fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Categories:
  • Music:

В стоге сена 2.3.


Николай Юрьевич Кардышев в своём дорогом и невероятно щегольском костюме и до блеска вычищенных ботинках был похож толи на успешного адвоката, то ли на мальчика мажора на выпускном балу. Пересмотревший голливудских фильмов в юности и отчаянно строивший из себя человека похожего толи на типичного «ублюдка федерала», то ли вообще на злодея из Бондианы. Николай будучи человеком самовлюблённым и в меру эгоистичным, в образ попадал стопроцентно. Отчего у многих своих подчинённых и коллег вызывал в лучшем случае смешки. В прочем надо было отметить, что назначить главным ответственным за такой объект как Бункер, человека по блату не могли. Кардышев обладал всеми необходимыми навыками и компетентностью, что бы достигнуть своего положения. Более того, далеко не все понимали, какие черти плясали в этой голове, и насколько он был предан своей работе. Он стоял в стерильно белом боксе, напротив одного из изделий космической промышленности, сверхпрочного армированного стекла. За ними с той стороны стояли стальные шкафы «суперхабов» в чью задачу входило сортировка и хранение информации. Все работы на станции, всё что там делалось, всё это запиралось здесь и хранилось до особого распоряжения. Николай понял как крепко они вляпались недавно. Он просто старался педантично следовать процедуре до последней буквы, перестраховываясь. Но информация о существовании второй группы боевиков не на шутку его взволновала. Он не подавал виду, занимая себя необходимыми служебными действиями. Но понимал что существует лишь одна, наиболее вероятная цель атаки…
Он вышел из тамбура перед серверной в столь же белоснежный коридор. От двери в конце до красной линии на полу – пять метров. Двое охранников в серой униформе при пистолетах, сидели на стульях как раз перед линией. Вид у них был спокойный и смиренный, ребята были на своём месте и знали что нужно делать. Кардышев остановился рядом с ними, подумав.
- Вводим положение три нуля три.
Серафимов и Гербаладзе смотрели на него понимающими взглядами. Три нуля три – полная боевая выкладка и постоянная готовность.
- Держите красную линию до конца, пока не прикажу отставить, если не прикажу, убейте всех кто войдёт в коридор. Если не сдюжите…
Если враг подошёл бы к красной линии, необходимо было в полу серверной отрыть люк и выкрутить на полную вентиль системы подачи топлива на генераторы, отключив при этом систему охлаждения по всему комплексу но открыв повсеместную подачу кислорода, с избытком. Через две минуты пламя выжрало бы всё и вся.
Серафимов покорно кивнул, Гербаладзе ухмыльнувшись сказал. – Справимся Николай Юрьевич, со всем справимся.
- Надеюсь это не понадобится. Но если что, мы ничего и никому не отдадим.
Он пошёл дальше по довольно длинному коридору с кучей вспомогательных и подсобных помещений по бокам. Когда то это был бункер системы гражданской обороны, здесь ещё оставалось немало пространства которое сейчас толком не использовалось. Но когда система после мутных девяностых вновь вернулась на баланс министерства обороны, порядок они здесь навели какой надо. Теперь правда здесь предстояло не выживать во время войны, а работать. Хотя непосредственно охраны здесь было больше чем сотрудников у экранов мониторов. А так всё стандартно: центр мониторинга системы на четыре рабочих места, кухня и столовая на чёртову дюжину сотрудников, арсенал, склад продовольствия и сан-грузов, комната охраны с рядом расположенной диспетчерской, два идентичных и параллельных идущих коридора, насос для грунтовых вод, генераторы, топливное хранилище и системы связи с поверхностью. И ещё шесть отсеков внушительных размеров который так и не придумали применения. И ещё, главный и резервные шлюзы. Комната охраны предусмотрительно расположена недалеко как раз от главного шлюза. Простая боковая дверь справа в шести метрах от высоких стальных ворот в конце коридора. Типичная комната отдыха девятерых мужиков на службе. Вырезки из эротических журналов на стене, в воздухе чуть ли не физически веяло тяжёлым запахом кофе, сигарет (курить изначально было нельзя, но Кардышев сделал поблажку, сидеть в бункере приходилось по десять часов в сутки, а курили практически все) и средств мужской гигиены. В дальнем углу от двери, диспетчерская, камер на всей территории объекта было понатыкано немало. Бильярдный стол, семилетний японский телевизор с DVD, настольный хоккей, карты на столе. Бойцов было шестеро, один устроившись на икеевском диване читал что-то из Бушкова, четверо играли в карты, пятый разгадывал кроссворд перед монитором. Все довольно молодые, в отвратной по качеству и виду серой униформе делавшая ребят похожих не на военных а на сотрудников какого ни будь ЧОПа. Увы, с этим в армии пока что было плохо. Зато оружия здесь было навалом. И ещё, Кардышев знал что они не дрогнут.
- Три нуля три, товарищи.
Бойцы посмотрели на начальника. Тот парень с книгой спросил.
- Понарошку или всерьёз?
Обычно Николай на такое отвечал просто. Или грубоватой армейской шуткой, или же недвусмысленно давил авторитетом. Но сегодня явно был не тот день.
- Серьёзно, всё серьёзно. Наверху точно никого нет из персонала?
Один из парней сидевших за картами начал нервничать. – Мы вроде как всех домой отправили, но есть пара…
- Всех выгнать домой. Объект на блокаде. Четверо в шлюз. Двое тут со мной. Достать всё что есть.
Прям всё? – У парня с книгой на лице на мгновение появилось то самое выражение, детского восторга.
- Пеликанов, меньше восторгов! Да, всё, только смотри нас не перехерачь. Готовность четыре минуты.
Бойцы покинули помещение, все кроме диспетчера. Николай подошёл к пульту.
- Звони на КПП.
- Понял.
Сам Кардышев поднял трубку «внешки», телефона работающего за пределами комплекса. И набрал двойной код, после чего вызвал Гудвина.

Гудвин вбивал координаты в компьютер, зажав головой телефон. - Точнее адрес.
- Коммунистическая 138. Административное здание со стороны улицы. В восточной части здания, спуск в подвал и погрузочная зона.
- Почему раньше не сообщили?
- Потому что об этом месте знает на всю страну, человек сорок… я уверен что они идут сюда.
- Группа уже должна быть недалеко от города. Направляю их к вам. Других подразделений нет?
- Сниму группу со станции, поставлю её под угрозу. Я не донёс до вас всю информацию. Но то что находиться на станции, и то что находиться у нас, представляет из себя объекты чрезвычайно важные для национальной безопасности. И сам факт того что группы прибыли в город, означает что кто-то на самом верху слил место положение. Иначе бы они никогда не появились в этой глуши.
Во рту пересохло. - Продержитесь сами, если что?
- Продержимся, сколько надо. Только вы тогда на хера?
- Резонно. Ждите.
Гудвин положил трубку, зафиксировав точку на карте. Гавр посмотрел на него?
- Что, всё плохо?
- Эти суки от нас место расположение военного объекта прятали. Теперь понятно, зачем здесь вы… без обид.
- Я свяжусь с нашими. Передам координаты.
- Я сам. Что по боевикам? Новая информация есть?
- Машины так и не были найдены. В последний раз их видели у Ровного.
- Где?
- Деревня у реки, на шоссе. Километров пятьдесят от нас.
- Хреново дело. Может направить кого?
- В связи с угрозой взрыва все дороги прочёсывают. Если они в деревне, они оттуда носу не кажут. И их перехватят.
- Если они машину не сменят.
- Сегодня лучше не быть кавказцем. А их там четверо.
В Вольском на центральной площади бомбу нашли. – Поднял палец к верху Птаха. – Между зданием Собора и музыкальным училищем. Жидкий гексоген, четыре ёмкости по шесть литров каждая. Эвакуируют всё в радиусе километра, блядь… если рванёт в центре, там пол города сгорит.
- Где только взяли столько, суки.
- В следующий раз ядерную бомбу в страну протащат? Не, господа-товарищи, я охреневаю.
- Коммунистическую 138 мне найди. Я нашим позвоню…
- Гуд, посмотри сюда…
Птаха ткнул пальцем на карту радиоволн этой части области. Он увеличил Балаково. На южной стороне острова, была точка с высоким радиофоном.
- Согласно всем картам, здесь один сплошной частный сектор. Деревенского типа. Заборчики, собачки, колонки вместо водопровода. А от этих вот домов, фонит. И хорошо так фонит…
Птаха навёл маркер на карте. Индикатор слева показал длину волн.
Дальние волны... – Птаха ошалело посмотрел на коллегу. – Это база слежения…
Птаха аж подпрыгнул с места. – Это оперативный центр! Как у нас! Как у нас!
- Спокойно! Ты уверен что там у местных ничего нет?
- Да откуда?! Бля, какой же я дебил, как я раньше…
- Да не ори Птах! – Гудвин немного притормозил. В обратную сторону группе ехать было ещё час. А время поджимало. Они упустили момент, они следили за боевиками. А те всё это время могли следить за ними. Да и не боевики это были. Опергруппа. Как они. – Короче, следи за точкой. И продолжай эфир копать… может попадутся.
- Если ещё не попались… дебил. Какой же я дебил…
- Хорош! Давай работать.

15:07, северная окраина старого города. Внешний шлюз объекта.
Внешняя часть склада представляла из себя фасад типичного советского административного строения в два этажа, в не самой лучшей форме. Серый и порядком потрескавшийся кирпич, старые окна за металлическими решётками. Конечно зданию старались предать цивильный вид, но замысел был в том что бы оно и выглядело как полунищий склад посреди индустриальной зоны на задворках города.
Весь персонал отправили по домам, на этаже осталось лишь четверо ребят. Которые внешне и выглядели как обычный ЧОП, занявшие весь цокольный этаж. Конечно СБ «Росатома» это была не шарашкина контора, они умели работать. И умели это делать на 90% лучше чем все остальные СБ и ЧОПы в стране, всё таки их цели и задачи были ближе к аналогичным и силовых структур, и натаскивали их серьёзно.
Но к сожалению, организаторы нападения рассчитывали на фактор затуманивания внимания. И он сработал полностью.
Грязный «ПАЗ» белого цвета с синей полосой на боку, подъехал прямо ко входу. Из автобуса стали высыпать бойцы в чёрной униформе довольно дерьмового покроя, тяжёлых бронежилетах, в масках и привычных глазу обывателя шлемах «Алтын» зелёного цвета на голове, с калашами в руках. Бойцы отряда специального назначения МВД в них вычислялись без труда, строились бойцы слаженно, оружие было не взведено но наготове, вставали так что бы не перекрывать зону обстрела. У дежурившего на проходной у двери молодого парня вопросов возникла бы масса. Но увидев знакомую ему по службе форму он не раздумывая пошёл к двери. К ней уже направлялся без оружия и с поднятой маской мужчина с шрамом на носу. Он явно хотел поговорить.
Командир! – Оператор вызвал Кардышева. Тот отошёл буквально на минуту что бы сварить себе довольно отвратительный растворимый кофе аля «нескафе», буквально на минуту…
Подскочив к экранам он ошалел. – Кто это?!
- Я…
- Звони наверх быстро! Пусть огонь открывают!
- Но…
- Живо блядь!!!

- Полковник Соловей, третий взвод, Саратовский ОМОН.
Он шёл к нему немного обеспокоенным, суетным. Понятно что это была его работа. Сегодня же все с ума по сходили… конечно у парня в голове что-то зачесалось. Конечно они не могли знать, не могли знать… если им не позвонили со станции.
Он встал от командира группы буквально в двух шагах.
- Полковник, извините но здесь закрытая территория.
- Я в курсе парень, я получил приказ от вашего начальства.
За спиной на посту зазвонил телефон.

Один из охранников, сидящий в раздевалке у окна сорвался в коридор, как раз в двери напротив в комнате отдыха сидели его коллеги, сосредоточенно сидели, ждали хоть чего ни будь. Надо отдать им должное, к службе они относились серьёзно. К сожалению они просто оказались не в том месте и не в то время.
- Ребят, там ОМОН.
- Какой на хер ОМОН?
- ОМОН на входе! С ними Саня разговаривает!
Все трое подхватив автоматы рванули в сторону парадной. Бойцы «ОМОНа» через решётки и окна, за стойками раздевалки хоть и плохо, но видели силуэту бегущие ко входу. Бойцы отряда не стали ждать приказа, двое из них вскинули автоматы и мгновенно взведя орудия, открыли огонь. Парень которого звали Саня повернулся на звуки выстрела, даже не успев испугаться. Загнутый нож вошёл прямо в горло, проткнув его насквозь. Бойцы за спиной пришли в движение, шестеро мгновенно начали вливаться «в тамбур» проходной один за другим. Одного из охранников убило сразу через окно. Двое уже были ближе к проходной, один из них сделал глупость. Он вспомнил как надо правильно стрелять, и упав на правое колено, открыл огонь. Глупостью это было по той причине, что трое боевиков уже ворвались вовнутрь и огнём из трёх стволов срезали его как куст. Последний успел добежать до конца коридора, развернувшись спиной к лестничной клетке он с воплем сделал длинную очередь. Натренированные боевики припали к полу, тем самым спасли себе жизнь. Ответный огонь уже был не такой меткий и от него пострадал больше потолок и стены. Но две короткие очереди достигли цели, одна прошила левую ногу ниже колена, вторая попала в бронежилет который сумел сдержать удар но опрокинул бойца охраны прямо на лестницу.
Командир снял с Сашиной голову кепку поправил ему волосы. Жизнь парня стремительно утекала, ему было больно буквально несколько секунд. Но он продолжал смотреть.
- Сейчас я вытащу, и всё закончится.
Он так и сделал, Саша рухнул на спину, из разорванного горла его жизнь окончательно вышла вместе с кровью. Двое бойцов были за спиной и прикрывали улицу. Командир к ним даже не повернулся.
- Чопа, остаёшься здесь и пасёшь выходы. Как попадём вовнутрь, гони к резервному. Ступа, затащи тело в здание и баллоны проверь.
Командир вошёл вовнутрь, когда его бойцы уже вовсю мародёрствовали над телами. Ещё двое стояли у лестничной клетки и над чем то ржали.
- Пахом, Вата и Гриф, баррикаду на выходе ставим. Таймураз, отрубайте связь и готовьтесь заходить. И аккуратнее на складе, там могут быть ещё.
Таймураз и трое его людей с тяжёлыми сумками пронеслись вовнутрь, боевики их прикрывали.
- Комбат, тут живой ещё!
- Да ну! Покажи ко мне его.
Два веселящихся выблядка подняли бойцы СБ, тот был и испуган, и в ярости, и ему было чудовищно больно.
- Под камеру его…. Где-где-где у нас камера.
Командир увидел камеру наблюдения, она смотрела прямо на выход. Он указал бойцам притащить охранника туда. Его приволокли и поставили прямо под объектив. Один из бойцов встал у охранника прямо за спиной, достав свой любимый нож и мягко так, по дружески, похлопал пленника по плечу. Улыбнувшись в камеру. Командир стоявший рядом изобразил руками ключик и замок.

Диспетчеры прибито смотрели на экран.
- Командир…
Кардышев проглотил ком в горле. По телу разливался жар, непонятный жар. В голове стало как то легко, как будто она ничего не весила.
- Не открывать, нельзя.

Командир склонился над охранником, тот не отводил взгляд.
- Тебя как зовут?
На бирке было написано Воронов. – Хорошая фамилия, а я Соловей… слушай, Ворон, жить хочешь?
Воронов подумал пару секунд, дышать было тяжело, нога была разорвана и торчала в сторону. И рёбра были сломаны. Он устал, и ответ был произнесён уставшим голосом. Но был искренним, так сказать от всей души.
- Иди ты в пизду.
- Вот и поговорили.
Командир кивнул, боец перерезал заложнику горло. Тот умирал ещё полминуты рухнув на пол.
- Смелый. Люблю таких. Как считаешь?
Убийца пожал плечами.
- За мной.

В диспетчерской стояла гробовая тишина. Да они видели как им распиливали кабели, и отрубали телефонную связь, и как начали стремительно отключаться камеры. Они бы всё равно не успели позвонить по спецсвязи. Кардышев смотрел на экран пока не погасли все камеры. Когда загорелись зелёные огни на показателе траффика. Этот индикатор говорил о том, что началась передача в их хаб, со станции. Экстренный сброс данных. Операторы сидящие рядом смотрели на своего командира, они ждали хоть чего ни будь.
- Вооружайтесь и к шлюзу. И достаньте всем противогазы, если ещё не.
Он вышел из коридора в тамбур через приоткрытую бронированную дверь. Часовые увидев его лицо, сразу поняли что что-то не так. Он был без своего пиджака, в бронежилете третьего класса с автоматом в руке. Сейчас он ничем от них не отличался. Он посмотрел в эти лица.
- Весь пост сверху только что был уничтожен отрядом противника. Они полностью отрубили нам всю связь с внешним миром. Но я незадолго до этого позвонил кому надо и помощь уже идёт. Но вероятно они не доедут вовремя. Тем не менее, наша с вами задача продержаться как можно дольше и убить всех этих мразей. В случае если они через нас пройдут, Гербаладзе и Серафимов свою работу сделают. Ну а мы должны сделать свою.
Бойцы либо просто стояли и слушали, либо кивнули.
- По местам.
Пеликанов поставил два стула и улёгшись на них пузом, пристроился рядом со своим «Печенегом». Остальные кто на что горазд. Кто-то сел или лёг на пол, кто притащил стулья. Это была их работа, и они относились к ней спокойно, подавляя в себе горечь. Уже скоро всё должно было решиться.

Склад выглядел как самый обычный склад. Большой, старый и пустой. Единственное непонятное строение было в самой задней части массивного здания, бетонный короб лестницы ведущей прямо в подвал. Причём лестница эта была достаточно широкой. Старый добрый механический замок на стальной двери вскрыли автогеном. Но за ней было нечто куда как более серьёзное. Дверь в шахту лифта, представляло собой сверхпрочную титановую пластину с вакуумным замком. Один из людей Таймураза присвистнул. Командир на это обратил внимание. Посмотрев на своего «коллегу».
- Каковы перспективы?
- Дверь хорошая.
- Что, не по зубам?
- Не существует дверей, которые нельзя открыть. Вопрос лишь во времени.
- Время будет. Ты работу то сделай.
- Ты лучше за свою часть работы переживай. Вы же мне не за красивые глаза платите.
Командир ухмыльнувшись построил свою часть отряда из четверых бойцов.
- Слот и Грубер, тащите баллоны. Вы двое на задний вход. Как только вскроем дверь, пускаем газ и всем составом спускаемся вниз. Персонал зачистить полностью, но сервера пострадать не должны.
Отряд молчаливо и без разногласий приступил к выполнению работы.
Tags: Грозовой Фронт, Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments