fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Всемирная энциклопедия 1.4.

Семидневная смута.

Установить виновных было попросту невозможно. Силовые структуры не имели никакого доступа на территорию протестующих. Конечно, формально, боевики оппозиции должны были сами обеспечивать безопасность на своей территории (таково было одним из условий оставления их в покое). Сверхмощную взрывчатку проносили под трибуну неделями, небольшими партиями. Установление виновных было невозможным. Пока оперативные службы и остатки оппозиции оказывали помощь пострадавшим и пытались перегородить центр города – началось наступление сил оппозиционеров по всей стране.

Для начала, нужно понимать общую расстановку сил.
Силы ОФС на полном серьёзе рассчитывали взять власть мирным путём. План восстания был весьма вероятным, но всё же запасным. При всём огромном количестве маргинального элемента и откровенный нацистов в боевых группах ОФС, до половины личного состава составляли накаченные пропагандой юнцы или же люди ушедшие в ОФС по воле сердца. Но никого из этих людей нельзя было назвать террористом. По крайней мере до тех пор пока они не прошли крещение кровью. К началу сентября, в прочем, самый безобидный или колеблющейся элемент покинул организацию сам, понимая к чему всё ведёт. В целом по стране, силы ОФС составляли по меньшей мере около ста пятидесяти тысяч боевиков и ещё около двух с половиной миллионов активных членов партии способных взять в руки оружие (не считая различных полукриминальных и откровенно криминальных ЧОП, СБ и прочих ОПГ). У них не было на вооружении тяжёлой техники, но было более чем достаточно всего того что можно купить легально и нелегально. В особенности пехотного вооружения и всевозможной техники для частных СБ. Они были действительно могущественной силой. Но по большей части эти люди не рассчитывали на то что в самом деле придётся идти войной против официальной власти (большинство из них хотели грабить и убивать после, когда они уже смогут это делать законно)). Поэтому полученный не пойми от кого (вроде как от заместителя главы партии и главного «министра обороны») приказ о начале «Возвышения» был воспринят на местах с паникой. Как и сам взрыв. Но наивно было бы полагать что хоть кто ни будь на местах стал бы ждать результатов официального расследования по взрыву. Более того, Совет Федерации и Верховный Суд (точнее те четыре судьи, что почему то в этот день оказались на работе, остальные до работы попросту не доехали, а тех что добрались, не пустили вовнутрь некие непонятные личности, представляющееся сотрудника отдела «А» ФСБ России – как позже выяснилось, это были сотрудники ФСБ и МВД из различных отделов, на зарплате у Комитета) обвинили проправительственных боевиков из Объединённого Народного Фронта в провокации, которую те совершили по приказу руководства ФСО. Такой бред конечно ещё года три назад стране скормить было невозможно, но никто уже ничего не слушал. Главное что теперь был официальный повод.
Практически сразу под контроль ОФС попала большая часть Ставропольского и Краснодарского краёв. Половина Кузбасса включая Новокузнецк. Множество городов южного Поволжья и южного Урала. Была захвачена большая часть города Новосибирска (в центре города боевикам оказывалось отчаянное сопротивление) частично (и ненадолго) центр Волгограда и основные мосты через Волгу. Были жёстко пресечены силовиками и народным ополчением попытки захвата власти в Оренбурге, Ульяновске, Тамбове, Дзержинске и городах поменьше. Но их основной целью было взять Москву и Петербург. По крайней мере, такие задачи им ставились. Перекрыть основные взлётные магистрали, захватить транзитные станции и вокзалы, узлы связи и органы управления. Им нужно было «разыграть» кровопролитную гражданскую войну.
В свою очередь, силовой блок правительства ожидал именно что самого худшего развития событий. Загодя военные объекты были переведены на усиленный режим охраны. Всё от командования РВСН до складов ГСМ. Точно так же, как были взяты под защиту продовольственные склады, всевозможные промышленные объекты работающие на ВПК, химические и нефтеперегонные предприятия. Но что гораздо важнее, это то какую работу провели спецслужбы. Велась оперативная разработка беспрецедентных масштабов по всем радикальным сторонникам оппозиции, и в особенности их лидерам. «Комитет 35» был врагом скрытным, но о его существовании подозревали и упорно копали в этом направлении. Но выявить все звенья цепи, можно было только при условии если они проявят себя. И необходимо было дождаться провокации, что бы узнать кто именно дёргает за ниточки... но никто не ожидал что провокацией станет взрыв убивший триста с лишним человек. В этот самый момент ФСБ и «надёжные» управления МВД и СК РФ, и в особенности военной прокуратуры и военной контрразведки, начали массовые аресты. В день теракта и ОСФ и комитет потеряли много «крыс» в правительстве. 17 генералов армии и флота, 24 генерала МВД, 28 генералов СК, 6 генералов ФСБ. Более мелких чинов арестовали по всей стране за полторы тысячи, и ещё примерно столько же разбежалось или успели прибиться к боевикам. До депутатов парламента и членов аппарата правительства с судьями добраться лоялисты не успели. Но они верили что успеют это сделать. Проще говоря, расстановка сил осталась не той, которую ожидали. Региональные ополчения, силовые структуры и в особенности вооружённые силы не собирались променять лояльность верховному главнокомандующему на правление кучки сумасбродов в народе крайне нелюбимых. Не говоря уже о том что всё это выглядело как самый обыкновенный и крайне грязный переворот.
Но взрыв и последующая за ним чудовищных масштабов паника спутали все карты, отвлекая внимания многочисленных силовиков и правоохранителей по всему региону. И они не успели правильно среагировать на работу боевиков комитета. После взрыва на Красной площади, президента срочно вывезли из Кремля. Его необходимо было доставить в командный бункер под центром Москвы. Но за считанные минуты до взрыва, в закрытые коммуникации московского метрополитена, стали прибывать вооружённые отряды. В их задачу входил штурм важнейший правительственных объектов через систему подземных коммуникаций. После взрыва количество нападающих лишь росло. И охрана сооружений была вынуждена вести неравный бой с хорошо вооружённым и подготовленным противником. В результате все планы спутались, лояльных министров и их семьи вывозили через подземные коммуникации вывозили до подземного убежища под районом Раменки. Оттуда, в крайнем случае, руководство страны было необходимо воздушным или наземный конвоем ЦСН ФСБ, доставить во Внуково. В 15:00 по Москве, все главенствующие высоты в районе Университет и основные транспортные артерии были заняты бойцами ЦСН при поддержке подразделений Росгвардии. Подразделения дивизии Дзержинского с воздуха были высажены у телецентра Останкино и в окрестностях. Бойцам гвардии и сотрудникам МВД было приказано взять под охрану ключевые объекты инфраструктуры и окончательно перекрыть все въезды и выезды в город. Но бойцы Комитета действовали быстрее, по чётко продуманному плану. Начались ожесточённые городские бои.
Именно полицейские и гвардейцы приняли на себя главный удар в этом кризисе. Последние несколько месяцев, не смотря на разложение структур, разлад и предательство в рядах, именно офицеры правоохранительных структур были первой и часто последней линией обороны в скатывающейся в смуту стране. Героизм московской полиции и других сотрудников силовых ведомств, что в течении следующих 14 часов держали оборону и пытались отстоять город и область, был одним из тех факторов что помогли избежать катастрофы. В 16:00 по Москве, бои охватили практически весь город. Комитетчики работали грязно, не считаясь с гражданскими потерями. Их основными целями было сломать рычаги управления страной, лояльные президенту. И их тактика предполагала атаку не только на улицах. Они действовали через подземные коммуникации, московский метрополитен превратился в поле боя. В осаде оказались все важные объекты города. Никакой из видов связи не работал. Без особо сопротивления были захвачены все три главных московских авиаузла. Находящиеся под защитой продажных силовиков из Комитета, новый премьер министр и оставшиеся с ним пять министров, вместе с парламентом, настаивали на немедленной отставке президента и на переходе всех силовиков на их сторону. В это же самое время, более полусотни диверсионных и штурмовых групп стран НАТО, начали единовременное вторжение на территорию страны, с целью атаки на важнейшие объекты армии и флота. Уже в семь вечера по Москве, должно было состояться экстренное заседание ООН, по теме вмешательства или же невмешательства в гражданскую войну в России.
В Петербурге дела обстояли ещё хуже. Местная верхушка правоохранителей попыталась разоружить отряды полиции, что возможно будут нелояльны вошедшим в город боевикам. Когда этого сделать не получилось, они попытались «занять» основные здания управлений МВД в городе силами боевиков. В результате потери среди правоохранителей исчислялись десятками, но свои вотчины они не сдали. С базой Санкт-Петербургского ОМОНа путчисты уже не церемонились, начали обстреливать из миномётов. А затем некие предприимчивые лица во главе одной из банд боевиков, заявили что заплатят по тысячи долларов, за голову одного лица в погонах. Скоро улицы наводнили шайки тварей, коим щедрые личности из Комитета раздали оружие. Правда к вечеру их пыл уже был не так велик, в силу огромных потерь. К полуночи в город вошли армейские части, в авангарде с морской пехотой балтфлота. К утру большая часть города уже под контролем федеральных сил. Однако силы боевиков окопались в центральном районе и никуда оттуда уходить не собирались. А в тоже самое время, с юга и востока в город входили силы националистов, общей численностью в 15 тысяч человек.
Всю ночь на 9 сентября, атаками спецподразделений армии США и Великобритании, подвергались военные объекты по всей стране. Действовали солдаты противника отчаянно, часто лишённые какой либо поддержки. Что в прочем можно сказать и об охране множества объектов раскиданных по всей стране в местах столь глухих, что помощь туда могла бы идти долгие часы. Результаты данной операции спорные. Вражеские подразделения достигли оптимально возможного ущерба для Российской армии, минимальными усилиями. – ущерб военной инфраструктуре достигал 19%. С другой стороны, все группы были уничтожены, а все их участники были либо ликвидированы, либо взяты в плен. Так же американцами было потеряно 37 единиц воздушной техники и один эсминец. Боевые действия шли по всей стране, от Чукотки и Новой Земли, до Псковской области. Тем не менее угроза стратегическим системам вооружений будь то ядерный щит или же щит противоракетный, была нейтрализована. Западников провал операции не смутил, они предполагали что исход будет именно таким. И рассчитывали на то что переворот в столице будет скорым. Или по крайней мере, что состоится раскол страны.
В 8 часов утра, девятого сентября, силы ОСФ вступили в бой за московские авиаузлы с силами комитета. Так же ими был почти полностью захвачены Балашихинский и Подольский районы Московской области. В тех местах начались систематические «люстрации» (массовые убийства) несогласных с их политикой (суть банальный грабёж и убийство «всех нерусских» и «всех прихлебателей власти», в общем, любого кто подвернулся). В прочем, частично возвращённые в место дислокации из столицы, бойцы Дивизии Дзержинского, объединившееся с оставшимися в городе лоялистами, к концу дня уже зачистили Балашиху. Тем самым продемонстрировав свой высокий профессионализм и право носить краповый берет.

На юге ситуация была сложнее. Не смотря на упорное сопротивление, боевики ОСФ входили в Москву по Ленинскому проспекту и Варшавскому шоссе. Их ряды редели, силы были вынуждены растворяться в жилых кварталах где их могли убить хоть полицейские, хоть ополченцы. Тем не менее, силы боевиков дошли до площади Гагарина. Бой за перекрёсток был одним из самых ожесточённых эпизодов гражданской войны. Потери со стороны лоялистов составили 18 человек убитыми. Тем не менее, ОСФ потерпели в Москве полное фиаско. Воспользовавшись боевыми действиями, Комитет и некоторое число их сторонников попыталось покинуть город по западному направлению.
Один из отколовшихся от ОСФ боевиков (бывший на зарплате у Комитета), известный как полевой командир Манис Грозный, он же вор рецидивист Маня Каретный, занял окрестности Рижского шоссе, организовав сбор дани, преимущественно с богатеев что до последнего момента не уезжали из страны, но в конце концов решили бежать на запад. Многих у кого денег было слишком много, твари Каретного резали вместе с семьями и прислугой недалеко от шоссе. Иногда конвои богатеев просто расстреливали из тяжёлых орудий. Столкновение с конвоем Комитета, что был в шесть раз больше его «шайки» (в шестьсот рыл) Каретного не смутило. Он сначала потребовал с них дань, а потом получив отказ (в виде недвусмысленной угрозы) атаковал. Бойня на Рижском шоссе вошло в народный фольклор не иначе как «Мразье побоище». По окончанию полутора часового боя, остатки сил комитетчиков и сам Комитет рванули в сторону западной границы. Самого же Каретного и то что осталось от его банды, утром 10 сентября «взяли в ножи» бойцы Звенигородского СОБРа, испытывающие к господам бандитам чувство особой нежности. Уже в полдень, озлобленные, уставшие и не видящие никаких перспектив в борьбе (треть бойцов попросту дезертировало), сил ОФС в Подольске сдались. Примерно такая же ситуация сложилась на окраинах Петербурга. Не стихали уличные бои в Новосибирске, куда уже шло подкрепление как в виде народной армии, так и в виде частей специального назначения. Попытка войти в Ростов и Новороссийск полностью провалилась. 11 сентября на территорию занятыми боевиками, стали входить армейские части. Большая часть руководства ОФС была найдена и уничтожена точечными бомбардировками или при личном участии бойцов спецназа федеральных сил. Всё высшее и среднее звено руководства партии арестовывалось уже по всей стране. Особо громкими были аресты в Санкт-Петербурге и Москве. Через четыре дня федеральные силы окончательно додавили очаги сопротивления и навели конституционный порядок… но как раз в этом и заключалась главная проблема…
Tags: Вечный Город, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments