fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:

Всемирная энциклопедия 1.2.

Раскол и реформация.

На кануне Жатвы степень доверия ко всем консервативным институтам усиленно подрывалась глобальными элитами. Десятилетия демонизации консервативных ценностей и взращивания людей без каких либо корней, культурной деградации, дали свои всходы. В прочем лицемерие, злонамеренность и коррупцию этих институтов тоже никто не отменял. Одним из институтов который потерпел по настоящему чудовищный разгром в Жатву, была христианская церковь. Тысячелетний институт давно ставший безразличный к запросам общества и нуждам людей, стал по сути придатком неспособным защищать самого себя от нападок тех, кто стремился его уничтожить как последнюю моральную преграду на пути нового мирового порядка.

Русская Православная Церковь к сожалению, здесь так же продемонстрировала себя совсем не с лучшей стороны. Московский патриархат попросту владел огромной корпорацией, которая разве что не продавала индульгенции на отпущение грехов (хотя поговаривают, и такая услуга была) для особо богатых россиян. На проблемы общества церковь давно уже наплевала. Как и любая крупная бюрократическая организация в масштабах страны, церковь была подвержена идеологическим распрям внутри. Но практически никто из её верхушки не предпринимал никаких действий что бы примирить народ. Верхушка Патриархата самоустранилась или же приняла типичную «успокоительную позицию» бок о бок с семибанкировщиной. В тот самый момент как маргинальная публика «Новой России» давно уже опустилась в пучины бесовщины, и начала устраивать «акции» по публичному сжиганию икон, осквернению церквей, нападению на паству и священнослужителей. Надо ли говорить сколько людей из народа и силовых структур, сколько священнослужителей, подобные акции привели на сторону националистов? Московский Патриархат продолжал хранить «гордое» молчание. И как потом выяснилось, многим «коричневый» переворот виделся необходимым для сохранения собственного богатства. А голос простых батюшек, людей занятых или же слишком консервативных что бы нести своё слово в сети, был попросту неслышен.

Архимандрит Павел Борисович Куличев – был простым настоятелем храма в селе Чучково Рязанской области, в марте месяце ему исполнилось всего 32 года. Это был человек трудолюбивый, уважаемый и хорошо образованный, его одиночество не тяготило его и давало ему возможность полностью посвятить себя работе с населением, став по настоящему авторитетным человеком в селе и его окрестностях. Но помимо всего прочего, этот тихий и спокойный молодой человек обладал редким красноречием. Всё что он сделал, это просто записал видеообращение к народу и своим сослуживцам. Тихое и спокойное, доброжелательное и взвешенное обращение, которое настолько выделялось из общего истеричного тона что правил бал в сети, что на него обратили внимание. Куличев говорил простые и понятные вещи. Он говорил о том что народ погряз в дрязгах, когда все добрые христиане должны помогать другим людям. Что времена сейчас тяжёлые и каждому нужна поддержка дружеского плеча. О том что долг каждого священнослужителя вне зависимости от конфессии, но в особенности если он православный, в том что бы наставлять паству на путь истинный словом, но что гораздо важнее, делом. Что банально, нужно быть добрее друг к другу. В этом было настолько мало нравоучения, но столько доброго посыла и просто банально адекватности, что это уже понравилось многим людям. Но так же не осталась без внимания вторая часть послания. Куличев обвинил руководство РПЦ в том в чём их уже обвиняли долгие годы. В костности и безразличии к проблемам и чаяниям народа. В жадности и подстрекательству к насилии. Он не обошёл стороной тот факт сколь много высокопоставленных представителей духовенства поддерживали нацистов из ОФС. И этот в тот самый момент когда страна стояла на пороге третьей мировой войны. С этим сообщением он выступил один раз. Во времена полного отсутствия каких либо вменяемых авторитетов оно оказалось глотком свежего воздуха, через четыре дня, видео неожиданно заблокировали, но за это время его посмотрело три с половиной миллиона человек, и сколько было сделано копий неизвестно. Потом был репортаж на двух телеканалах, а потом видео с одобрениями и поддержкой стали записывать и другие священнослужители на просторах необъятной (в том числе люди довольно известные и уважаемые в церковной среде, да и не только в Православии) и за её пределами, а вскоре с одобрением его деятельности стали выступать и медийные лица уважаемые в нормальном обществе. Долгие десятилетия стагнации внушили священнослужителям что они обязаны быть кроткими. Но очень многим на фоне надвигающейся катастрофы подобное казалось самым большим злом из всех. Уже к концу недели Куличева знала вся страна. А в начале следующей, его отлучили от церкви, заодно пригрозив отлучить от церкви всех его сторонников в духовной среде, да и просто всех кто будет его поддерживать. Более того, ОФСшники стали присылать ему угрозы. Но к батюшке стали приезжать люди, что бы просто пообщаться, что бы спросить совета, что бы привлечь на свою сторону в политической борьбе. Куличеву не нужна была слава, он всего лишь пытался донести ценные по его мнению мысли. Он не собирался покидать РПЦ, но уж тем более не хотел стать раскольником. Всё чего он желал, быть со своей паствой и продолжать быть их другом и наставником. Всё решил случай сколь неприятный, столь духоподъёмный.
Группа молодчиков из одной новообразованной ОПГ (связанной с ОФС), приехала в село. Избили двух прихожан, но главной их целью был сам батюшка. Нанеся ему тяжки телесные повреждения, они собирались сжечь его вместе с церковью... правозащитники до сих пор утверждают, что областные правоохранительные органы отказались расследовать исчезновение членов преступной группировки из за панибратских отношений с жителями села, которые безусловно были замешаны в этом. А возможно и самолично прикопали трупы где то в рязанских полустепях. Но с другой стороны, говорят что Павел Борисович был добрейшей души человек, и что он лично распорядился отпустить оставшихся в живых членов группировки, что в дальнейшем с благодарностью разбежались по просторам бескрайней Родины. Так это или нет, история умалчивает. В любом случае, жители села настояли на том, что бы Куличев и группа его единомышленников в рядах церкви, возглавила процесс давно уже необходимой реформации внутри Православной церкви. Этот процесс был необходим.
Нечто – сформированное после 91 года, было надстройкой на и без того утратившей авторитет – мёртвой православной церковью что была похоронена в 1917 году. Преемственность традиций была мнимой, а духовенство погрязло во грехе. Народ нуждался в духовном наставлении, народ желал ощутить свои тысячелетние корни. Процесс реформации будет длится ещё долгие десятилетия, и в последствии приведёт к созданию обновлённой Православной Церкви, наследника всех патриархатов. Но начало было положено именно тогда, в последнюю весну старого мира.


Горячее лето.

После долгой и холодной зимы, что длилась практически всю весну, лето наступило резко и было жарким. Минимальное количество осадков и сухой май были совсем не кстати. Тут то и выстрелило «четвёртое ружьё». А именно, наплевательское отношение к экологии и полный развал всего что связано с природными ресурсами. Практически все органы занимающееся этими вопросами – показали свою абсолютно бесполезность. Да, Россия страна богатая природными ресурсами, и даже десятилетия варварской эксплуатации не сделали её беднее. Однако к общей нервозной обстановке в обществе стал прибавляться дефицит воды. Отчасти из-за того что на метры понизился уровень воды в таких реках как Воронеж, Москва, Угра, Десна и прочие притоки крупных рек, отчасти из за развала коммунального комплекса в ряде городов страны. Отчасти из-за того что процент чистой воды в Волге упал, зато количество спокойно сливаемых в неё отходов с производств и городских канализаций в масштабе бассейна лишь вырос. Проблемы с водой начались практически во всех регионах, где вода бралась непосредственно из рек а не из искусственных водоёмов или натуральных источников. Особенно тяжёлая ситуация сложилась естественно в нищих посёлках и городках где коммунальные службы чаще всего существовали только на бумаге (или их даже на бумаге не было). Здесь государство так же действовало расторопно, обеспечив раздачу питьевой и технической воды из резервов. Но наверху уже били тревогу, ситуация была критической на большей части Европейской территории России. Где проблем с водой не было однозначно, так это за Уралом. Но природные пожары, как в лесах так и в степях имели место быть. И их масштаб стремительно приближался к катастрофе 2010 года. Самый пик жары пришёлся на конец июня, в центральной полосе температура составляла сорок градусов. Режим экономии воды (в том числе, полное отключение горячей недели на три) достиг своего предела. Ситуация стала сдвигаться в опасную сторону. Единственным плюсом погодной аномалии было то что протестные настроения сошли на нет. Правда ненадолго, передышка взятая многочисленными активистами и экстремистами помогла им подготовиться к новой волне протестов лучше. Не говоря уже про всевозможных провокаторов и боевиков. Накачка общественного мнения продолжалась, а народ в условиях стихийного бедствия как правило не способен здраво мыслить. В конце концов жара ушла, сменившись чередой из нескольких чудовищных ураганов из арктических и широт и северной Атлантики, унёсших человеческие жизни (благо, все понимали что так будет, и заранее подготовились, что позволило избежать больших жертв и гораздо более тяжёлых последствий). После чего погодные условия пришли в некоторую норму (не считая жары в 32 градуса в середине лета, как норму для Твери). Не смотря на ущерб экономике и хозяйству в сотни миллионов рублей, которое правительство наскребло с огромным трудом. Страна всё ещё жила по законам обычной жизни, режим ЧС никто не вводил. В конце концов это и сыграло злую шутку. Умы кипели, а правительственный контроль ослабел до максимума. Это в последствии и привело к трагедии. Безусловно, оппозиция спокойно цеплялась за любой, реальный или мнимой прокол власти, кто-то верил во всё, кто-то не верил вообще. Но на общую ситуацию это никак не влияло, политика делалась в СМИ. Количество разоблачений росло, увольняли как виновных так и не очень. Трусость власти и нежелание разбираться законными методами, в конце концов и привело к печальному результату. И главным триггером для любого восстания, как и всегда до этого, стали действия правоохранительной системы, что является первой жертвой любой революции

14 июля, в ОВД города Карсун, Ульяновской области случился на редкость неприятный инцидент.
Группа из шести человек, блоггеров-считающих себя журналистами и правозащитниками, приехали в город, что бы расследовать инцидент с отчуждением земель у местных деревенских жителей. Отчуждение происходило жёстко и откровенно по беспределу. Новоявленные защитники малоимущих были тщеславны и довольно наивны, да и откровенно говоря в праве разбирались худо. Но их намерения были скорее благими. Как это часто бывало, задержание происходило по звонку и по надуманному основанию. Дальнейшее стало тем самым триггером... в течении последующих 13 часов, четверо из 10 сотрудников местного ОВД, занимались фактически пытками задержанных, в том числе двух молодых девушек. У всех были те или иные переломы и серьёзные травмы. После их всех вывезли за город – где женщин изнасиловали а одного из мужчин забили на смерть. Пригрозив что в следующий раз убьют всех, журналистов отпустили. Что произошло на следующий день, представить несложно. Не группа «Вымпел» взявшая здание ОВД фактически штурмом, не арест всего руководство областного МВД со всеми замами и главами отделов, не фактически разгром местной ОПГ сращенного с областной администрацией и недвусмысленная перспектива снятия областного руководства, не успокоила толпу. Все ухватились за такую прекрасную возможность объявить власть чуть ли не оккупационной. Нападения на сотрудников полиции, всевозможные администрации стали нормой. Появились первые жертвы. Где то власть реагировала жёстко, но чаще всего нерешительность заканчивалась плохо. Такое отношение со стороны начальства окончательно подорвало доверия личного состава силовых структур к собственному высокому начальству. В какой то момент, руководство региональных управлений МВД, СК и других служб, просто стало работать так как считает нужным. Где то результат стал ничуть не лучше чем в Ульяновске, где то наоборот стало гораздо лучше и спокойней. Но факт, структура управления начала рассыпаться. Однако народ так же не стоило списывать со счетов.

23 июля, в ЦПКиО Ижевска, возвращался домой со службы лейтенант ППС Анатолий Сергеевич Сысоев, 26 лет отроду. Он стал свидетелем того как группа из семи человек совершила нападение на молодую пару. Молодой человек оказался избитым до полусмерти, а женщину собирались изнасиловать. Сысоев не имел при себе табельного оружия, но носил с собой нож. Не угрожая, не предупреждая, он совершил нападение на злоумышленников, нанеся троим из них травмы несовместимые с жизнью и двоих отправив в больницу. Ответная реакция привела к травме правой ноги и ножевым ранениям, однако обескураженные таким поворотом событий злоумышленники спешно ретировались. Хладнокровные действия лейтенанта спасли молодой паре жизнь. Но Московская культурная общественность не разбираясь в ситуации окрестила Лейтенанта Сысоева очередным «Мусорским душегубом» и местное начальство среагировала так же оперативно. В тот же день лейтенант был помещён под стражу сотрудника местного уголовного розыска (что привело к малоизвестному эпизоду драки между сотрудниками полиции, которая могла закончиться чем похуже) прямо в больнице. А семьи убитых и избитых подонков (что характерно все были аборигенами, удмуртами, татарами и русскими) требовали крови лейтенанта. Лейтенанта спасла общественность. Они увидели в парне именно того кем он являлся – героем. Более того, больше половины сотрудников МВД республики отказались выходить на работу и начали массово выкладывать видео в интернет, где рассказывали о том как им приходится работать, и что они больше так работать не собираются. По крайней мере, не будут до тех пор пока с Сысоева не снимут все обвинения а нападавшие не понесут заслуженное наказание (к слову сказать, один из них уже через пару дней упал с автомобильного моста прямо на железную дорогу и разбился, полиции подобное было совсем невыгодно, так что принято считать что это был несчастный случай, а не мнимое «народное правосудие»). Вскоре подобное стало происходить по всей стране. И начальство оказалось в крайне неудобном положении, оказалось что уволить нужно практически всех кто реально работает, потому что именно они и отказываются работать при таком отношении к себе. И как не странно, эти действия полицейских вызвали сочувствие и поддержку среди народных масс. Вскоре к ним стали присоединяться и другие служащие в разных концах страны, вынужденные работать не благодаря а вопреки. Безусловно взывающие чины из центра были правы – необходимо было продолжать работать, ситуация становилась всё хуже. Но их уже никто не слушал, часть народа хотела порядка, часть народа хотела перемен, часть людей ничего не хотела и просто пыталась бежать. Раствориться на дачах и в деревнях, исчезнуть в русской глубинке. Как будто это поможет спастись от краха устоев.

Именно в этот момент случилось то что должно было случится. Вакуум власти привёл к трагедии. Толпа боевиков ОФС совершила налёт на митинг «Новой России» прямо на Дворцовой площади в Петербурге. Толпа в 16 тысяч человек состоящая по большей части из травоядных и не слишком то умных людей, ничего не могла противопоставить толпе из трёх тысяч отморозков пришедших не просто громить – убивать. Полиция Санкт-Петербурга известная на всю страну своим неумением и нежеланием работать, и в обычный то день не явилась на вызов раньше чем через пару часов. А уж в момент всеобщей забастовки... В побоище девятого августа погибло 118 человек, из них 38 не было и 18 лет. Полтысячи нуждались в срочной медицинской помощи (которую Петербургское здравоохранение оказалось не в состоянии оперативно оказать, в больнице скончалось ещё 13 человек). Толпа отмороженных дегенератов разбежалась по всему Петербургу и творила бесчинства весь оставшийся вечер и всю ночь. Столкнувшийся с ними силовики, к их чести, не пытались их задержать, а наплевав на все правила, просто отстреливали (узнав о произошедшем, сотрудники прекратили забастовку в Петербурге). Всего настреляв и жёстко задержав порядка тридцати человек, что можно было считать полным провалом.
Подобные зверства разделили ОФС на два лагеря. Многие разделявшие их идеи, были нормальными людьми. И для них подобная резня была именно что резнёй без какой либо цели. Самым обыкновенным террором. Но в отдалённых регионах (в общем то, даже в соседних областях) сообщениям СМИ попросту не верили. А многие увидели в случившимся проявление реальной силы своей организации. Сама по себе трагедия, раскрученная СМИ дала именно тот результат на который рассчитывали организаторы сего акта. Он стал сигналом к началу революции.
Tags: Вечный Город, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Мы в октябре

    В общем то, бабье лето кончилось. Кончилось именно вчера, когда я решил выйти из дома и проветриться. Меня дожди и прохлада не смущают, даром что на…

  • Самое то для пятницы

    Я так думаю. Надо же взбодриться.

  • Невидимка

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment