fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

Гость в городе 1.3.

Петрозаводск. Март 2003 года.

Он даже задремал. Сам не зная как, скорее всего дело в сильном стрессе. Его вырубило, может быть, минут на двадцать, может на пятнадцать. Часов с собой он не взял. Послышался лязг ключей в замке, дверь открылась. Тот самый парень караульный, с виноватым видом заглянул вовнутрь. Рядом с ним стояли те самые из УСБ. Сухопарый зашёл вовнутрь.
- Приехал следователь, вставай.
Коля встал и повернулся к стене, сухопарый застегнул браслеты.
- Местный?
- Да. Ты о нём должно быть слышал, Шевтунов.
Коля про себя грязно выругался. Слышал, слышал. И не был удивлён, не разу.
- А почему не ваши?
- Лейтенант, нас просто прислали, потому что у вас тут вообще УСБ нет. Наша задача была тебя доставить, только и всего.
Сухопарый произнёс тихо, почти что на ухо.
- Если ты считаешь, что мы должны позвонить в Питерский отдел, скажи. Следователь от нашего отдела будет здесь самое позднее к завтрашнему утру. Понимаешь?
- Не нужно… это всё недоразумение.
- Ну как знаешь.

Допросная от КПЗ находилась на небольшом удалении. Буквально три двери прямо по коридору. Второй опер из УСБ, тот самый «Детина» стоял как раз напротив двери, открыв её. Внутри сидел Шевтунов.
Олег Михайлович Шевтунов был хорошим следователем. Кроме шуток, хорошим. Он был подкован в законах, знал их все на зубок. Он действительно убирал с улицы мусор, и делал это эффективно. Проблема тут лежала не в вопросах профессионализма. Она лежала в вопросах морали. Шевтунов был конченный, абсолютно. Помимо мусора он «убирал» ещё и бизнесменов по заказу, возбуждая дела по огромному количеству «обнаруженных» правонарушений. Свою карьеру он построил на том что помогал начальству решать «грязные вопросы», а так же на том что рисовал наркоманам сроки за «распространение». Периодически отщипывая с них себе «немного», оформляя подписку о невыезде, хотя он итак был одним из самых богатых ублюдков в управлении. УГРО старалось работать с другими следователями, у начальника криминальной милиции (к счастью) отношения с Шевтуновым не сложились, мягко говоря. Но неприятное и постоянное знакомство с ним и его методами, было к сожалению неизбежным (и изредка, необходимым) злом. В прочем свой изъян у него тоже был. Невероятных размеров гордыня вкупе с амбициями, которым было тесно в этом черепе рядом с мозгами.
Это лощённое лицо за очками с чёрном оправой, с выражением вечной брезгливости на лице. Форма от иголочки, он небось её каждое утро с лупой от волосков и пылинок очищал. Не дать не взять, офицер гестапо. Колю усадили на стул и стали отстёгивать наручники. Шевтунов прокомментировал это своим привычным, властным голосом.
- Наручники не снимать.
Сухопарый их снял.
- Товарищ оперуполномоченный, вы оглохли?
Сухопарый выпрямился и посмотрел на следователя как на что-то там, повизгивающее.
- Задержанный не оказывал сопротивления и ведёт себя смирно. И держите себя в руках пожалуйста.
- Я буду говорить с вами так как считаю нужным. А он опасный преступник, виновный в убийстве двух человек.
- Нет, он всего лишь подозреваемый. То есть его вина ещё не доказана. И да, я сотрудник управления собственной безопасности, из Петербурга. Не забывайте об этом, пожалуйста.
Николай не смог сдержать улыбки, когда увидел как резко самодовольство стало исчезать с этого лица… да, бывают такие люди в органах, к сожалению. Настоящие ходячие карикатуры. Казалось бы, откуда такое родилось… вот, родилось.
- Вы мне ответите…
Сухопарый хохотнув пошёл к выходу. – Так, знаете, пять часов утра, я пошёл завтракать.
- Слушай ты!
Сухопарый даже не обернулся. – Да иди ты на хуй.
Детина задержался, голос у него был тяжёлый, низкий и очень спокойный – Товарищ следователь, вы делаете свою работу. Мы делаем свою. Мы не мешаем вам, вы не мешаете нам. Принести вам поесть или может кофейку?
- Я доложу вашему начальству!
- Докладывайте, пожалуйста. Телефон могу дать.
После чего детина удалился хлопнув дверью. Оставив недоразумение с таким выражением лица, что Коля пожалел что у него нет фотоаппарата. Сейчас ему достанется конечно…
- Что ты ржёшь, ублюдок?
- Ничего, Шептунчик, ничего.
Шевтунов бросил папку с делом на стол. Поправил волосы.
- Гурбарёв, Николай Петрович. Лейтенант милиции, сотрудник краевого уголовного розыска. Вы задержаны по подозрению в убийстве братьев Сурбаевых. Вчера, в десять часов вечера.
- Какая неприятная, обескураживающая я бы сказал, новость.
- Хочешь посмеяться?
- Очень. Ради этого я здесь.
- Где вы были вчера, в 22 часа, 36 минут.
- Я был дома, смотрел «Окна».
- Да ну?
- Восхитительное мракобесие. Нагиев хорош…
- Херня. Всё херня.
- Да нет же, главное первые два выпуска пережить. А потом хорошо пой…
- Херня.
- Олежа, яйца курицу не учат. Но ты на службе дольше меня года на три. А допрос ведёшь как ссыкло из института. Ты меня на чём поймать хочешь, гнида? И что хочешь от меня услышать? Я вчера вечером со смены ушёл в девять. Шёл до коммуналки пешком, гулял, по дороге зашёл и купил пива. Свидетелей, по двору, наберётся человек десять. Или ты как всегда припишешь мне что захочешь?
- Что хочешь изобразить? Крутой что ли?
- Кто? Я? Нет, просто у меня от мужика не только кочерга с яйцами. У меня ещё и другие достоинства есть.
- Как же ты меня бесишь…
- О, я заметил. Вон, народ поднял. ОМОН вызвал, в три часа ночи то. Что же ты сам с операми не поехал, втроём? Ты бы не мелочился, Олеженька, сразу бы спецназ и Питера бы вызвал.
- Заткнись и слушай. Сурбаевых убили напротив их магазина. Аслана ударили ножом в печень, шею и живот. Чётко, профессионально, хладнокровно.
Это была правда. Единственное что он успел увидеть, это лицо убийцы. Прежде чем уйти.
- К Аслану подошли со спины, перерезали ему горло. Чётко и профессионально. Из всех людей работающих в управлении нашего маленького городка, можно найти лишь одного человека который смог бы такое сделать.
- Не считая ребят из ОМОНа, Олежик. Что бы их задержать, вызывай сразу Дивизию Дзержинского. Или группу «Альфа»!
- Кончай трепать…
Коля наконец разозлился.
- Это ты кончай, а потом подмойся! У тебя нет свидетелей, нет доказательств, у тебя нет ничего. Решил себе карьеру сделать за счёт охоты на мнимых «Оборотней в погонах»? Это сейчас у нас в стране более политически корректно, чем сажать в тюрьму насильников и убийц, особенно с Кавказа?
- У нас не было доказательств…
- Да не пизди мне, Олежа! Всё у вас было! Я вам всё предоставил!
- Если бы ты своими грязными пальцами не испачкал…
- Я сейчас этот стул, тебе в глотку запихаю до прямой кишки.
- Погоди ка…
Ублюдок улыбнулся.
- Так ведь у нас же мотив нарисовался. Хотя, я всегда знал. Самосуд, и ненависть к кавказцам. Всё как на ладони. Всё ведь очевидно. Много вас, контуженных…
Николай держался откровенно говоря уже из последних сил, понимая последствия. Он оказал Шевтуну услугу. Громко ударил по столу ладонью.
- Олежа, если ты сейчас хоть как то коснёшься моего мундира. Я так и быть сяду, за убийство сотрудника при исполнении. Но это дело будет вести другой следователь.
- А вот и угроза.
- Это не угроза, это факт. Сделай себе охренительное одолжение, покинь помещение и извести начальство о том ёбанном цирке что ты тут устроил. Уверен Полкан обрадуется.
- Ты что блядь, ещё не понял, Гурбарёв? Вы с Хоботовым уже достали здесь всех. Я знаю кучу людей от администрации республики до последнего лавочника, которым ваша стая бешенных собак жить мешает. Девяностые уже закончились, а вы уважаемых людей с бандитами путаете. Мы тут пытаемся жизнь нормальную строить. Что же вам, сукам, надо все тапки обосрать?
- А убийцы и насильники стало быть вам жизнь не портят…
Шевтунов явно начал входить в раж.
- Твои ёрничания и закосы под крутого тебе не помогут. Ты у меня на пожизненное сядешь. А там и до Майора доберёмся, и до Женечки Никитина, и до Павлика Гаврушина. Большая чистка предстоит…
- И Полковника Яшина, и Полковника Седучевича. Господи прости… какой же ты тупой мудак. Ты мне ещё имена расскажи, всех тех людей кто эти перестановки планирует… и ты только что признался прямым текстом. Что у тебя, урода, ничего на меня нет. Хочешь на меня какую то хрень повесить, что бы всё управление выпотрошить. Мешает вам полковник город окончательно под себя подмять, да? Пидоры.
- Хрен ты у меня отсюда выйдешь.
- Выйду Олежа, обязательно. Или ты будешь мне как ты любишь, будешь дубинкой пальцы отбивать, только сходишь и попросишь? Ну давай, тащи. Очень интересно на это будет посмотреть.
Товарищ следователь начал краснеть и тяжело дышать, и вообще ему стало как то неуютно и неудобно. Он даже очки снял.
- Да не напрягайся ты так, а то сосудик лопнет.
- Ты у меня, сука, за полярным кругом сдохнешь…
- Сразу как с твоей мамой познакомлюсь.
Коля самодовольно улыбнулся. Да он едва не засмеялся. Олег сидел перед ним, доведённый почти до белого каления. Конечно, если бы он не знал кто сидит перед ним, он бы оторвался по полной. Положение спас гвалт за дверью который всё время нарастал. Слов было не разобрать, но голос и интонации были знакомыми. Даже слишком. Николай зевнул.
- Ты ещё можешь выкрутиться, дверь открыть и выпустить меня. Не думал об этом?
В дверь постучали, громко и настойчиво. И это чувство эйфории, восторга. Получи тварь, заслужил ты всё это. Это чувство, что соскочил. Пока соскочил… и предательский голос в уголке.
Ты ведь убил, подонок.
Заткнись.
Самодовольная улыбка не сползала с лица как приклеенная, пока дверь наконец не распахнули.



Липецк. Ноябрь 2010 года.

Опять же, как странно как новые обстоятельства способны поменять восприятие тех или иных вещей. Здесь была обычная двухкомнатная квартира. Не слишком зажиточная, но здесь было уютно. Можно было жить. Большой шкаф-стенка в большой комнате с множеством книг и какими то сувенирами. Чьи то грамоты и награды, не хозяев квартиры. Вероятнее всего их родных. Чёрно белые фотографии, цветные фотографии. Дети, они же уже в качестве подростков. Были взрослые фотографии. Три иконки на второй полке. Старенькая «Тошиба» на столешнице. Большой стол в центре комнаты... и вонь.
Он знал как это произошло. Понял где то минуту. Просто он уже с таким сталкивался. И видел наиболее вероятный исход событий. Хозяин квартиры, тот мужчина что лежал у выхода в коридор с дыркой от пули в виске. Он скорее всего и пустил человека в дом. Открыл ему дверь, и увидел пистолет. Мужчине было под семьдесят, вероятнее всего ему просто больше ничего делать не оставалось. Ублюдок сказал ему, усадить свою жену на стул и связать её. Может быть угрожал что убьёт её, или же даже этого было ненужно. Действия были красноречивее слов. Он усадил свою супругу на стул. Наверняка успокаивал её, когда приклеивал к стулу. Интересно откуда был скотч… Николай встал между шкафом и столом. Смотря на общую картину, то как он её видел… как только супруг связал свою жену и заклеил ей рот, он получил пулю в голову. Лучшим бы исходом для его супруги было бы умереть от сердечного приступа. Но по всей видимости этого не случилось. Порезов на руках, плечах, было где то за десяток. Кровь из шеи залило собой весь стол, стул, пол, халат жертвы и её ноги, грудь… ни одного сотрудника здесь не стояло даже рядом. С покойниками дело конечно на такой работе приходится иметь часто. Но даже это для многих было перебором. Николай их не винил… Зандир стоял у входа в комнату. Смотрел на всю картину без отвращения или ужаса. Глаза у него были как два пятака…
- Дверь не была вскрыта?
- Что?
- Дверь не была вскрыта?
- Нет. Открыли изнутри… они впустили его.
- Впустили, сдались. Думали что оставит в живых…
- Какой смысл? Зачем?
- Потому что он может.
Зандир встретился взглядом с коллегой, мог бы и застрелить… нормально.
- Как их нашли?
- Участковый проводил обход. Соседка на запах пожаловалась… сказала что вчера слышала какие то крики. Но не предала этому значение. Соседи, говорят, долбанутые… тупая старая сука.
- Квартира была уже пуста?
- Да. Телевизор был включён, и на кухне пустой пакет с кефиром, пакеты из под выпечки, из под булок кажется.
- Пришёл. Сделал дело. Посидел, отдохнул, пожрал. Небось и ночевал здесь. Потом ушёл. Уверен, пальчиков здесь до чёртовой матери.
- Мы начали распространять информацию о том, что бы люди никому не открывали двери. Я бы вообще ввёл в городе режим ЧС…
- Не поможет. Он от этого не зависит.
Зандир хотел явно сказать что-то грубое, но с трудом сдержался.
- А от чего он зависит?
Николай последний раз сбросил взгляд на тело женщины и пошёл к выходу мимо следователя.
- Почему он ещё здесь?
Они вышли на площадку. Всё пропахло куревом. Постовые курили этажом ниже. Где то там на ступеньках сидел молодой человек в штатском, тоже смолил. Вид у него был прибитый.
- В смысле?
- Почему не сбежал? Из-за кордонов на дорогах? Смешно.
- Я не вижу здесь ни….
Николай поднял руки в знак примирения. – Я хочу сказать, что он бы уже давно ушёл. Ты сам то веришь что вы бы его поймали, ещё вчера? Он сюда как то ведь добрался.
Протасов посмотрел в стену, достал пачку Кэмила и раскурил. Предложил Коле, тот отказался.
- Для побега из города нужны деньги. Документы? Откуда и как он смог их достать? Сидя в СИЗО?
- Он же просто зэк…
- Он «Звездочёт», согласно твоей версии.
- Слушай, эта версия неофициальная. И если я её выскажу…
- Эта версия, самая здравая мысль что у нас есть. У человека в этом деле всегда есть пути отхода. Хуже чем сейчас, всё равно уже не будет. Совет хочешь? Сообщи своим людям, кого они ловят. Как ты считаешь. И работайте по нему не как по серийнику. А как профи.
- Но ведь он же… ты видел?
- Шаблоны опасная вещь. Они заставляют тебя подстраиваться. Я таких как он видел, это не банальный псих с поломанным детством. Поэтому говорю, лови его как профессионала. Иначе кровью захлебнётесь. Понимаешь?
Зандир посмотрел на коллегу, выдохнул дым. – Как скажешь… я так понимаю, ты мне полномочия делегируешь?
- Мне тут стало очень интересно, что же произошло в больнице. И в суде. И в колонии… Хочу оказать тебе услугу. Я смогу открыть двери, которые ты не откроешь. А выродок весь твой.
- Это официально?
- Что именно?
- Вот это всё? Ты ведь понимаешь куда полезешь?
- Мы же полчаса назад на эту тему говорили. Доверяй мне.
Николай вызвал лифт. – И к тому о чём мы говорили. Конечно он ценен, конечно он бы мог многое нам рассказать… но ты ведь не пошёл бы на этот компромисс. Верно? А так все получат что заслуживают.
Двери лифта открылись. – Встретимся вечером. Когда картина прояснится.
- Да кто ты на хер такой вообще?
Николай не ответил, так как двери лифта закрылись. Зандир постоял немного смотря в пустоту. Картина в голове упорно отказывалась складываться во что-то репрезентабельное. Слишком много убитых, слишком много лишних звеньев. Он пошёл к лестнице, где сидел следователь Алабаев и тупо смотрел в одну точку и сел рядом, насколько это было возможно, здесь было узковато. Его и без того бледное от природы лицо, сейчас вообще было как полотно.
- Геморрой можно заработать. Сидя на ступенях.
- Ага.
- Ты первым приехал на вызов? Когда тебе сообщили?
- Да… соседка вспомнила что видела его. Сразу все приехали. Да дверь была не заперта… она знала, вчера знала. Мы могли его взять, их спасти…
- Не успели бы.
- Я…
Парень не смог подобрать слов. Рот дёргался, он пытался что-то сказать, но не смог.
- Как я, как ты… со всем этим.
- Это работа. В такие моменты самая худшая. Но её кто-то должен делать. Мы должны ловить таких уродов.
- Я всё слышал.
Зандир сразу понял о чём он. Но внутри ничего не ёкнуло. Ему было всё равно.
- Ты прав… ты всегда был прав.
- Нет. Убийство это всё равно убийство. Тебе это не нужно.
- Но как…
- Мы его найдём, и поймаем. И он у нас сядет.
- Не надо пытаться меня от…
- Заткнись, понял? Просто помолчи. Ты следователь, у тебя погоны. Для тебя главное закон.
Зандир должен был сделать это сам. Он бы никогда не потащил парня за собой в то место откуда возврата нет. Он бывал там, знал что для таких как Алабаев там места нет. Слишком честный, слишком правильный. Он потом с этим жить не сможет. А он сможет.
- А для тех убитых, что главное?
- О себе подумай, их проблемы уже закончились.
Они услышали шум бега по лестнице, наверх. Молодая женщина в бежевом пальто вбежала вверх по лестнице. Едва не спотыкаясь, лицо уже было красным. Парень сразу подскочил навстречу, удержал. А та всё спрашивала и спрашивала что с её родителями, просила пустить к ним. Парень сделал то что мог, крепко обнял девушку и держал пока та наконец не обмякла и не разрыдалась. Зандир наконец нашёл выход своему гневу. Спустился на первый этаж и с оттягом, до хрипоты, наорал на сотрудников ППС дежуривших у подъезда, использовав весь свой нецензурный словарный запас (а он у него, в связи со спецификой профессии, был весьма обширен). И обвинив их во всех смертных грехах, даже тех что они не совершали.
Tags: Грозовой Фронт, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Терпение

    Самый распространённый вид преступлений... ... Странно что здесь никто не сидел и не любовался пейзажем. Конечно было ветрено, а ещё говорили что…

  • Уже даже с названием

    Таки да. Я придумал. Но это пока не точно не точно. http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/109.shtml На этом вступление закончено, и к истории…

  • Таки пока ещё без названия

    Потому что придумывать название, самое сложное... вообще не самое. Короче, названия пока нет. Надо будет обдумать этот вопрос. Начало.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments