fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

Гость в городе 1.9.

Часть первая.

В 17 километрах в юго-западу от Липецка.

Они уже минут сорок ехали куда то на юг в полной тишине. В знак большого доверия Николаю позволили сесть на заднем сиденье, и всё дорогу раз в две минуты на него смотрел пассажир с переднего, настороженно смотрел, не без любопытства. Коля знал что у того на коленях лежит оружие, и он не задумываясь высадит в него всю обойму не поднимая руки. Город уже закончился и начались пригородные дома и дачи. А очень скоро они свернули с шоссе на не самую лучшую в мире бетонку и поехали через обширные поля. Со всех сторон были холмы с жёлтой травой, а в многочисленных небольших рощицах раскиданных вокруг, всё ещё не опала листва с некоторых деревьев. Высоко в небе, насколько позволяла скорость, Коля заметил стаю перелётных птиц стремящихся так же на юг. Последние, скоро уже зима.
Более удачного места построить дом, для человека у которого есть враги попросту не было. Они ехали через поле к дому стоящему на высоком холме. За ним раскинулась долина реки, скорее всего Воронеж. Кирпичный забор в два метра, как это принято у богатеев боявшихся внешнего мира, за ним дом напоминающий Испанский особняк высотой в 12 метров. Когда стальные ворота отъехали в сторону, его можно было рассмотреть лучше как и весь участок. Вопреки ожиданиям, здесь было крайне пусто. На большой площадке перед домом можно было поставить шесть таких вот внедорожников, гараж на первом этаже был рассчитан ещё на три. В таком доме жила скорее всего семья, и жила далеко не одна. Но здесь не было никого. Только через окно прихожей в их стороны смотрел некто, скорее всего охранник. Как только все покинули автомобиль, он вышел из двери и направился к ним. Не смотря на то что на улице уже становилось стыло, он был одет в синюю рубашку с короткими рукавами, абсолютно лысый, худой и с почти что чёрными глазами. Его голос был как наждачная бумага. Он внимательно осмотрел гостя, особенно ссадины и синяки на лице. Они оценили друг друга.

- Добрый день и добро пожаловать. Отойдите от машины, вытяните вперёд руки, ноги на ширине плеч.
Водитель, пижонистого вида блондин в твидовом костюме, встал в паре метров сбоку. Проверка прошла спокойно. Пистолет, нож и телефон остались при нём.
Можете не разуваться. – После обратился к пареньку. – Вы с Борей в столовой посидите.
Дом был приятный, без убогой «цыганщины» и без выпендрёжа «модных дизайнеров из Москвы». Просторные комнаты, дорогая мебель цвета тёмного дерева, деревянные полы и перила у лестницы на второй этаж. Судя по картинам на белых стенах, хозяин дома абстракционизм любил не очень сильно, в основном здесь висели пейзажи обычной русской, альпийской и средиземноморской природы.
В гостиной на кожаном диване, у камина, сидел тот кого он сразу узнал. Вороной, он же Ворон. Тот тип людей, которых надо опасаться больше всего. Лощённый, статный, можно сказать красивый мужчина, с лёгкой сединой, не выше среднего роста и худой, но с лицом на котором не видно ничего и при этом видно очень многое. Да, такой тебя голыми руками не удавит, скорее будет жать тебе руки и совершенно искренне улыбаться. А потом организует столкновение твоего автомобиля с самосвалом. И сейчас, улыбался сдержанной, приятной можно сказать улыбкой. На столе стояла хрустальная тарелка с несколькими зелёными яблоками, и немного кожуры, одно было не дочищено, а рядом небольшой такой нож с алой деревянной ручкой. Тот кивнул сопровождающему, он ушёл в другую комнату. Вороной подождал немного, указал гостю на диван, сам усевшись напротив в расслабленной позе.
- Николай Петрович Гурбарёв. Капитан Федеральной Службы Безопасности, старший следователь центрального аппарата. Так, кажется?
- Уже узнали?
- В этом городе более тысячи камер наблюдения, и их количество растёт, вместе с поступающими слухами, это создаёт достаточно подробную картину происходящего. К тому же мне сказали что вы заинтересованы во встрече, и я решил осведомиться о том с кем имею дело. Хоть что-то из написанного правда?
- Что-то правда, что-то нет. А вы Василий Георгиевич Вороной. Он же Ворон.
- Вот и расставили все точки. Коньяка не предлагаю, вы на службе. Хотите чаю?
- Не откажусь.
Шабаш! Чаю пожалуйста, мне и дорогому гостю. – После этого довольно громкого выкрика, Ворон снова переключился на спокойный тон. Про яблоко он кажется и вовсе забыл. – Я знаю почему вы здесь, и зачем. У вас есть вопросы про Зухина, про Бердищева. Про всё что здесь твориться.
- Давайте откровенно. Я не то что бы сильно тороплюсь. Но за последние сутки погибло уже шесть человек, и нет никаких оснований предполагать что это число не вырастет. Этот человек не серийный убийца, у него есть цель, определённый план действий. И я хочу понять, что именно им движет.
- Рискну предположить, что я.
Коля не сразу понял. В голове что-то заколотило. – Не понял?
- Зухин идёт за мной. Ну, то есть, так думать было бы излишне самонадеянно. Наверняка в этот список входит ещё кто ни будь.
- Думаю, тут стоит внести какую то ясность. Для полноты картины.
Ворон вздохнул, как будто собирался рассказать сказку на ночь.
- Ну, в этой истории не будет ничего нового или шокирующего. Стандартный передел власти, сфер влияния. Конец старых времён и наступление новых. Пересечение определённых интересов. Наша область не самый крупный, но всё же индустриальный центр. Да по большому счёту, кроме плодородной земли и промышленности, здесь никогда ничего и не было. Город наш был беден, и поэтому здесь никогда не было каких то крупных группировок или столкновений между ними. Но всё же, беспредел есть беспредел, а в середины девяностых полезли южане. Кто-то должен быть взять ситуацию под контроль.
- И вы взяли? Оказав всем такую милость.
- Слышу в вашем голосе иронию. Но да, взял. Я всю жизнь был преступником. Это не повод для гордости, но не сказать что у меня был другой выбор. Но в какой то момент люди стали приходить ко мне, и просить о защите, просить о помощи. Не я навязывался им или угрожал.
- Как патетично.
- Есть вас этакое говнецо, да? Гражданская администрация правит городом уже девять лет. А я держу свою поляну с середины девяностых. Наркоты нет, массового кидалова нет, не свои не хачи не борзеют. К нам из других областей люди едут, перебираются в наш город. А ведь мы не Москва. Потому что у нас порядок. Потому что здесь всегда есть работа, и после девяти вечера любая барышня может спокойно дойти до своего дома. Потому что если мусора свою работу не сделают, то все знают что я её точно сделаю.
- Вы не первый, и не последний кто мне это говорит.
- Нет, но каждый отвечает только за себя. Но и времена меняются. Старые понятия умерли вместе с СССР. Девяностые годы были… - Шабаш - внушительных данных бритоголовый здоровяк в белой сорочке, принёс на серебряном блюдце большой фарфоровый чайник и две чашки, а так же тарелку с мармеладом. После стремительно удалился. – Спасибо… девяностые годы… это был труп той страны, что больше нет. А сейчас это уже другая страна. Другие правила, другие времена. Да и мы уже не те. Я не тот. Воры не те. Менты не те. Новое поколение приходит.
- А Бердищев?
- Бердищев…
Вороной разлил чай, прихватив мармеладку и закинув в рот. – Он не такой как… мы с тобой. Как Протасов. Привет ему передавай кстати.
- Вы с ним не сильно ладите?
Вороной отхлебнул чаю. – Протасов ублюдок. И именно поэтому он мне нравится. Он цельный мент, настоящий. Как ты, настоящий особист. А я, настоящий вор. А Бердищев, навозный жук. Такое происходило ведь не раз и не два. Уходящие во власть забывают о своих принципах, и начинают жать братву, не по понятиям, но и не по закону. Грязно, без правил. Новая метла по новому метёт. Бердищев, смена караула. Был пересохший канал поставок наркоты с юга - его оживили. В городе грядёт строительный бум? Значит надо что бы кто-то кормился с этой стройки. Поставлял строителям девочек, вещества, что бы кто-то сумел наварится на дольщиках или же вообще оседлать весь бизнес целиком. И нет для этого более удачного инструмента чем своя личная армия боевиков с официальными полномочиями.
- «Персей-16»?
- На него пашут все кто прошёл через СИЗО или вышел по УДО, я их не осуждаю. У Бердищева и Ружко, его счетовода, всё схвачено, комиссия, судьи, прокуратура, даже своя коллегия адвокатов. Одно его слово, и ты не найдёшь в этом городе нормальную работу, не сможешь даже по улице спокойно ходить. Недовольных такими порядками много, но законодательно весь бизнес Ружко абсолютно чист и легален. А незаконные методы нынче не в чести, да и война может дорого нам обойтись, у меня нет своей личной армии. Не говоря уже о том что ублюдок хорошо подвязался. Крыша у него сидит высоко, вплоть до Госдумы. И именно она позволила ему сделать то что он сделал четыре года назад.
- Дело Гусевой?
- Что я могу тут сказать… тогда всю область лихорадило. Крупное предприятие, четыре тысячи сотрудников. Да, нас как только не называли, что только не говорили.
- Гусева была за закрытие?
- Галина Павловна за закрытие?
Вороной улыбнулся. – Она за рабочих глотки была готова перегрызть. Завод ей достался в 1998 году, сразу после дефолта. Руководство просто умыло руки, и эта вот хрупкая женщина, которая просто отказалась покидать свой высокий пост в управлении и валить к чёрту, взвалила на себя этот груз, что бы просто не оставить людей на улице. Галина была восхитительной женщиной.
В голосе Воронова прорезалась горечь. – Завод бы всё равно закрылся. Люди любят говорить про полный развал отечественной промышленности. Но… завод был почти мёртв вплоть до самого закрытия, технологии производства этих станков и сама продукция устарела лет на двадцать. Денег на переоборудование и на переобучение персонала не было. И она это прекрасно понимала, все в области это прекрасно понимали. Гусева пыталась выбить для работников условия, что бы их взяли на новые предприятия что будут на этом месте. Что бы им выплатили пособия, пенсии, и так далее. Она боролась за них. И всё что она просила, это всего лишь несколько месяцев.
- И вы согласились?
- Это ты сейчас так мягко интересуешься, не я ли организовал её убийство? Нет, не я. Я бы никогда так не поступил с ней. И тем более с её детьми.
- Это всё лирика.
Пошёл ты… Хотя ты прав, закрытие завода было выгодно всем, и мне в том числе. Но мы пошли на эти уступки, она добилась своего. Но к сожалению, данные условия устроили не всех.
Чай был разлит уже по второму разу. Вороной был человеком аккуратным, не пролил не капли.
- И Бердищев по чьему то заказу организовал убийство её детей? Что бы уничтожить её?
Вороной помолчал.
- Нет, не Ружко не Бердищев бы этого не сделали по своей инициативе. Но мне кажется я знаю кто виновен.

Tags: Грозовой Фронт, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Правила Охоты 0.2.

    Ранее https://fuflopisatel.livejournal.com/905501.html Липецк. Двадцать минут спустя. Ресторан «Орион» усиленно приводили в порядок, причём…

  • Правила Охоты 0.1.

    История Четвёртая. Кодекс охотника. К западу от Петрозаводска. Февраль 2003 года. По морозной зимней колее колонна двигалась вдоль…

  • Фитиль 1.1

    Таки да, и над Вечным Городом работа идёт. ... Глава 15. Фитиль. История вьетнамского сообщества в Москве в частности и в целом в России была…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments