fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Инцидент. Развязка.

Балаково. 15:24.

Субурбы мчали друг за другом по улицам с редкими пешеходами и ещё более редкими автомобилями, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения. Сообщения о бомбах да и тревога на станции, народ явно распугали. Что было только к лучшему. Проехав через Новый Город состоящий из масштабной промзоны и типичной постсоветской окраины, переехав по впечатляющему шлюзовому комплексу на судоходном канале что соединял между собой две равноценные по территории части города. Они въехали в центр типичного российского стотысячника, с историей чуть более ста лет (то есть куцые брежневки и хрущёвки, хрущёвки и брежневки и ещё раз хрущёвки, с редкими вкраплениями «шайтан-коробок» самого мерзотного пошиба, местного бизнеса, построенного в нулевых) они проскочили быстро. До объекта оставалось едва ли километр. Бойцы уже были на взводе и готовы ко всему. Оружие заряжено, рации проверены. Напряжение витало в воздухе, но они уже привыкли. Такое же чувство что и всегда. Промежуток между тем что можно назвать нормальной жизнью, и тем место где либо ты, либо тебя. Как только тачки завизжат шинами по асфальту и они займут позиции, всё остальное уже будет не важно. И так до тех пор пока бой не окончится. Съехав с улицы они подрулили на площадь перед зданием, где как раз стоял грязный и абсолютно пустой «милицейский» ПАЗ. Карбарас грязно выругался. Шерхан смотрел в окна, за рядом крупный елей у самого фасада.
- Первый этаж стёкла битые.
Вижу – У Хайфы внезапно улетучилась вся неуместность и весь юмор. – Противника не вижу. Нам бы поближе, что бы со второго этажа не врезали.
Увата вызвал Шерхан. Их «Хёндай» сбросил скорость до тридцати и заворачивал вслед за первой машиной.
- Распыляемся? Территория немаленькая.
- Никак нет. Их там восемь рыл минимум, и они держаться плотной группой.
- Резонно. Наблюдаешь кого?
- Никого не наблюдаю.
- Значит идём плотно, зачищаем админ корпус, и идём на склад.
- Добро, пять секунд.

Машины подъехали к крыльцу здания практически вплотную. У самой двери была большая лужа крови и смазанные вверх следы крови ведущие по лестнице. Степаша сплюнул в открытое окно. Вот и последний вдох и выдох перед финальным рывком…
Семеро бойцов в одинаковой «степной цифре» и тяжёлым оружием синхронно покинули транспорт и мгновенно выстроившись «змейкой», двинулись вверх к стеклянному тамбуру. Первым шёл Уват, и сразу же поднял руку вверх. Первая же растяжка пристёгнутая к «эфке» шла поперёк выхода из второй двери, напротив пункта пропуска. Неумелая, даже в сумраке и на такой высоте, её бы не заметил только слепой. Пятеро аккуратно прошли через неё, Орлуша шедший замыкающим снял растяжку забрав «трофей» себе. Первый этаж напоминал по большому счёту любое советское массово учреждение. Широкий холл, мозаичное на стене, с изображением покорителей целины и кузнецов местной индустриализации. По левую руку раздевалка и коридор вглубь здания, прямо короткий коридор раздаивающееся на проход до лестничной клетки и на коридор вглубь здания за большой деревянной дверью. На полу десятки стрелянных гильз от автоматов, густые и размазанные лужи крови в центре холла, следы от пуль на стенах и потолке выбили бетонную крошку что засыпала пол. В воздухе всё ещё воняло порохом и кровью… тела лежали в центре зала. Четыре искалеченных тела в униформе, сброшенные в кучу. Лужа крови, загустевшая и чёрная растеклась по всему полу, и униформа и тела в крови. Открытые глаза… Рыба подошёл к двум телам и закрыл глаза, прочитав одними губами заупокойную. Здесь было тихо. Шерхан жестом указал Увату, что бы тот со своими людьми осмотрел первый этаж, а сам предложил пойти на второй. Подав сигнал Карбараса, что бы он оставался с разведчиками, тот кивнул. Дробления отряда не было самым разумным решением, но времени не было, нужно было убедиться в отсутствии «хвостов» или зачистить их.

И второй и первый этаж не заставили себя ждать на предмет следов вторжения. Расстрелянный в упор электрощиток и разбитые камеры, распиленные кабели. А так же вторженцы оставили много сюрпризов. Одну растяжку нашли на входе в кухню у столовой. Ещё одну на входе в женский туалет на втором этаже. Противопехотную мину типа «Клеймор» стоящую лицом к противнику – в кабинете начальника транспортного отдела, прямо за дверью. Спасла осторожность Рыбы. Один раз повезло хоть и не с осторожностью но с реакцией - попытка открыть дверь в кабинет бухгалтера на втором этаже, закончилась взрывом «эфки». Лимонка была в кружке, кофейной, кружка на проводе от компа, другой конец на дверной ручке. Вышло некрасиво. К счастью чекисты были к этому готовы. Сопроводив отчёт о своём здоровье изрядной порцией мата, бойцы продолжили движение по этажу. Ещё один «Клеймор» был установлен в самом центре здания, у соединения двух коридоров, идущего через всё здания, и того что соединял его с цеховым комплексом. Впереди была большая двустворчатая деревянная дверь. Сюда они пришли в последнюю очередь. Отряд Шерхана на втором этаже, как раз смотрел во двор из окна типичного российского офиса среднего пошиба, шесть столов два канцелярских шкафа самого экономного класса. За окном не было ничего особенного, просто большая заасфальтированная площадка метров в пятнадцать шириной, идущая от забора до забора. Здание не выделялось в общем то ничем. Это был обычный бетонный короб из тёмно-серых плит. Высотой метров двенадцать. С узкими стеклянными окнами под самой крышей. Внизу на все пятнадцать метров тянулся широкий крытый коридор с небольшими окнами под самым потолком. Место чертовски неприятное для любого кто сунется в их сторону, ведь с той стороны никаких окон не было. Зато пожарная лестница и двери были прямо на переходе и с той и с другой стороны. Шерхан вызвал Увата. Его отряд расположился напротив больших стальных дверей перекрывающих коридор в цех, приготовившись к рывку вперёд. Второй отряд расположился в метре от окон.
- В здании чисто, наблюдаем точку встречи. Движения никакого нет.
- Они ведь нас ждут.
- Наверняка… с улицы есть ворота и двери.
- Мне все три варианта не нравятся… будем дурковать вместе или по отдельности?
- Шансов больше ведь по отдельности да?
Шерхан все глаза проглядел смотря на этот чёртов пожарный выход… всё здесь было неправильно. Абсолютно всё. Не с лохами ведь играли. Он бы так всё не сделал.
- Предложение. Иди первым по коридору. Прощупай, мы подтянемся. Задержка минута. Они на тебя налетят, а мы вмажем.
- Предлагаешь мне первым на поле выйти? Блин… что делать, что делать. Готовность минута.
- Понял, следуем.
Группа Увата распахнула двери и пошла вперёд по сумрачному коридору, как и раньше, гулкое эхо разносилось по всему помещению, здесь было пусто и тихо. Все четверо пошли вперёд стремительно, внимательно осматривая все поверхности и угловатости на предмет ловушек. Опять же, лишь эта внимательность и понимание ситуации спасло их. Орлуша вовремя увидел что-то похожее на шашку на потолке. А в данной ситуации «что-то похожее на шашку» могло быть только шашкой. Его крик «Мина» позволил всему отряду единственное что они бы успели и смогли сделать. Остановиться и рвануть обратно. Вероятнее всего, только это их и спасло. Шашка пластида разнесла центр коридора, превратив половину его в труху, а штурмовой отряд выбросили чуть ли не обратно к дверям, уронив на них сверху потолок.
Второй отряд взрывом уронило на пол, осыпав выбитым стеклом и бетонной крошкой. Хайф первым вскочил на ноги и рванул к окну что бы посмотреть что случилось. Что практически невозможно было заметить за поднявшейся в воздух пылью. Но он успел заметить как пожарный выход здания напротив, как раз напротив них, открылся. Среагировал на это Хайф самым простым способом, упал обратно на пол, прежде чем весь этаж прошила пулемётная очередь. А затем не прекращала крушить всё вокруг где то с минуту.
В этот же самый момент, ворота ведущие во двор распахнулись. Пятеро боевиков упакованные оружием куда как лучше чем у любого «реального» ОМОНа, плотной группой неторопливо вышли из здания цеха и пошли к месту взрыва, дым и пыль в воздухе висели плотной стеной, едва-едва начав рассеиваться. Видимость была не дальше чем метра на два-три. От пыли им помогали маски и очки. На этом в общем то всё. Противник если был жив, был глух и слеп, и скорее всего недееспособен. Его ликвидация была вопросом ближайших полутора – двух минут. Пулемёт над головой, грохот выстрелов свист пуль и треск от их попадания, давала понять что в коридоре были не все. Но с теми тоже вопрос скоро решится.

Им повезло. Они все оглохли, едва могли шевелиться, все кроме Увата были в глубоком отрубе. А сам Уват мог пошевелиться с огромным трудом. Но они были живы, не лишились не рук не ног. Что там будет потом, неизвестно, шансы на выживание итак были крайне малы. Но сейчас за ними придут, прямо сейчас, а ему нужно было всего бы две минуты не уходить, ещё две минуты. Он чувствовал чудовищную боль. Но она сигнализировала о том что он ещё жив. Он приложил все усилия что бы поднять голову, лёжа на спине. Они были почти у самой двери. Сверху ещё был потолок, а вот дальше всё обрывалось. От дешёвых панельных конструкций осталось мало что, их разбросало во все стороны. Был мощный рефлекс снять шлем, он как будто сдавливал голову, но командир его преодолел, не до этого. Двоих он увидел рядом, кто из двух братьев он не мог понять, лицо было перемазано в пыли. Один лежал на животе, повернувшись к нему лицом, другой на спине за ним. Тот здоровяк из разведки, Карбарас кажется, лежал ближе всего к «разрыву» в какой то странной позе, положив руки под себя. Его лицо было в крови… оно у них у всех было в крови. Пулемёт «Калашникова» был рядом, но он бы его не смог поднять. Поэтому он снял с пояса ПМ, передёрнув затвор. После чего сделал чисто инстинктивное движение вбок, закрывая собой насколько можно обездвиженного товарища. Он знал что это скорее всего никого не спасёт. Но так было надо. Да и бывают же в жизни чудеса. Надо верить, особенно сейчас. А если нет… Майор Сергунов ничего не слышал, каждое движение отдавало острой болью в спине, как будто в него втыкали нож, правой ноги он не чувствовал вообще (хотя она вроде была на месте). Но пистолет в руке был как влитой, продолжение тела. Вестибулярный аппарат вроде как работал. Ему этого было достаточно. Он ощупал пульс собрата на руке, стянув перчатку (шея была хороша защищена, некогда было возиться) – живой. Пока живой. А вот и чёрные силуэты в пыли, уже близко…

Наконец стрельба прекратилась. Наступила тишина. Скрипела лишь светодиодная лампа, чудом не разбившееся, со скрипом болтающееся из стороны в сторону. Канцелярские шкафы, компьютеры, всё было разбито вдребезги. Повсюду было стекло. Рыба поднял с пола небольшой осколок и поднял вверх, не слишком высоко. Повернулся к Шерхану.
- Я сниму, командир.
Cтекло со звоном упало обратно на пол. «Вал» в руках сидел уверенно. А Рыба был спокоен, всегда спокоен. Даже Шерхану было до него далековато.
- Так и сделаем. Хайфа. – Тот внимательно слушал. – Как снимем, дуй вниз. Прямо здесь.
- Понял.
- Работаем по команде. Оружие готово.
Рефлекторно перепроверили, хотя конечно готово. И даже ещё не использовалось. Подумав пару секунд, Хайф положил пулемёт на пол, достав «Глок».
- Начинаем дискотеку, девки есть, гандонов нету.
Рыба хмыкнул, ему шутка понравилась. Шерхан положил палец на курок.
- Пошли!
Командир высунул голову, уронив на подоконник пулемёт и начал стрелять. Пулемётная очередь не достигла цели, пролетев мимо стрелка. Зато тот ответным огнём командира достал. Снова спасла хорошая реакция и видимо божье проведение, не иначе. И шлем. Пуля прошла по касательной, оцарапав шлем. Запрокинув голову назад, ещё одна пуля влетела прямо в правое плечо. Пулемёт так и остался лежать на подоконнике. В этот самый момент Рыба из своего «Вала» сделал пять одиночных выстрелов. Ублюдок с той стороны принял все пять, и все пять его и убили. Он рухнул вниз вместе со своим оружием, с сильным грохотом. – Готов!
Хайф как обезьяна сиганул через подоконник, прыгнув на метр вниз, и с пистолетом на изготовку, рванул к краю взорванного коридора.

Чёрные силуэты уже были видны. Они шли близко, на короткой дистанции. А пыль уже рассеивалась. Грохот ответной стрельбы над головой их не возмутил. Каждый делал свою часть работы. Профи, без вопросов. Когда они подошли к коридору, двое идущих впереди всех, видели лишь лежащие тела. В том числе два друг на друге. Никаких признаков жизни. Что в прочем значения не имело.
Кончайте их. Отсюда. – Приказал Соловей, идущий четвёртым.
Именно в этот момент Уват поднял голову и вскинув пистолет сделал один точный выстрел. Пуля вошла прямо в переносицу пробив очки, голова запрокинулась и дохлый боевик повалился на спину. На этом бы всё и закончилось. Если бы Карбарас, глухой, явно не в лучшей своей форме, не оттолкнулся от земли. Схватил свой Калаш и из-за всех сил не ударил прикладом второго боевика. Стрелять с такого расстояния бы не вышло. Но Карба с такого расстояния был страшен.
Следующий его удар ногой в голень, скорее всего привёл к перелому. Ещё один прикладом по затылку по вертикальной. После чего Карба схватил пока ещё живого но оглушённого урода за подсумок, потащив на себя со всей силы. Боевики своего не пожалели, двое ближайших открыли огонь. Чекист получил две пули в правую ногу, истошно заорав и от боли и от ярости. Преимущественно от ярости. Но уже почти дохлую тушку держал твёрдо. От двух длинных очередей, щитовое тело превратилось в решето. Карба завалился обратно на бетонный пол, получив ранение в правое плечо по касательной, напоследок. С такого расстояния и в таком положении, ему оставалось жить недолго. Три выстрела Увата попали в бронежилет, мишень оступился на три шага назад, но не завалился, не рухнул. Дело было дрянь.
Хайф прыгнул в шаге от двух ублюдков. Прямо за спиной. Соловей от такой наглости обомлел настолько, что даже стрелять не смог. Не успел среагировать.
Тому что слева, попятившемуся от пуль, Хайф воткнул лезвие в челюсть. Разорвав ему щёку. До шеи достать было сложно, убить одним ударом было бы проблематично. Но удар в лицо… Удар был глубоким и сильным. Не слушая истошный вопль, Хайф мгновенно выдернул нож и спас своего товарища, отвлекая внимание на себя. Боевик прекратил огонь и развернулся, выставив вперёд руку. Нож Хайфа прошёл через кисть насквозь, он вывернул руку на 180 градусов. Боевик оказался под наклоном. Прямым даром ботинка снизу вверх, Хайф сломал уроду нос и возможно вызвал сотрясение мозга. Выдернув нож из руки, вернулся к парню без щеки. Нож вошёл в брюхо сбоку, там где не было брони. Хайфа не долго думая вспорол его от нижнего бедра до пояса. После чего, максимально обездвижив противника, наконец поднёс вплотную к его лицу пистолет и выстрелил снизу вверх через то что осталось от челюсти. Безносый урод оказался уже на два шага дальше. Едва ли он что-то видели или понимал после такого удара. Но ему было и не важно. Он вскинул автомат и сделал короткую очередь в упор, который мог закончится для спецназовца плохо. Но Хайф был быстр, ушёл с линии огня, в сторону раненных товарищей. Сделав два выстрела в лицо. После чего завалился на пол в сторону Карбараса. Соловей наконец отошёл и начал палить. Пока Уват не заставил того пригибаться. Командир боевиков сделал то что должен был сделать. Рванул со всей дури обратно к зданию цеха. Рыба стрелял точно и метко, но здесь не одна пуля цели не достигла, уж больно резво бежал ублюдок.

Шерхан заорал, рации могли и не работать. А в тишине смысла уже не было.
- Рассчитаться! Первый и второй здесь.
Третий и четвёртый! – Хайф подвалил к Карбарасу, тот от боли едва мог говорить. Цедил сквозь зубы.
- Блядь, как же больно то а!
- Слышь братишка, лихо ты их.
- Ты тоже нормально справился. Не так хорошо как я.
Хайф засмеялся. – Шутишь, молодец!
Пятый! – Крикнул Уват.
Шестой… - прохрипел лежащий рядом с командиром Орлуша. После чего мучительно закашлялся.
Тих-тих. – Уват ослабил товарищу ворот. – Не шевелись ка.
- Не, лучше пошевелюсь… - Внешних признаков шевеления видно не было, но лицо Орлуши скривилось от боли… - ой нет бля, не пошевелюсь… Уват, я кажись себе спину сломал.
- Не дури, сломал бы спину, вообще ничего не чувствовал.
- Брат где? Стёпа где?!
Здесь я, чё орёшь. – Пролежавший чуть ли не трупом всё это время Стёпа резко сел. За что получил награду в виде резкого удара «в голову» и кругов перед глазами. – Мы чё живы? Какая досада…
После чего упал обратно. К нему подошёл Хайфа. – Живой, разведка?
- Знаешь, я ещё полежу. Мне чёт нехорошо.
По пожарной лестнице над коридором спустились Шерхан с Рыбой, обойдя коридор они вышли к разлому, перешагивая через трупы. Пулемёт командир чекистов повесил за спиной, вооружившись пистолетом. Плечо болело, сильно. Уват поднялся и вышел на встречу.
- Рад видеть.
- Взаимно.
- Они сейчас рванут говно роняя. Надо догонять.
Что правда то правда. Времени то прошло, на самом деле, всего ничего. Они ещё на складе… вопрос сколько их там. Если много, то дело совсем скорбное.
Отцы командиры осмотрели своих бойцов. Живые, уже чудо. После всего то что с ними сейчас случилось, на команду спасителей отечества они были похоже меньше всего.
Стёпаша встал и немного шатаясь взял в руки автомат, в ушах звенело. К нему присоединился Хайф. Уват посмотрел на брата-командира.
- Пригляди за моими парнями. Ты сейчас не шибко то боец. Да и твоему помощь не помешает.
- Уверен? Силёнок то хватит?
- Ой, Лубянка, иди ты в жопу, а?
Настроение в отряде неожиданно поднялось. Хотя непонятно как в такой ситуации подобное было возможно.
- Отряд, построится!

Уват, Рыба, Хайф и Степаша пошли друг за другом через заасфальтированный двор к незапертым воротам в цех. В этот раз решили не мелочиться, каждый взял по пулемёту Калашникова. Всё, достали.
Дверь распахнулась на улицу. Короткий предбанник практически сразу переходил в просторный цеховой зал, который был абсолютно пуст. То есть вообще. На потолках висели не горящие, но явно работающие лампы. Здесь не было каких то остовов старого оборудования или просто лома. Здесь не было каких то контейнеров или грузов или куч мусора. Тут не было вообще ничего. Это был огромный пустой зал. При полностью укомплектованном, пусть и бедноватом, офисе в административном корпусе. По всей видимости, дела у здешней конторы как ширмы, шли не очень хорошо.
Они увидели убегающего боевика метрах в ста пятидесяти от них. И ещё троих у некоего бункерообразного строения в самом конце здания. Четвёрка успела лишь вжаться как можно сильнее в предбанник и открыть ответный огонь, надеясь что пронесёт. Скоро всё открытое пространство заполнили вспышки и облака выбиваемой пыли. Пулемётные и автоматные очереди с обеих сторон не достигали цели, было слишком далеко. Но били рядом, приходилось вжиматься в стены и пол, они работали практически полулёжа в тесноте. Активная перестрелка без явных результатов продолжалась ещё где то минуты три. Не оставив на стенах здания ни одного живого места (а на потолке ни одной целой лампы). В конце концов, у бойцов спецназа просто возникла потребность перезарядиться. Воспользовавшись тем что двое стрелков выбыло, боевики рванули с места к ближайшему выходу с правой стороны.
Ну суки! – Хайф попросту вышел из укрытия во весь рост вместе с Уватом. На открытой местности целиться было проще, хотя теперь был велик шанс того что их могут убить. Они оба «заземлились» присев на пыльный и деформированный бетон и открыли на сей раз прицельный огонь. Прежде чем пуля влетела в шлем Увату (шлем всё таки пригодился), он гарантировано убил последнего бегущего, длинная очередь прошла через верхнюю половину туловища насквозь, и тот как пьяный завалился набок. Косвенно задев второго с конца, тот получил две пули вбок закрутился волчком и упал на землю. Хайф свой фраг тоже забрал, выбив мозги третьего с конца в буквальном смысле, прошив ему очередью голову. Последний боевик выскочил в двери, пули проводили его высекая узоры на стене. Раненый боевик вроде как шевелился. А потом случилось то чего следовало ожидать. В дверной проём влетела граната, упав рядом с раненым. Тот прокомментировал эту ситуацию с какой то обидой в голосе, с ноткой удивления.
- Ах ты сука!
После чего граната взорвалась.

Хайф посмотрел на Увата, понимая что в общем то на другой финал оставшийся недобитым мог не рассчитывать, пожал плечами, мол «ну а фигли?». После чего, последовав жестовому указанию командира разведчиков, бойцы торопливо и снова плотной группой, пошли к выходу. Выходили из здания аккуратно, но опять же, как и ожидалось, зря. Двор забитый старенькими автопогрузчиками, парочкой фур, и всё это за бетонным забором, был пуст. Гад естественно ушёл. Сиганул через забор и всё.
Издалека послышались сирены полиции и машин скорой помощи. Звуки взрывов и перестрелок похоже всё таки кого то обеспокоили. Каждый из бойцов сейчас почувствовал героем типичного голливудского боевика, где полиция никогда не приезжает вовремя. Если не считать того что болело вообще всё.
Tags: Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Конец жары

    Жара кончилась резко. Как человек который переносит жару чрезвычайно тяжело, я в "полном восторге" от полутора месяцев лета потерянных впустую и…

  • Пётр Мамонов Всё

    «Пётр Мамонов скончался сегодня», — сказала она ТАСС. 1 июля стало известно, что Мамонов попал в реанимацию с коронавирусом, его подключили к…

  • Умер главный конструктор МиГ-31 Валерий Васильков

    МОСКВА, 14 июля. /ТАСС/. Главный конструктор перехватчика МиГ-31 Валерий Васильков умер в возрасте 62 лет. Об этом ТАСС сообщили в российской…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments