fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Грозовой Фронт 2.2.


Это заняло где то часа полтора-два. Земля здесь была сухой, жёсткой и неподатливой. Берс, Тах, Шуба и Тар даже сняли униформу не смотря на холод, было жарковато. Одну лопату сломали и бросили в могилу. Каверна могилы получилась внушительной. Была сначала мысль отрезать всем пальцы и выбить зубы. Но потом было решено что это будет лишним, если даже когда ни будь здесь кто-то и будет что-то копать (вероятность чего была исчезающе мала, учитывая характер местности), едва ли кто-то будет сильно переживать из-за пятнадцати международных террористов. Процесс закапывания был ещё более нудным и уже изрядно утомлял, вскоре яма наполнилась телами самого не репрезентабельного вида. После, Тар встал над могилой, и прочитал заупокойную суру на фарси. После чего, Шуба подогнал «Ниву» к разрушенному амбару, облил бензином и поджог. После чего взяв «бандитские» «Ниссаны», бойцы поехали по дороге обратно. Через две минуты, у заднего «Ниссана» на котором ехали как раз Берс с Тахой, «полетела» подвеска. Оказывается туда попали у самого переднего правого колеса, две пули. Тах в тот момент был хладнокровен и стоически воспринял возникшую проблемы. Берс тоже, пока они не вышли из машины, после чего не придумал ничего лучше чем выстрелить в двигатель из пистолета четыре раза. Что помогло ему расслабиться. Не то что бы ему это было необходимо, но он мог бы ещё пару часов ехать как на иголках, ощущая острую потребность сделать что-то страшное. Или можно было сделать что-то страшное и расслабиться. Под взгляды вышедших из машины разведчиков Берс ещё где то с минуту стоял на дороге, смотря на схождение чёрно-серого неба и бескрайнего пока ещё жёлтого поля. Тах прислонившись к машине закинулся мятным драже.
- Ну как? Полегчало?
- Получше вроде… у меня спички кончились.
- Фаером можно.
Эту машину как и «Ниву» тоже пришлось сжечь, на этот раз фаером. Что настроения не прибавляло, если после закапывания 15 трупов вообще оно может быть хорошим. Берс поменялся местами с Таром, сев спереди, Тах устроился сзади, Шуба был за рулём. Поэтому где то первые сорок минут пути, все четверо ехали молча. Грязные, со снятым наполовину обмундированием, и уставшие. Пока тишину не нарушил Шуба.
- Хорошо сработали. Многие любят понтоватся. А вы что-то да умеете.
Видел бы ты как я своё имя из снежинок составляю. – Равнодушно ответил Берс. Но случайно брошенная фраза немного, но позабавила.
Вы его извините. – Тах кивнул на своего коллегу, хотя сам продолжал смотреть на пролетающую мимо степь. – Он у нас очень скромный. Это у него от мамы.
- А наш Чингачгук невероятно жизнерадостный и озорной. Это он в бабушку свою. Не иначе.
- Сейчас по башке дам.
- Да сиди ты, не дотянешься… ты казах Тар?
- Киргиз. Это к вопросу, мусульманин ли я?
- Слушай, ты не подумай чего…
- Нормально… каждый имеет право на суд. На жизнь может и не каждый. А вот на высший суд, да. Они такие же как мы. Не совершили ещё зла.
Да ни хера подобного. – Парировал Берс. – Я таких как они знают. Мразота они, а не люди.
Они бойцы, такие же как и мы. – Не согласился Шуба. – Они солдаты, и мы солдаты. Они воюют за своё, мы за своё. Если мы обсуждаем моральную сторону вопроса, то кого она вообще волнует? Они ведь не убили никого из мирняка, пока?
- Ты сейчас вот серьёзно?
- Ааабсолютно.
Он у тебя контуженный? – Берс повернулся к Тару. – Под обстрел попал?
- Своего противника надо уважать.
- Своего противника надо уважать, именно как противника. Их убеждения и методы, говно в кубе.
- Я в этом не разбираюсь. Всё моё образование, 11 классов обычной школы. Я просто знаю, что между людьми с оружием которые пытаются убить друг друга, нет особой разницы. Просто одни умеют это делать лучшем чем другие. Мы сегодня победили, а они проиграли. В следующий раз может сложиться немного иначе. И не думаю что они окажут нам такую же честь. Какую оказал наш добродушный слюнтяй…
Заглохни, Шуба. – Оборвал его Тара. – Наш филосОф и в правду закончил всего 11 классов, после чего пошёл в балтфлот, где ему отбили последние остатки головного мозга. Но при этом он всегда строит из себя невероятно умного человека, что на фоне его неумения вовремя заткнуться, нас всех бесит. Я бы сказал, Шуба нас уже всех заебал.
У нас в команде такой же есть. – Не без иронии в голосе ответил Берс. – Я разделяю вашу боль.
Сухопутные крысы строят из себя знатоков человеческих душ. Как же я это люблю. – Парировал Шуба. - Хотя я не понимаю зачем молиться за них. Меня вообще забавляют все эти ваши ритуалы. Носитесь с ними как с писанной торбой.
Шуб, спрошу я на твоём языке. – обруганный коллега продемонстрировал средний палец в зеркало заднего вида. – Тебя парит? Или тебя парят?
- О! О ты ранил меня в самое сердце! Ну что, мы продолжим говорить о религии и верунах? Или может поговорим о чём то более приятном?
Мы как то работали в Иркутской области. – Достаточно громко сказал Тах. – Помнишь Берс?
Коллега посмотрел в потолок. Да забудешь тут… - Да, помню.
Таха продолжил. – На востоке Иркутской области город такой есть на транссибе, Тайшет. И его замечательные окрестности. Где то, года с девяносто шестого, в районе действовала секта. Говорят вроде что-то некоего отколотого от старообрядчества учения, хотя как нам потом сказали эксперты, это вообще всё была галиматья, которая только прикидывалась христианской сектой. Там вроде как было что-то вроде… - Тах силился вспомнить. – языческого учения основанного на древнешумерской мифологии… или ещё какое то подобное дерьмо. Знаете это всё было, не важно. На общем фоне. Там люди годами пропадали. В основном дальнобойщики, одинокие пассажиры. Местной администрации как нам изначально казалось, всё было до фонаря. Но это было лишь пол правды. Летом 2004 года, Красноярское управление направило в район оперативно-следственную бригаду из шести человек. Через три дня двое из них пустились в бега, один пропал без вести, а трое были убиты. Причём двое из них местными мусорятами.
Шуба посмотрел на коллегу с некоторым скепсисом. – В смысле… это как так? Я слышал что там какая то херня творилась, но думал что это обычные разборки за золото, лес или наркоту.
- А вот так вот. Эта секта, была глубоко в лесах, далеко к северу от города. Но при этом они распространяли своё влияние на все окрестности. Они забирали к себе детей, промывали им мозги. К тому моменту когда федеральные власти соизволили почесаться, у них были свои люди даже в Иркутске. В Прокуратуре, в милиции, в мед учреждениях и других органах власти, парочка депутатов, несколько крупных чиновников. Всего около сотни человек. Две наших группы и «Вымпел» перебросили в стороне от основной бригады из центра. Мы где то трое суток ходили по лесам, искали этот сраный лагерь. Потеряли двоих. А когда нашли… – Дальше Тах просто выпаливал слова нескончаемым потоком. Он понимал что хочет это сказать, что ему нужно это сказать. Он говорил быстро что бы не запнуться. - …мы увидели там большую человеческую бойню. У них там в центре лагеря был какой то древний булыжник размером с автомобиль, которому много тысяч лет. Они его весь кровью окрашивали. Это был их ритуал жертвоприношений какому то древнему ублюдку, который должен был даровать им всем бессмертие за право служить себе. Над телами они потом обычно изгалялись и издевались над ними, потом сжигали, иногда ели. При этом при всём что самое страшное, у этих блядей была выстроенная система, понимаешь? – Он посмотрел на Шубу через зеркало заднего вида, тот был не то что бы сильно поражён. Но слушать ему это явно было неприятно. – Они легко влились в систему власти, запугали всё окрестное население, подкупили кого надо, многих убили. Как потом выяснилось, на их счету было более трёхсот сорока пяти трупов, из них более тридцати детей, в основном из неблагополучных семей, за десять лет… знаешь, когда мы стояли над трупами этих тварей. Одна из них на меня смотрела… я знаю что все такое рано или поздно чувствовали, когда смотрят им в глаза. Но это был не тот случай. Я видел в них что-то, не стандартный набор сознания социопата убийцы. Что-то глубинное, то во что никогда не хочу погружаться… Я не знаю, почему Бог позволил им всем ходить по этой земле. И не знаю за что всем тем несчастным, и детишкам, такое наказание. Но я знаю что мы не одни. Насчёт Бога не знаю. Но то что там что-то есть, я точно знаю. Поверь мне.
Они молчали где то минуты две. Пока Берс не сказал.
- Если за нами никого нет. Но там что-то есть. То получается что мы один на один с ними?
- Я из тех мест где верят в духов, брат. Не знаю насчёт бога. Но точно знаю, что если человек хочет протащить сюда что-то тёмное, он протащит это в себе.
- Тогда ты неправ.
- В чём?
- В том что Бога нет. Просто сегодня он отвернулся, и позволил нам сделать своё дело. Кто-то же должен истреблять нечисть, не так ли?
Ты так это видишь? – Водитель посмотрел на Берса несколько озадаченно. – Как маленький крестовый поход?
- Маленький? Ни хера себе «маленький». Мы ещё пока только обороняемся. Мы ещё не пошли в наступление… вокруг столько чертей с мутантами. Нам бы ночь простоять, да день… - скользкая упадническая мысль проскользнула в голове. - …продержаться.

14:15. Трасса Р-228. Волжская развязка.
По этому береги реки дороги были более загружены, особенно если речь заходила о федеральных трассах. Не так что бы трафик был большим, но когда довольно приличную и свежо-отстроенную развязку перегородили пикетом, как раз перед раздвоением дороги и уходом одного из поворотов под мост, перекрыли, на шоссе образовалась небольшая пробка, причём в обе стороны. С дюжину фур, где то за три десятка легковушек. Их старались пропускать как можно быстрее, насколько это вообще возможно в такой ситуации. Степь здесь отрезало как ножом, дальше начинались лесопосадки недалекого прошлого, которые всё ещё сохраняли осенний наряд, но по большей части уже были голыми. На съездах на рукава и на трассе идущей прямо под мост стояла тройка милицейских «козлов» из Балаково, и две машины ДПС из Саратова. Троим инспекторам на приёмке не повезло. Патрульные не принимали участия в проверке транспорта. Посему весь негатив водители изливали на дпсников. Новости из Волжска тревожили всех местных. Но большинство проезжающих об этом ничего не знали, и просто хотели поскорее пересечь злосчастный участок. Поэтому когда по обочине всех объезжая проехал милицейский «ПАЗ» с завешанными окнами, встретили его в основном противными слуху сигналами и весьма нелицеприятными выражениями в адрес постовых. Автобус проехал практически вплотную к линии ограждений. Старший Лейтенант ДПС в жёлтом светоотражающем жилете остановил автобус подошёл к двери, водитель её открыл. Из салона к двери вышел судя по всему командир подразделения, чёрная униформа не самого лучшего покроя, бронежилет, шапка на голове, и ОМОНовские нашивки. Немолодой мужчина с морщинистым лицом и сломанным когда то поперёк носом, обесцвеченными голубыми глазами. Худощавый инспектор слегка «степной» внешности со следами первой стадии алкоголизма в глазах проявил вялый интерес, едва-едва выбравшись за грань полного равнодушия.
- Вы из Саратова?
- В Балаково на усиление.
- На станцию что ли?
- Как в Областном прикажут, так и будет. Командир, я же тоже на службе, ну. И можешь попросить что бы нас не тормозили. Ситуация сам видишь какая.
- Кроме нас на трассе нет никого, езжай.
- И вам не пуха.
Дверь захлопнулась и автобус через образовавшееся брешь, меж двух разъехавшихся легковушек неторопливо пересёк пространство под развязкой. Водитель, лицо типичной славянской внешности, ухмыльнулся. Бойцы в салоне кто спал, кто перебирал оборудование.
- Обожаю нашу родную милицию.
Мусора везде мусора. – Командир уселся обратно на своё место. За водителем.
Ты уверен что всё по плану идёт? – Спросил один из восьми пассажиров, который ближе всех. Он говорил с лёгким, едва различимым «гортанным» акцентом уроженца Кавказа. – Команде Турк не повезло.
- Они оттянули на себя всё внимание.
- Они вообще его привлекли. И их уничтожение не входило в план.
Командир посмотрел на изрезанное небольшими шрамами, но при этом весьма аристократичное лицо Таймураза Галиева. Тот был не то что зол, но испытывал явное недовольство, хоть и без каких либо следов угрызения совести.
- Оно может быть не входило в твои планы. Но нам нужна была кость, мы её бросили. Чё ты нервный такой? Там тебе один вроде денег был должен?
- Два отряда было лучше чем один.
Автобус наконец проехал пикет под эстакадой, и быстро набрав скорость вырвался дальше по шоссе, мимо очереди из полутора десятка автомобилей стоявших в сторону Саратова.
- Они будут копать. Будут искать. И они будут искать отряд боевиков, классических, старых добрых боевиков. А не нас.
- Ты про федералов забыл?
Федералы скинхедов громят. – Сонно сказал ещё один дремлющий «омоновец» славянской внешности. – В масштабах всей страны, не слышали?
На вторую развязку с шоссе что была в полукилометре, сворачивал конвой мигающий огнями. Несколько пожарных машин, скорые, милицейские фургоны, внедорожники и седаны. Почти два десятка машин, входили в поворот практически не сбавляя скорость.
Вон, смотри, клюнули же. Всех подняли. – Удовлетворённо и как то чрезмерно весело отметил Командир. Ему вообще нравилась работа. Что было немудрено, ведь всё это было его планом, от начала и до конца.
Взорвать надо было. – С ленцой подметил один из детей гор, прислонившись лбом к стеклу.
Завали! – Громко оборвал его Таймураз. – Что бы они потом весь военный округ на уши подняли? Что бы они солдат подняли? Дороги все перекрыли? Спи бля!
Что ругаешься, друг любезный? – Спросил командир, смотря уходящие по дороге огни. – Смотри. Какая красота. Громко едут… звонко. Иу-иу-иу. – В такт высоким нотам мигалки, он постучал по подлокотнику кресла, он ловил кайф. «Паз» набирал ход, двигатель шумел всё сильнее и надрывнее.
Tags: Марафон, Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments