fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Гость в городе 1.4.

Поскольку Николай терпеть не мог людей разговаривающих по телефону за рулём, ему пришлось врубить поворотники и встать на обочине. Он встал где то в «кварталах» посреди той самой Брежневской панели во все стороны. Местечке однозначно милом. Грязевые ямы на куцем газоне, отсутствие совершенно уродских но так необходимых оградок вдоль улиц. Сами улицы в колдобинах. Не самый худший вид что он видел, но до идеала было однозначно далеко… в прочем во всём бывшем СССР только в Белоруссии и Прибалтике, было что-то примерно европейского уровня. В остальных местах вот так. Звонил он с вручённого телефона, по самой обычно гражданской линии. Конечно можно было бы заиметь себе криптофон и звонить по защищённой линии. Но зачем? В данном случае это было бы пустой тратой ресурсов и лишней морокой. Которая была просто не нужна. К машине он прислонятся не стал, она немного испачкалась. Просто стоял на том что можно было назвать газоном (с натяжкой), смотря на стоявшую за высокими деревьями девятиэтажку. Володя был с той стороны, и как то недовольно кряхтел.
- Ты там решил спортом что ли заняться?
- Да спина… шутки дурацкие как были так и остались.
- А по моему смешно.
- Возникли трудности, парниша?
- Скажем там, всё идёт по ожидаемому сценарию. Я хочу забуриться в местную среду, по возможности.
- Ну, ксива у тебя есть. А слава шагает впереди… только прошу тебя, слишком сильно не бурись. Что бы не как в Ставрополе…
- Не напоминай.
- Считаешь, всё это игры?
- Большие игры… Наёмный убийца, вероятно с Урала. Отмороженный, работает грязно. Убивает с оттягом, запойно. Кличка Звездочёт.
- Что блин, ещё один?
- Ага.
- Бля, вот никакой фантазии у козлов. Посмотрю что есть. Но много перекапать придётся.
- Вов, ну так за то и люблю.
- Сначала на ужин пригласи... Резерв?
- Пока необходимости нет.
- Ага, пока нет, а потом опять твою жопу из петли вытаскивать.
- Жопу из петли?
- Ой, умолкни.
- Только из отпуска никого не вытягивай, очень прошу.
- Так все работают, почти… сантиментальничешь? Домой хочешь?
- Не начинай.
- Сорок? Кочубей?
- Ты хочешь мне спину прикрыть или третью мировую устроить?
- Я хочу что бы ты жив остался. Коли всё так серьёзно… так, ладно. Мне звонят.
- И ещё, это тема для главного. Если он не слишком занят…
- Спрашивай.
- Местный бизнес. Середина, конец нулевых. Какие то местные разборки, или что-то вроде этого. Ты же знаешь, обычно Московские приезжают на места гадить.
- Думаешь ноги из столицы растут?
- Я пока ничего не думаю. Просто нужна информация к размышлению.
- Мыслитель блин нашёлся… ладно. Как что отрою позвоню.
- Добро.



Леонид Павлович Бердищев был типичным человеком системы даже внешне. Коренастый, чуть полноватый, с крепкими руками, лысеющий, но с остатками военной выправки и неким пиететом к форме. И как любой человек системы на своём месте, особенно на посту крупного начальника, на любого человека не его ведомства пришедшего к нему с предъявами, он смотрел, мягко говоря, с пренебрежением. Но Николай подметил, что демонстрация «корочки» его смутила, но ровно на несколько секунд. Но теперь он был вынужден скрывать это смущение под маской деловитости.
- Ну присаживайтесь, пожалуйста.
- Благодарю.
Николай был подчёркнуто вежлив. Его развеселило то что кабинет был обставлен не то что бы не богато. Он был обставлен бедно, специально. Старый компьютер, старый шкаф, старый сейф. Начальник так свой кабинет не обставляет, если он не фанатик своего дела. А Бердищев на фанатика чего либо вообще не тянул. Но Коля решил не давить, выдавливать его потихоньку, по чуть-чуть. Пусть начнёт дёргаться, нервничать.
- Я так понимаю, вы пришли поговорить по поводу вчерашней трагедии?
- Хочу восстановить общую картину произошедшего. И спросить собственно, про Зухина. С вашей точки зрения.
- Ну что я могу вам сказать… что тут вообще можно сказать? Мы завтра парней хороним, одному 22 года было, другой уже наш ветеран. Мы содержали этого урода отдельно от других заключённых, как особо опасного. Но скорее для того что бы его другие заключённые на части не разорвали. А теперь я думаю, может быть и зря?
- Почему вы послали трёх человек?
- Сразу в лоб да?
- Особо опасный преступник, обвиняемый в убийстве трёх человек. Был вывезен за пределы учреждения в сопровождении двух конвоиров и водителя. Почему не было привлечено местное МВД? Например областной ОМОН?
Маска пренебрежения была сменена на маску осуждения. Интересно, взаправду или нет?
- Вы в Москве такие все умные да?
- Какое имеет отношение меры безопасности к…
- У нас бюджет урезается, постоянно. Липецк батенька, уважаемый. Московскому руководству абсолютно плевать как мы тут выживаем. У меня все ребята подработками занимаемся, жить не на что. Если у кого мать ногу сломает, мы всем миром…
- Не надо оправдываться, я вас ни в чём не обвиняю. Я ведь просто вопрос задал, не так ли?
- Нету у нас людей! Ясно вам? Нету!
Бердищев открыл ящик и достал оттуда бутылку не самого дорогого дагестанского коньяка. И поставил два стакана.
- Будете?
- Я на службе.
- А я выпью, за мужиков.
Бердищев сказал это таким тоном, как будто ему в душу плюнули. Он разлил коньяк и махнул не глядя 50 грамм, поцедил немного и проглотил.
- Почему вы вообще здесь, а не ищите убийцу?
- Там работает милиция, я здесь для другого.
- Что бы найти козла отпущения?
- Ну зачем вы так Леонид Павлович? Ваше отношение неправильное. Вы думаете что моя задача найти виноватых? Но моя задача не в этом. Если вы думаете, что я ищу козла отпущения, вы не правы. Если же вы полагаете, что после этого разговора я поеду в прокуратуру, главк и суд где выносился приговор, вы будете правы. Произошла трагедия, моя работа разобраться почему. А не мешать вам делать вашу работу.
- Только вот все эти проверки всегда заканчиваются тем что летят головы.
- Так ведь не бывает, что никто ни в чём не виноват. Так что давайте по порядку. У вас не хватило людей что бы сопроводить опасного преступника в изолятор?
- Давайте я вам кратко обрисую. В изоляторе на данный момент содержится семьсот заключённых. Из них триста пятьдесят, обвиняются в тяжких и особо тяжких преступлениях. На всю эту ватагу у меня у меня тридцать пять человек личного состава. Не считая вспомогательного персонала: электриков они же монтажники оборудования, врача, дворников и уборщиков на территории. Мне приходится периодически жестить, потому что если я этого не буду делать, на территории начнётся тотальный беспредел. Отчего всякие пидорасы-правозащитники и прочие бедные и несчастные гопари и нарки заехавшие на зону, пишут жалобные письма своим мамам и всяким гандонам журналистам. Где они рассказывают, какие мы тут все сраные фашисты. А в Москве вместо того что бы увеличить нам бюджет, засылают к нам эти проверки…
- Суть вопроса?
- Суть вопроса в том, что мне некого было послать в изолятор. Кроме этих двух.
- И областное МВД не оказало вам услуги?
- У нас с областным МВД, крайне натянутые отношения.
- Не понимаю как это противоречит протоколу.
- А это вы у них спрашиваете.
Николай решил подбавить газу. – Вы что охренели? Я вам задал вопрос, почему опасного преступника сопровождали двое людей без оружия и специальной подготовки. В результате пять человек погибло, а преступник бежал. Что бы вы знали, он убил ещё двоих. Супружескую пару божьих одуванчиков, в своём доме!
- Я работаю с тем что у меня есть.
Бердищев окончательно добил рюмку коньяка и налил ещё одну.
- Это окончательный ответ?
- Знаете что, уважаемый. Меня ваша корочка не впечатлила. Я же не какой то там сраный районный участковый. Я свою работу делаю хорошо, так как умею. И если вы хотите тут устраивать охоту на ведьм, то вам нужно выпросить разрешения у начальства и у генеральной прокуратуры. И связаться с руководством Федеральной службы. Я больше ни скажу не слова, так что прошу вас покинуть мой кабинет.
Николай ухмыльнулся встав с места. – А вы ведь проебались, вы в курсе? По полной. И если вы ещё не поняли, я так сказать, авангард этой самой комиссии из Москвы. Так что для вашего же блага, надеюсь вы были добры со своими подопечными. А то засадят вас к ним в клетку, как жирафу.
Своего Николай добился. Бердышев был в ярости. – Пошёл отсюда вон.
- До скорой встречи, товарищ Бердышев.
Обшарпанные коридоры изолятора были не то что бы непривычным зрелищем. Но как и полагалось, вызывали дискомфорт. Типичное позднесоветское строение, безвкусные бетонные кишки с тошнотворно зелёными стенами. Человек в спортивной куртке с чемоданом, выходящий и одного из кабинетов, злобно переглядывающееся с парочкой конвоиров проходящих в коридоре мимо, здесь выделился сразу. Они с Колей покинули административное здание практически одновременно и быстро прошли КПП друг за другом. Напротив ворот на чём отдалённо напоминающем парковку, незнакомец окликнул Николая.
- Слышь, Москва. Ты же Москва?
Николай насторожился, благо стоял он за машиной. Мужчина, его ровесник, в очках, подтянутый. Видимых признаков оружия нет.
- Допустим?
- Не тушуйся. В административную часть кого попало не пускают. А от тебя комитетом за километр тянет. Лубянка или МУР?
- Это секретная информация. Будем считать что нечто среднее.
- Разговор есть, давай за мной. Тут на объездной кафешка есть, у бензоколонки. Жратва дерьмо, но чай неплохой, заварной. И крендельки у местных закупает, вполне себе сносные.
- Ну давай, коль не шутишь.
Чёрная «девятка» шустро рванула между частным сектором и полем, в сторону объездной. «Ниссан» покатил следом.



Кафешка и впрямь была не очень то симпатичной. Несколько маленьких домиков на небольшом поле, между бензоколонкой и одноэтажной Россией. Да ещё и рядом был какой то совершенно убогий бетонный склеп, выполняющий по всей видимости роль склада. «Парковка» представляла из себя большое гравийное поле. А столики были расположены прямо рядом с ним, за невысокой оградкой. Народу здесь было маловато, не считая парочки лиц кавказкой национальности, видимо водителей того большого и уродливого «Камаза» с дагестанскими номерами. В общем, им никто не мешал, и хорошо. Они оба молча взяли крепкий чёрный чай из танкера у лысого мужичка с краснодарским загаром, и две уже не тёплые но вкусно пахнущие ватрушки в салфетке, и уселись у самого дальнего стола, Николай сел так что бы видеть парковку. Инкогнито снял и протёр очки синтетической тряпочкой.
- Значит так, Москва. Сразу обговорим условия. Официально никакого разговора не было. Я не свидетель, в суде меня не будет. Если ты не согласен, я могу снять штаны что бы ты поцеловал меня в жопу. После чего я счастливо уеду в закат. И тебе лучше мне не мешать.
Коля присвистнул. – Как всё серьёзно.
- Ты не представляешь как. Имя тебе моё знать тоже не обязательно.
- Ладно, Господин Никто. Ты тут такую интригу развёл, давай рассказывай.
- Я надеюсь ты не поверил во всю эту хрень что тебе наш дорогой папа карло рассказал?
- В раздумьях тяжких прибываю.
- Он это умеет, впечатление произвести. Мол я несчастный старый солдат, я тут за десятерых работаю. А вы там все… сука.
- Зачем тебе это всё? Ты не подумай чего, я просто понять хочу.
Инкогнито замялся, отхлебнул чаю. – Мы все не одуванчики, да? Приходим на службу что бы делать работу. А потом понимаем что и служба не та, и семью кормить надо. И делаем всякое, нехорошее. Сотовые и сигареты продаём, всякие сувениры и прочее. Это незаконно, но это естественный порядок вещей. Опять же, на зарплату в 15 тысяч семью не прокормишь.
- Какая грустная история. Сейчас заплачу.
- Я не какой то озлобленный на мир ублюдок, понял? Сволочь ты снисходительная.
Коля поднял руки вверх в знак примерения.
- Те двое, Кеглин и Изотов, были моими коллегами. Кеглин был жучара, но у него жена и двое детей остались, и в любом случае такого никто не заслужил. А Изотов то, Господи… парню было 22 года, мухи в жизни не обидел, пришёл после армии семью кормить. У него девка на сносях, месяц остался. Если кто-то хочет остаться здесь и дальше участвовать во всём это блядстве, флаг ему в жопу. А мы тут с мужиками потрещали, и решили что дальше без нас. Так что я сегодня с семьёй сажусь на поезд до моря, может ненадолго, а может навсегда.
- Бердышев освободил ублюдка?
- Прямых доказательств у меня нет. Но я уверен что это так.
- Зачем?
- Откуда я знаю? Но я знаю что у урода схемы.
- Не надо наводить тень на плетень. Сказал «А», говори «Б».
- Бердищев пришёл на службу девять лет назад. Когда во всю «зоны перекрашивали» ну и привели этого… внешне такой правильный весь из себя. В Чечне воевал, награды есть, слуга царю, отец солдатам, сука. И он навёл порядок, это правда. А потом начал превращать изолятор в выгодное предприятие. Зарабатывали на всём и вся. Где то лет пять назад, они вместе с прокуратурой начали местных бизнесменов выбивать, по заказу. Прокурорские их отправляли к нам, несколько уродов их лупцевали…
Инкогнито уставился на стакан. – Мы сами в этом участие не принимали, по крайней мере я и ещё пара пацанов которые со мной в связке были. Но бизнес рос и процветал. А уволиться нельзя, только если в другой город уехать. Многие свалили, а мне вот ехать некуда, а теперь уже неважно…
Он снова отпил чаю.
- Он основал ЧОП «Персей-16».
- Какое отвратительное название.
- Это да, фантазии ноль. Так вот, этот ЧОП, последние года три, по жёсткому выбивает всех конкурентов по области. В нём работает до половины всех областных тюремщиков. И ещё из заключённых откинувшихся набирают. Приходит и говорят, «здравствуйте я ваша крыша». Местные сопротивляются, пока. Но у них прокурорско-судейские в «партнёрах».
- То есть ты хочешь сказать что Бердышев ваш, он у вас местный Аль Капоне.
- Ты, Москва, не понял, раз тебе до хера смешно. Послушай и передай своим. Бердышев, это самая опасная, злобная и отмороженная мразь что я видел в своей жизни. Подавляющее большинство тех кто сидит в изоляторе, просто сукины дети по сравнению с ним. Если что-то ему мешает, он не просто перешагнёт через это. Он это переедет катком, обольёт бензином и сожжёт. А потом ещё и нассыт сверху. Он задружился с местными бритоголовами что бы держать под контролем местную пацанву. И одновременно с этим с днепропетровскими, что бы присесть на наркотраффик.
- И ты обо всём этом в курсе?
- По факту, все мы, сотрудники «Персей-16». Именно поэтому мы с пацанами и тикаем. Остальные видимо… Пусть сами для себя решают, короче. А меня лично задолбало. У ребят от безнаказанности начинает крыша съезжать. Окончательно отморозились. Не все, большинство просто идиоты… прогнило всё. В этом сраном городе.
- Как то излишне патетично.
- Не знаю что ты будешь делать, Лубянка. И как. Просто предупреждаю, я знаю нескольких уродов из ЧОПа, десатники-морские котики, сука, с кирпичной контузией на всю башку. Я с этими козлами, на одном поле срать не сяду. Им человека убить, что водички бахнуть. Так что аккуратней.
- У тебя большое сердце. Я впечатлён.
- Кеглин, Изотов, те двое несчастных. Девка опять же, жизнь как в карты разменяли… я видел эту тварь. В глаза ему смотрел. Таких расстреливать надо. И всех кто это придумал и подготовил…
- Где он бывает вне работы?
Инкогнито так посмотрел на Николая, как будто сначала не понял о чём он. Потом дошло.
- Механизаторов 17. У него там клуб-ресторан «Орион». Хоть здесь с оригинальничал. Он оттуда часто дела ведёт.
Инкогнито допил чай, сдавил пустой пластиковый стакан и положил обратно на стол, взяв с собой ватрушку и встал.
- Я не знаю что ты будешь делать. И не верю что кому то не плевать на то что здесь происходит. Будем считать что я просто выговорился. Но если ты здесь не просто так, ты уж закопай всех этих мразей. Честь имею.
Парень пошёл к своей «девятке». Николай задумчиво посмотрел в чашку. Информации было даже слишком много… да и парня жалко. Он окликнул того, довольно громко.
- А ты к какому морю то собираешься?
Инкогнито развернулся и ответил чётко и ясно. – Да пошёл ты!
Tags: Грозовой Фронт, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • В тему сегодняшней погоды

    И в продолжении нытья постом ниже. Но вот что нравится, так это летние дожди переходящие в ливни. Вот такой я меланхоличный (ха) мазохист.

  • Давно не было

    Сакс и женский вокал всё делает лучше, даже то что уже идеально. А это вообще взрыв мозга.

  • Конец жары

    Жара кончилась резко. Как человек который переносит жару чрезвычайно тяжело, я в "полном восторге" от полутора месяцев лета потерянных впустую и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments