fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Авария.

Балаковская АЭС. Центральный пульт контроля. 14:47.

Конечно это место сильно отличалось от стереотипного «командного пункта», в связи со спецификой объекта. В первую очередь здесь опасались нерукотворных бедствий. Землетрясений способных повредить основание станции, урагана что мог привести к разрушениям на территории, сбоя в температурном режиме реактора. Конструкция самого реактора и всего здания в целом максимально минимизировала подобные угрозы, но мониторинг шёл ежеминутно. Во вторую очередь опасались бедствий рукотворных но случайных, на этот случай система была выстроена по принципу «защиты от дурака» на нескольких уровнях сразу. У каждого реактора был свой «блочный щит управления» по прямому наблюдению за его работой. А за работой БЩУ, следили уже здесь. А ещё, отсюда шло прямое наблюдение за всей работой станции в целом. От подачи воды для охлаждения реактора, до работы системы вентиляции и погоды на завтра. Намеренная атака на станцию не считалась приоритетной угрозой. Атака на реактор, прорыв на хорошо охраняемый стратегический объект, с последующем выводом из строя систем защиты станции, и уж тем более захват и удержание зданий на территории станции, представлялось крайне маловероятным. Но именно по той причине, что к этому вопросу подходили так же серьёзно как и ко всему остальному. Бывшие (но не совсем) силовики были вооружены и оснащены может и не самым современным, но надёжным оружием, и его у них было более чем в избытке. Естественно по периметру были установлены десятки камер, и за сотню на самой территории. Электронные и кодовые замки, в особо охраняемых зонах – биометрическая система связанная с базой данных сотрудников. Не атака в лоб, не проникновение на станцию, не представлялось выполнимой задачей. По крайней мере, если эту атаку не собиралась осуществить как минимум чудом проникшая на территорию страны бригада, готовая погибнуть в столкновении со всеми близлежащими военными частями.

Но новый век вносил свои коррективы. Слишком много сложных систем, слишком много сетей для управления над всем этим. Авангард прогресса – IT сфера распространялась повсюду. Зависимость человека от компьютерных систем ни для кого уже давно не являлось сюрпризом. Но разница была в возможностях сторон. После 11 сентября, американцы наконец поняли что в мире существует терроризм который они не контролируют. А технологический прогресс это палка о двух концах, при которых можно обрушивать фондовые биржи и ронять на голову обывателей самолёты одним кликом по мышке, сидя где ни будь в Джакартских трущобах. В России это понимание пришло, как не странно, раньше, во время самого пика террористических нападений конца девяностых. Когда никем неконтролируемое киберпространство на территории России, являлось по факту одной большой клоакой и полем игры для чёрного рынка. Только вот заниматься зачисткой и контролем всего этого, было некому.
У США была наиболее передовая и развитая IT сфера в мире : как минимум Массачусетский Технологический, академическая среда айтишников существовавшая уже по меньшей мере 20 лет, несколько миллионов умников со всего мира в Кремниевой долине под присмотром ведущих в мире производителей «железа». А самое главное, бюджеты в десятки миллиардов долларов и целеустремлённость всего военно-политического руководства страны.

В России в это самое время, разграбляли военные арсеналы и вывозили ценные металлы стоимостью в десятки миллиардов долларов, целыми составами. Люди с образованием сбегали а своей индустрии высоких технологий не было вообще. Но как известно, способ всегда найдётся… в прошлом году вирус «Стакснет» атаковал все базовые объекты атомного проекта Ирана, иранцы спасли проект ценой уничтожения нескольких тысяч заражённых устройств и отката ядерной программы на несколько лет назад. Теории о создании наступательного кибеоружия подтвердились на практике. А Россия не смотря на крайней невнятную и беззубую внешнюю политику, явно не являлось лучшим другом Америки, а значит была её врагом.

Легко быть врагом сильнейшей в мире страны, когда ты нищий и привык выживать. Когда ты всю жизнь загнан в угол. Как и тысячи лет назад, когда Иерусалимские пацаны были глазами и ушами зелотов, в Кандагаре или Мосуле, докладывали партизанам о всех действиях американцев. Боевики не сидели в чатах, они постоянно меняли телефоны, передвигались на постоянно сменяемых автомобилях. Но самое главное, их сила духа не была разложена современной цивилизацией. Дикие люди готовы были драться до самой смерти. И чем больше американцы «по ошибке» бомбили свадьбы, больницы и похоронные процессии, тем больше становилась их решимость, тем шире становились их ряды. Когда ты борешься из под полы, а за тобой стоит весь народ, ты можешь не стесняться в средствах.
Тоже самое можно было бы сказать и про злопамятный КНДР, который с начала девяностых был главным жупелом для всего так называемого «цивилизованного мира». Ведя крайне агрессивную изоляционистскую политику, понимая что на современном глобальном рынке никому не нужны двадцать миллионов оборванцев ни в каком качестве кроме копеечного человеческого сырья, а уж правящим элитам вообще ничего не светит кроме краткосрочной расправы, корейцы были лёгкой мишенью. И да, это сплотило их перед лицом опасности. Ещё в двухтысячные годы на основе советских ядерных наработок, пускай и тридцатилетней давности, корейцы создали первые несколько атомных боеголовок, не имея должного носителя, всё что бы они смогли с ними сделать, это максимум сбросить её с самолёта на Сеул. Но в любом случае, они уже начинали не с нуля. И будучи загнанными всем миром в угол, они были готовы пойти на всё для защиты себя от мира, мобилизовав нищее население которому нечего есть, в обществе тотального контроля. Но тем не менее, они достигли своих целей во имя выживания. Потому что страна-изгой, может себе это позволить. И они преуспели, став силой способной разрушить весь регион. Тем самым обеспечив себе широкий простор для диалога и выкупа себе права не быть изгоями.

Но когда ты декларируешь себя «цивилизованной» страной, твоя экономика (особенно если в виде сырьевой колонии) встроена в глобальный рынок, а элиты отчаянно хотят стать большими европейцами чем сами европейцы, твои возможности резко ограничены. Ограничены разорённой сырьевой экономикой, ограничено почти что мёртвой научной-технической базой оставшейся от былого величия, ограничены коррумпированными или же откровенно ренегатскими правительственными чиновниками.

Анатолий Евгеньевич Шемякин, никогда не был фанатом этого проекта. Ему не нравилась сама идея использования гражданского объекта в качестве площадки для посторонних экспериментов. Но при этом он прекрасно осознавал и свою степень ответственности, и в целом хорошо понимал насколько высоки ставки в этой игре. Он и сам про себя знал, что он не самый быстро думающий и проницательный парень на деревне. Но само собой понимал, что если бы работе проекта не шла угроза изнутри страны, то никогда бы в этой глуши не появилась эта лаборатория. А ещё старый пограничник не был подвержен болезнью от которой страдали многие люди его возраста. Он прекрасно понимал в каком веке живёт, и точно так же понимал, что даже наличие базового образования в сфере электромонтажа и электроэнергетики, не делало его специалистом по всем областям на свете. Особенно когда речь шла о современных компьютерных системах и кибербезопасности. Именно для этого ему и нужен был Кардышев. Лощённый и надутый индюк был ему не слишком симпатичен, но дело своё знал чётко. Использовать старый брошенный бункер ГО для расположения там «резервной системы хранения» данных, без какого либо доступа к мировой сети и вообще откуда из внешнего мира, была его идея. Как в общем то и все остальные меры безопасности проекта. Проблема в общем то вскрылась довольно быстро и здесь. За ЦПК сидели ребята в массе своей молодые и довольно умные, только вот с взаимопониманием… проще говоря, Шемякин вообще их ни хрена не понимал. Если со старшими инженерами он общий язык ещё находил, так как это была сфера ему не родная но близкая, то с задротами это было сделать гораздо сложнее.
Объявлять выходной на станцией было нельзя по понятным причинам. Но волевым решением Анатолий Евгеньевич сократил количество гражданского персонала до необходимого минимума, отзвонив или дав рассылку по СМС всем сотрудникам, что им сегодня лучше посидеть дома. В свою очередь подняв всю смену СБ кроме третьей, решив что триста человек охраны, должно хватить с избытком. Слегка устаревшее но надёжное оборудование слежения за техническими узлами было перемешано с современными мониторами и процессорами. Не смотря на кажущейся беспорядок по всему пространству немаленького зала управления, здесь царил рабочий порядок и во всём была своя логика. Хоть для человека несведущего всё это выглядело как самое нелепое нагромождение технохлама что он видел в своей жизни. Семь рядов из пультов и ПК-систем спускалось вниз как в аудитории, вплоть до массивных шкафов и электрических (не электронных) таблиц от пола до потолка, с показателями работы каждого реактора станции в отдельности и их всех в целом. Десять операторов. Четверо смотрели за реакторами, двое за общими коммуникациями, двое за общей системой наблюдения и пожарной безопасности. А последние двое, были теми самыми людьми Кардышева. Единственное что об этих двух малолетних дурнях директор знал точно, так это то что они фактически выстроили всю так называемую «архитектуру безопасности» станции. Тем самым сделав невозможным повторение атаки на Иран в России. Вроде как, при атаке вирус загонялся на одну из специально для этого созданную сеть пустых серверов, и отрубался от сети или как то так. Шемякин честно всегда признавал, что ни хрена в этом не понимает.

Он подошёл к четвёртому ряду. У пульта стоял начальник смены Аслимов, статный мужчина роста и комплекции схожей с директорской, только костюм менее строгий, а на носу болтались очки на -2. Не смотря на неплохое для своего возраста здоровье и стандартную в общем то смену, мужчина уже третий раз за день глотал таблетки и явно был не в себе. Они вместе окинули взглядом помещение, пока Аслимов убирал таблеточницу во внутренний карман.
- Что в городе?
- Стандартный план. То что происходит в области, касается только в области. Говорят бомбы нашли…
Аслимов испуганно посмотрел на коллегу. Тот поспешил его успокоить.
- Да не у нас. В Вольском.
- Анатолий Евгеньевич, твою то мать а…
- Всё под контролем. Мои дикобразы дело знают. У вас что?
- Девятый час, полёт нормальный. Уже в глазах рябит…
- Зелёным чаем мажь, говорю тебе.
- Антон… тьфу, Анатолий, уважаемый…
- Ага.
- Евгеньевич. Какой чай?!
- Ну да, ну да. Пьёте свой этот растворимый, желудок посадил уже.
- Ты как Галя сейчас… все уши.
- Это всё лирика. Ближе к телу…
- Да не происходит ничего… работаем за десятерых. К концу дня уже народ валиться с ног начнёт. Опасное производство у нас, как бы. Не страшно?
- Пусть народ дома сидит, мне так за них спокойней. Один день сдюжим. А завтра всё решится. В городе Лубянка работает, всё сделают. Сюда вообще не сунутся.
- В Ингушетии опять налёт на пост ВВ. Твари троих насмерть положили. В Каспийске уличное кафе взорвали… если так постоянно работать, на грани, вообще работать невозможно.
- Сентябрь 2004 вспомни… я то не забуду. Сердце посадил. А нам главное до завтра досидеть и всё. А там либо Падишах, либо осёл.
- И кто мы? Падишах или осёл?
- Пастушок.
- Слушай, я в свои дела вообще не лезу. Но на пятом реакторе точно всё нормально?
Паша… - Одёрнул своего коллегу начальник СБ, твёрдо но без металла, просто провёл черту. – …я ничего тебе не говорил, и больше мы эту тему поднимать не будем. Но да, там всё под контролем. Вопрос исчерпан?
- Да нервы…
Помогают эти твои? – Таблетки имелись ввиду.
- Да конечно, помогают, как же…
Сирена ударила по ушам. Конечно это была не давящая по мозгам пожарная сигнализация, и не оглушающая сирена общего режима ГО. Но это было громко, и от этого звука у всех кто был на пульте (да и у всех в здании) настроение явно ухудшилось. Со второго ряда заорал молодой парень, типичный студент – неформал с дредами, одетый в положенную по регламенту форму, рубашку и костюм, пусть даже поверх рваных джинсов.
- Нас ломают! Фаер вскрыли, суки!
Второй тоже к делу подключился споро.
- Они на полпути уже.
На полпути куда?! – Шемякин решительно ничего не понимал. – Цель какая?
- Главный сервер.
Встревоженный и громогласный возглас справа. – Нарушение в работе третьего реактора. Нарушение в подаче охладителя.
И слева тоже. – Первый реактор! Нарушение в подаче водоснабжения.
Аслимов влился в работу. А Шемякин пока просто стоял и ничего не делал. Здесь была не его епархия. А там будь что будет… вот и началось.

Юго-западная окраина, микрорайон «Дары Природы». 15:17.

По большому счёту, в таких небольших городах малоэтажная застройка выглядит одинаково. Не самые богатые дома, в не самом богатом регионе страны. От практически непригодных к жизни трущоб, до не обделённых вниманием и уютных домов и дворов в которых даже можно жить. Кое где на месте деревянных домов, как и в облцентрах лет десять назад, стали появляться медленно и терпеливо возводящееся остовы кирпичных домов. Козырь у этого места был, он смотрел прямо на многокилометровый разлив Волги с высоты невысокого холма, и здесь было совсем недалеко от центра города. На этом плюсы данного места заканчивались. Дорог можно сказать что не было, заборы чаще всего были повалены. Газофикацией здесь пока тоже не пахло. По старой доброй национальной традиции, за пределами участков творился бардак с кучами мусора на пустырях и вдоль канав, деревьями и кустами которые никто не подстригал, скорее всего никогда. «Ниссан» остановился в четырёх участках от предполагаемого места распространения сигнала. Аккурат под высоким и диким ясенем облюбованного большой и бойкой стаей воробьёв, напротив бедноватого но ухоженного деревенского дома синего цвета, налипающего на соседние. Все четверо стремительно навинтили на пистолеты глушители. Был ещё шанс застать противника врасплох без лишнего шума. А автоматическое оружие в условиях плотной жилой застройки, тем более деревянной, могло привести к печальным последствиям для всех кто здесь живёт. Шуба внимательно вгляделся вперёд. Нужный им участок со стороны ничем не выделялся, ту таких пара тысяч.

- Через три дома… надеюсь все на работе.
Я бы сегодня на работу не пошёл. – Заметил Берс. – Делимся?
- По правилам работаем. Двое с фронта, двое сзади через двор. Но входим синхронно. И постарайтесь взять живьём хотя бы одного.
- Проблематично, они будут отстреливаться.
Это не просто мясо. – Взял слово Тах. – Как минимум там те кто в курсе общего плана. А может и командир всей шайки-лейки. Надо либо оборудование, либо языков. Лишимся и того и другого…
Договаривать было ненужно, все итак всё понимали.
Ну что, работаем гаврики. – Сказал Берс и первым вышел из машины. Так они и пошли, те кто сидели спереди, по улице к парадному ходу. Таха и Тара, рванули через вроде как пустующий на сей момент участок, сигая через заборчики как сайгаки. Оружие не прятали и держали наготове. Даже если кто увидит, прятаться от них смысла нет, пусть лучше сами бегут куда подальше.
Было тихо, где то гавкали собаки, над ухом щебетали воробьи. Людей вокруг не было, и это было хорошо. За обветшалой изгородью стоял видавший виды старый одноэтажный, деревянный дом зелёного цвета, заброшенным он не был, но его хозяева явно либо были не из богатых, либо он вообще давно сдавался всем желающим. Все удобства были размещены отнюдь на немаленьком дворе. К слову о дворе, он был открытым, без единого дерева, двенадцать квадратных метров давно уже брошенных огородов, просто высокая трава без единого куста. Спасал лишь припаркованный во дворе грязно белый «Соболь» с Саратовскими номерами. За белыми занавесками ничего не было видно, но их могли засечь практически сразу. Их могли засечь сразу. Шуба аккуратно открыл калитку и практически «перелился» к кузову фургона. Тоже самое сделал и Берс, прислонившись справа, со стороны дома не шума не движения. Берс жестами указал порядок действий, идти вместе, синхронно. Идти само собой надо было быстро, что бы не попасть под возможный огонь. Как всегда, в общем. Берс рванул первым… удар пришёлся под колено. Рука с пистолетом получила удар о часть фургона, дважды, никакая крепкая хватка не сдержала бы такую силу. Это было внезапно, очень больно, и обидно. Берс потом ещё удивлялся, когда он успел собственно обидеться. Ведь прошло не более секунды, прежде чем его голова влетела в тот же самый злосчастный фургон. После чего парень потерял сознание.

С задней части двора, расстояние до соседей было меньше чем с передней. По большому то счёту, все участки здесь были налеплены друг на друга. Через пару участков отсюда играл советских шлягер годов пятидесятых. Откуда то пахло жаренной говядиной. Слишком тесно и слишком людно. Со стороны двора опять же не было ничего. Пара запущенных кустов, высокая трава, самодельный деревянный стол под убитой уже давно скатертью. Дверь во двор была почему то не обычной деревенской, а квартирной дверью обитой дешёвым кожезаменителем. Таха и Тар двигались тихо, практически бесшумно, но быстро. Через небольшие два окна выходящие во двор, ничего не было видно, к ним прилегал какой то старый хлам а внутри царил сумрак. Они встали в пяти шагах от двери, с оружием на изготовку, когда их по рации вызвал Шуба.
- В доме чисто. Выхожу.
Тара несколько удивился. – Повтори?
- Они ушли.
Дверь открылась, его коллеги опустили оружие.
- Дома чисто.

Повторив это, Шуба сначала выстрелил в Тара, он знал его возможности, и знал что тот среагирует мгновенно, поэтому не оставил ему шансов. Конечно был риск получить пулю от чекиста, но кто не рискует… По одному выстрелу в грудь каждому, когда те начали заваливаться, ещё по два выстрела. На таком расстоянии бронежилет выдержит, но рёбрам однозначно хана. И ушиб внутренних органов с гематомами. Но жить можно, если не получить контрольный в голову. Шуба подошёл вплотную к «коллегам» и от пинал их пистолеты. Тара посмотрел на коллегу сквозь боль, взглядом полным ненависти.
- Прости брат, так надо.
- Сссука.
- Слышь, ты там заканчиваешь или как?
Неприятный зычный голос с лёгкой шепелявостью и неким лёгким но непонятным акцентом, принадлежал субтильному бритоголовому парню с узким лицом, в кожаной куртке и джинсах. В доме за ним творилась суета, «трое гномов» собирали пожитки.
- Они лежат?
- И что?
Шуба внимательно посмотрел на своего нового «соратника». Таких он знал, и ненавидел, даже не смотря на то что сделал… особенно благодаря тому что сделал. Ненавидел.
- Они лежат, без движения. Собирайте оборудование и уходим.
Парень ухмыльнулся. – Ну ладно, я понимаю, служили вместе. Давай я? – Будничным тоном таким, как будто предложил сумку подержать.
Ублюдок отодвинул подол кожаной куртки, положив руку на кобуру, слева. Но его ещё надо было вытащить, а Шубе только руку поднять. То сколько их в доме, для него значения не имело, достаточно просто поднять пистолет. Но вот для дела это могло кончиться плохо.
- Говорю один раз. Мои люди не пострадают. Это часть уговора.
- Ты со мной ни о чём не договаривался.
- Ты выполняешь приказы вышестоящего. Или вообще вне игры, мальчик.
- Слышь…
У Шубы заканчивалось терпение. – Заглохни погань. И слушай старших, пока раком не поставили.
Парень посмотрел на Шубу крайне красноречивым взглядом, после чего убрал руку с кобуры и развернувшись собирался пойти обратно в дом но замер… он хотел выхватить пистолет и всадить в заносчивого ублюдка всю обойму. Но тот сверлил его взглядом в спину, это чуть ли не физически ощущалось. Тот окликнул его в спину.
- И да, ещё раз заговоришь со мной таким тоном, и поставишь под сомнение субординацию, я прострелю тебе брюхо и оставлю подыхать.
Парень грязно и громко выругался по болгарски. После чего пошёл вовнутрь и наорал на своих «коллег», что бы те быстрее собирались. Шуба снова посмотрел на коллег, ему было стыдно, нет правда. Тара смотрел и с ужасом и со злобой.
- Всё это не ради денег. Ты поймёшь однажды.
Было больно, очень. - Найду… тварь.
- Удачи Тар, всё может быть.
После чего пошёл через дом. Гадёныш мог в отместку застрелить того парня из ФСБ. Не хотелось бы.

Ублюдок сел рядом, Шуба устроился за рулём, ворота уже были открыты а экипаж уже забился в фургон. Один из них заметил.
- Там на задней двери вмятина. Тормознут.
Не тормознут, им сейчас не до этого. – Шуба взял резвый старт и ушёл влево. Обращаясь ко всем и ни к кому.
- Звони в «Аккорд», скажи пусть готовятся к штурму. Спецназ либо на месте, либо уже подъезжает.
И что? – Спросил ублюдок. – Смерть будет лёгкой, слово даю…
Шуба смерил улыбающегося урода беспристрастным взглядом, тем самым загоняя вовнутрь гнев.
- А то что это скорее вам, надо бежать и прятаться. Поэтому если не хочешь дело проебать, звони штурмовой группе и скажи пусть быстрее спускаются на объект. Понял? «Ичток» херов.
Ублюдок с огромным трудом задавил в себе гнев, но всё же достал телефон. Фургон неторопливо «заплясал» по грунтовке.
Tags: Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Вымещение

    Мысль думаю витает в воздухе. Но думаю что озвучить её надо, потому... ну потому что это мой блог да? Ну и потому что хочется внести некоторую…

  • Бессмертное

    По "Культуре" перед новым 2020 году показывали новогодний хит парад 1964 года. И это было охеренно. Потому что помимо всего прочего. Там было вот…

  • Гимн часовщика

    Идущих в бесконечность.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments