же «ослепило» американцев на всём востоке северной Евразии и в Беринговом море.
22 октября, вооружённые силы России, республик Донбасса и семитысячная сборная группа войск специального назначения Казахстана, начали входить на территорию подконтрольную Киевской хунте. Что на самом деле было крайне условно, так как и до войны Киевская администрация крайне условно контролировало территорию страны. А после начала войны, бал стали править командиры NEFOR которые думали что контролируют местными полевыми командирами на местах, и полевые командиры которые никому не подчинялись и на американцев с британцами плевать хотели (поляки лишний раз общаться с бандеровцами не стремились, они уже были врагами).
Но как и ожидалось, упорного сопротивления не получилось. Лишившись военной поддержки ВСУ (более того, к наступающим частям, присоединялись тысячи бывших украинских военнослужащих) и ВВС NEFOR (что наносила ощутимые потери наступающим и силам ВКС России), наёмники и боевики продемонстрировали себя свирепыми и опасными, но по сути своей, бандитами. Против уже прожжённых в боях, хорошо вооружённых и подготовленных, а самое главное – имеющих чётко поставленную цель и задачи регулярных российских частей, шансов у них не было. Точечные удары ВКС, превосходящая огневая мощь танковых колонн и умелые операции спецвойск, сделали своё дело. По состоянию на 24 октября, какое либо открытое сопротивление российским войскам в восточных регионах вплоть до Днепра, прекратилось. Что означало в будущем кровопролитную и затяжную партизанскую войну, но что уже было определённо лучше и менее разрушительно, чем полномасштабная битва регулярных армий на территории Украины. Силы NEFOR и подчинённые им силы спецподразделений и ЧВК западных держав, неся тяжёлые потери, организованно но уверенно отступали. 25 октября, десятитысячная группировка ОДКБ, преодолевая незначительное сопротивление вошла на территорию Днепропетровска. Актив олигарха Коломойского и местной еврейской диаспоры, попытался договориться с силами Ставки, но те отказались идти на контакт. Сломив сопротивление националистов и боевиков олигарха на территории области, силами военной полиции и срочно высланных из Москвы подразделений ЦСН ФСБ были проведены аресты всей политической и бизнес элиты региона, являющейся одной из самых могущественных полукриминальных группировок всего бывшего СССР, а возможно и всей Европы. Что касается самого Коломойского, то здесь история приобретает уже черты конспирологии. Он сумел с ближним окружением и охраной покинуть страну и укрыться в Израиле. Где его приняли с распростёртыми объятьями. Но уже через неделю он под скользнулся и разбился насмерть в своём особняке в Хайфе. А ещё через пару дней, все его денежные активы попросту исчезли. Было ли это добивание своими же людьми во имя дербана наследства или же уничтожение западными спецслужбами человека который слишком много знал, история умалчивает…
Произошедшее в Днепропетровске стало чётким сигналом украинским элитам, что договариваться с ними никто не будет. И все кто не бежал до войны, а ждали победы над Москвой, после начала массированного контрнаступления, начали бежать. Попутно не забывая грабить и убивать друг друга, что бы ухватить как можно больше частей пирога. Для запада это была самая настоящая катастрофа, от украинской власти никто не ждал чудес построения нормальной страны, но ждали лояльности и порядка на территории. Теперь же, фактически, в Украине никакой власти не было. В ночь на 27 октября, в Киеве произошла бойня, прямо в резиденции президента. В результате неё погибли президент, премьер-министр, министр обороны и половина всего правительства. Причём попытка скрыть истинную суть конфликта не дала результатов. Бойцы спецотдела СБУ и охрана президента, стреляла друг в друга, а прибывшие на место военные подразделения военной разведки Украины, перебили всех кто остался. На момент атаки, установить виновника и того кто отдал приказ бойцам разведки ворваться в бункер президента и выкрасть все секретные шифры и пароли для руководства войсками, представлялось невозможным. Командование NEFOR в Киеве и многочисленные диппредставительства запада, поняли что они только что окончательно потеряли Украину. Началось самое что ни на есть массовое бегство.
27 октября – белорусские ВС разоружили охрану Чернобыльского реактора и взяли под контроль окрестности. Захватом же действующих АЭС занялись силы Псковской Воздушно-Десантной. Идея по вероятному подрыву или же захвату атомных станций и шантажа этим фактом Ставки, казалось безумной, что не отменяло того факта что многие полевые командиры на полном серьёзе собирались это сделать. В прочем, после же первых больших потерях при попытках прорыва в сторону занятых десантниками станций, сделала эту идею невыполнимой. В прочем, практически все станции были вынуждены прекратить свою работу. Большая часть страны окончательно погрузилась во тьму.
В 06:00 по Москве, 28 октября, в Киев стали входить разведывательные а затем бронетанковые подразделения ОДКБ. Город был пуст, все кто мог бежать, бежали, те что остались сидели по домам. Нацгвардия всё ещё выполняла приказы, хотя в этом не было никакого смысла. Члены нацбатов и добробатов попросту грабили всех кого находили, старались вывезти из города как можно больше добра. В прочем были среди них и фанатики. Но на бой за Грозный в 2000 году это не было похоже даже близко. Даже масштаб поля боя ничего не усложнил и не поменял. Левый берег Днепра был занят уже к 10:30 утра. Командующий южным фронтом лично вышел на связь с командиром нацгвардии и прибившихся к ним сил самообороны (коих было всего то три тысячи на мегаполис площадью в 78 квадратов) сказав тому что уважает их верность присяге, но что сопротивление не имеет смысла. Бойцы сил обороны сложили оружие, а к 19:00 по Москве, город был полностью занят.
Украина, по сути, прекратила своё существование как государство и фактически и юридически. В глазах западного мира это была катастрофа библейских масштабов, и имидживые потери действующей власти, вероятнее всего уже ничего бы не смогло перекрыть. Разве что соизмеримый по масштабу успех. Однако в высоких кабинетах Лондона и Вашингтона уже вовсю готовили механизм полного отстранения от власти действующих администраций. Люди понимали что эта ненужная авантюра встала их странам слишком дорого, и что мир стоял на пороге ядерной войны. Правда действовать этим людям приходилось практически в подполье, на западе наступили времена махровой тоталитарной диктатуры.
А у сил ОДКБ были свои проблемы, довольно серьёзные.
Во первых, все остатки разбитых но не примерившихся частей, стали стекаться в Херсон. По состоянию на 29 октября, в городе сконцентрировались почти 18 тысяч бойцов противника. Их нагвардии, добробатов, наёмнических формирований. Из города был запрещён выезд гражданскому населению, а его оставалось в городе, почти 50 тысяч человек. По состоянию на 1 ноября, вокруг города было создано жиденькое окружение из сводных подразделений двух мотострелковых батальонов ВС Новороссии, и бронетанковой бригады ВС России. Штурм города, в силу предельной концентрации войск противника среди заселённых районов, привёл бы к большим потерям как среди мирного населения, так и среди наступающих сил. В свою очередь недобитки так же не имели возможности наступать куда либо, так как уже находились в тылу. Между командованием в Херсоне и Юго-западным командованием Ставки, было объявлено перемирие на не определённый срок.
Во вторых, в тот момент, глава генштаба Украины, Генерал-Полковник Леонид Львович Буравин стал самым разыскиваемым и опасным человеком в мире. Именно он ликвидировал президента и всю верхушку правительства, присвоив себе военные шифры и данные о место расположении арсеналов. В его подчинении была собственная группировка боевиков, бывших ещё недавно военными, общей численностью в семь тысяч бойцов (причём хорошо подготовленных и вооружённых). Он собирался вывезти с территории Украины, тайно производимое американцами химическое оружие и ещё Советские запасы (которые так никто и не уничтожил). Причём вывезти ни куда ни будь, а в Турцию. А его люди должны были осесть на территории Румынии, как отступившие под натиском москальских оккупантов, войска демократической Украины, вынужденные осесть на территории союзного государства. Бухарест бывший под колоссальным давлением как Брюсселя так и Вашингтона, был вынужден прогнуться под вторых, в обмен на помощь в списании внешнего долга (гарантии как выяснилось, были мнимыми, но для местных властей которые стояли на грани полного краха, не имели никакого иного выхода из положения) чем впустить на свою территорию слабо подконтрольных боевиков, готовясь выделить им особый район на границе.
А вывозить всё это добро, предполагалось через Одессу, полностью подконтрольная отколовшимся от Коломойского полевых командирам националистов и «областной администрацией» состоящей из таких же бандитов чуть более чем наполовину. А так же через морской порт, полностью занятой силами американских ВМС, под охраной крейсера «Анцио». Город сидел буквально на пороховой бочке, люди старались по улицам не ходить. Волна насилия имевшая место в начале войны схлынула, наступило долгое молчание. Восставшие копили оружие, составляли планы. «Профилактические рейды» не давали результатов, а лишь укрепляли веру восставших в свои цели. В день начала контрнаступления российских частей, и начала массовых выступлений военных по всей стране, Одесса наконец «взорвалась». В общей сложности четыре тысячи восставших, беспрепятственно сумели захватить здания гражданской администрации и некоторые полицейские участки. Так же ими было захвачен местный телецентр. Но вскоре пошла ответная реакция, восставшие были чаще всего либо слишком юны, либо были обычными гражданскими лицами. Попытка бывших силовиков их натаскать ничего не дала. Против хорошо вооружённых и отмороженных боевиков, восставшие могли противопоставить лишь общую проработанность плана и свою ярость. Но сдаваться они не собирались. Катакомбы под городом и узкие улицы в центре, стали полем боя. Люди Генерала Буравина договорившись с местными властями, уже готовились войти в город. Что увеличило бы силы нацистов в городе до порядка 15 тысяч голов, вооружённых вдогонку тяжёлой военной техникой и даже авиацией. Они бы совершенно точно задавили восстание и уничтожили бы всё причастное население. А потом бы превратили город в крепость, которую невозможно взять.
Ночью 30 октября, боевые пловцы спецназа морской пехоты черноморского флота, проникли на борт «Анцио» в их задачу входил захват или выведения из строя основных узлов корабля. Или же, в случае невозможности это сделать, его подрыв. Операция продлилась 12 минут, и штурмовая команда так и не сумела выполнить основную боевую задачу. Но сумели исполнить второй приказ, из десяти членов штурмовой команды никто не выжил, но крейсер был уничтожен в результате подрыва арсенала и моторного отсека, остов корабля погрузился на дно Одесской бухты. Это стало сигналом к атаке, подразделения морской пехоты в количестве пяти рот штурмом с маломерных судов и катеров, взяли порт и заняли здание морского вокзала. С кораблей на воздушной подушке «Зубр» были высажены моторизированные подразделения в районе Аркадия. Операция в том районе, застроенного высотными гостиницами и фешенебельными ЖК-комплексами, практически сразу превратилась в «снайперскую войну». Подкрепления в порт продолжали прибывать с моря, активную поддержку оказывала вертолётная авиация с территории Крыма. Через три часа после начала высадки, в пять часов утра, морпехи прорвались через парковый склон вокруг Потёмкинской лестницы наверх, и начали входить в центр города, занимая здание за зданием. Восставшие одесситы уже потерявшие всякие надежды на победу, почти без боеприпасов, вновь вступили в бой. Более того, к ним стали присоединятся и другие горожане. К восьми утра был захвачен один из командных пунктов противника в оперном театре. После этого, сломив сопротивление боевиков, морпехи вышли на Греческую и Соборную площади, где объединившись с восставшими, дальше начали стремительную зачистку улиц центральной части города. Точно так же была перерезан Проспект Небесной Сотни, проходящий через всю западную оконечность города, по которому в город стали прибывать остатки сил националистов. Юг и восток Украины был под угрозой окончательного занятия силами ОДКБ, вплоть до Приднестровской-румынской границы, и оказывать сопротивление было уже практически некому, прорываться же на северо-запад к Карпатам, не представлялось возможности. Потерять Одессу, для националистов означало потерять всё. Морпехи и стремительно присоединяющееся к ним население, выбивая остатки боевиков по всему городу, были вынуждены сразу же готовиться к натиску противника. Сборная всех сил противника, засевшая к северу и северо-западу от города, составляла около 11 тысяч человек. В городе всё ещё продолжались зачистки спальных районов и частного сектора малоэтажной застройки. Однако даже если собрать вместе все силы морской пехоты и ополчения, этого всё равно было бы недостаточно что бы полностью зачистить город. И уж тем более удержать его целиком. К счастью со стороны уже оставленного противником Николаева, на помощь шли одна бронетанковая и три мотострелковые бригады, усиленные до кучи силами специального назначения Казахстана. Они были в трёх часах ходу от Одессы, когда в 21:00 по Москве, боевики Буравина стали входить в город. Ночь на 31 октября, стала датой самой кровопролитной бойни за всю войну. Желая выйти в порт, генерал приказал расчистить ему дорогу любой ценой, он был готов сжечь город дотла, лишь бы прорваться в порт. И у него были возможности это сделать. Но самое главное, у него было химическое оружие. Он применил его на въезде в город, в одном из наиболее огрызающемся укрепрайонов, Кривой Балке. Убив полторы тысячи защитников и почти три тысячи мирных жителей. Командующий обороной Одессы, Полковник Семицветов, отдал распоряжение, пленных не брать. Южное командование подтвердило этот приказ. Силы противника не достигли поставленных задач, увязнув в позиционных боях за промзоны и жилые районы по пути в центр города, едва добравшись до центрального вокзала. А к пяти часам утра, их стали громить с тыла, наступающие части с Николаева. К семи утра, все боевики были уничтожены, пленных не было, Буравин в буквальном смысле лишился лица и получил в общей сложности пятьдесят пулевых ранений. Ценой огромных потерь, Одесса и весь Юг Украины, были освобождены.
Вся остальная Украина стремительно освобождалась. Силы МВД, ВСУ и нацгвардии больше не сражались, жители приветствовали входящие в город русские части, даже не смотря на десятилетия пропаганды. А силы боевиков, лишившись всякой поддержки (наёмники и западные спецы покинули страну после падения Киева, за какие то три дня) откатывались как можно дальше на запад. Что в конце концов превратилось просто в массовое бегство, сопровождаемое бесчинствами и погромами, ублюдки отыгрывались на мирном населении за свой проигрыш. На границах Волынской и Львовских областей, поляки поставили мощные укрепрайоны, мощные настолько, что это создало бы существенные проблемы силам ОДКБ. Они отсюда никуда не уходить не собирались. Но гораздо интереснее то, что прибывающих к ним отступающих боевиков они фильтровали, причём фильтровали жёстко. Когда 2 ноября, одна из групп боевиков попыталась прорваться через блокпост на территорию Львовской области, поляки не раздумывая открыли огонь. Бой под Золочёвым принято считать момент потери окончательной легитимности всего националистического движения Украины. В бой сначала включилась бронетехника, а потом к нему подключили артиллерию и авиацию. Поляки поработали на славу, уничтожив 178 боевиков, а остальным прибывающих тем самым, разогнав по всей округе. Из «легитимных боевиков» поляки собрали ополчение (попутно, в назидание, убив особо ретивых полевых командиров), под командованием польских офицеров, которые уже успели повоевать и были очень злы на то что их поход на восток кончился полным провалом и болезненной ответочкой. Нелегитимные пошли примером их предшественников времён Великой Отечественной и чеченских боевиков, ушли в Карпатские горы. В это самое время, не встречая открытого сопротивления, силы ОДКБ заняли практически всю западную Украину, встав на расстоянии от одного до трёх километров с польскими укрепрайонами, и начав вялый обмен артиллерийскими ударами. Фактически повторилась та же ситуация что и во вторую чеченскую кампанию, только в несоизмеримо больших масштабах (в том числе, к сожалению, и по потерям). Страна была почти полностью занята, но теперь предстояло бороться с полукриминальным, полуэкстремистким подпольем и целой страной террористов в горах. К слову, в Карпатах у России сразу нашлись союзники, в лице руководства и населения Закарпатской области, самопровозгласившей себя республикой. Достаточно пёстрое национальное население края, составляя наиболее адекватную часть украинцев, а так же русских, венгров и румын, взяло в руки оружие и были готовы дать бой боевикам, которые уже причинили им не мало горя, но и получили здесь вооружённый отпор. Закарпатье стало верным союзником ставки и главной опорой во всех грядущих КТО.
Ну а в целом, пока будущее территории бывшей Украины оставалось неясным. Причина лежала в том, что на местах не было даже гражданских администраций, что бы на них опереться. 30 лет упорной деградации государственного аппарата сделали своё дело ещё до войны, а после бесславной гибели Киевской хунты и смерти или же бегства всех олигархов, разрушили всё окончательно. Вставал вопрос, как управлять диким полем размером больше Франции, на котором жило 33 миллиона человек. Но все эти вопросы, надо было решать исключительно после войны. А она ещё не закончилась.
Tags: Вечный Город, Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment