April 15th, 2020

Вторая мировая, третья мировая, четвёртая мировая, пятая...

Что же творилось и что же творится?
Люблю это место резни, разорения, истязания и насилия.
Годы идут, а мы всё продолжаем сражаться.
Покуда зелёные земли снова не попадут на глаза.

Славьтесь! Славьтесь!
Мы вас ждём!
В Европе!

Биологическая угроза

"Был предан высокой мечте единой Европы"



Занимательная история о том, как ученый верующий в Единую Европу с хорошими рекомендациями из США за 3 месяца работы на должности руководителя Европейского исследовательского совета разочаровался в системе и был изгнан с должности.
Collapse )

Под занавесом 1.5.

В какой то момент жизни мы все понимаем что смертны. Считается что именно в этот момент человек становится взрослым и зрелым. В момент когда осознаёт что однажды всё может закончиться. И хоть каждый надеется что это случится нескоро, и большинство просто не задумываются о том как это случится и когда, иные люди часто это обдумывают. Когда мне было 11 лет, мы с отцом ездили куда в область, под Балашиху кажется. И на автомагистрали в наш рейсовый автобус влетел автокран. Мы с отцом слегли в больницу на две недели, но отделались ушибами. Многие же той аварии не пережили, здоровенный тридцати тонный строительный кран, это вам не пакет с орешками. Я тогда в первые в жизни увидел как умирают люди. И что характерно, меня это испугало лишь поначалу. Потом через некоторое время осознав что к чему, я понял что мне в общем то не страшно. Да это была смерть, совсем рядом. Эти люди были мертвы, только и всего. Наверное я сам не осознавал, какую глубокую травму нанесла мне эта авария. Потому что в какой то момент крайне тупорылой юности, я начал думать что я бессмертный. И испытывал судьбу на прочность столько раз, сколько передо мной стоял такой выбор. Биологический сбой, попытка в злобе отыграться за тех кого с нами уже нет. Мол вы их там всех забрали? А ты меня забери сука!

Мой момент настиг меня в неожиданное время. Я стоял посреди изрядно засраного туалета рок-клуба на Планерной, в состоянии около полного нуля, смотрел на себя в зеркало и понимал, что этот мир довольно поганое место. И пусть я лучше умру делая его лучше, чем будут тратить жизнь в пустую перекладывая бумажки в какой ни будь конторе. Но я не умру никогда... на войне мне снова стало страшно. Пока я не убил. С тех самых пор мы были со смертью на ты. А потом, мы были в отеле «Континенталь», который уже давно был отдан под нужды миротворческого контингента. Я смотрел на то как солнце окрашивая неба в оранжевые цвета падает в океан, и кажется понял, после долгих лет мытарств и полутора лет службы на этой грёбанной войне, что Бог всё же есть. И он меня не оставил. Именно тогда наверное моё эго окончательно раздулось до неприличных масштабов. Мне начало казаться что я слишком крут, что бы Бог дал мне умереть. Мне самому было стыдно этих мыслей. Но когда ты идёшь на заведомо гиблое дело, маленькая толика надежды и воистину маскульного эго никогда не повредит не так ли?
Наверное я знал что мои шансы выжить в заварухе были крайне малы. Но я настолько сильно ненавидел этих людей, и настолько сильно хотел доказать им наконец кто я такой, что триггер в голове и триггер в руках подружились очень быстро. Я просто нажал на спуск.

С такого расстояния ничего не важно. Ни меткость, не как ты держись ствол, даже то куда ты целишься. В какой то момент наверное все кто были здесь поняли что сейчас начнётся, Хузанай дёрнулся в мою сторону, а я в свою очередь просто рухнул на пол нажимая на курок. Сделав аккуратную дырочку биг-боссу между глаз, пуля разносила ему в клочья череп. Ещё одна поля разорвала ему шею и устремилась в Раткемаля, попав ему в плечо, ещё одна попала куда то в кресло. Не вставая с пола направил пистолет в сторону лестницы позади. Один из многих мобов бежал вперёд с немного немало, новеньким укороченным HK, какой то засранец средних лет, кажется я даже его где то до этого видел... я не уверен что хотел этого. Наверное не хотел. Да они подонки но... но и выбор они сделали сознательный. Мирные люди по городу с автоматами не ходят. Я сделал ещё два выстрела. Бронежилеты надо носить, когда же вы научитесь... одна пуля в правую часть груди, одна в лоб. Тот повалился на пол, за ним ещё один, на этот раз со старым добрым калашниковым. Ещё один выстрел, снова в грудь. Эта может и не убить, ещё один выстрел, под шею. Один в обойме, один в стволе. Вскочив я каким то чудом с размаху врезался в дверь ведущую в зал до того как идущие следом за этими двумя не начали превращать всю стену в решето. Стреляли они много, громко, и крайне разрушительно. Стена за спиной начала рушиться. А вслед за ней начал громко и эффектно разлетаться на части роскошный бар красного дерева, вместе с не дешёвым алкоголем в шкафах. А я оказался посреди большого бильярдного зала. Споткнувшись я снова вскочил, прыгнул на бильярдным стол, подтянулся и рухнул за ним, после чего на карачках прополз через ещё один, пока не добрался до третьего стола от входа. Шагов 15, большое расстояние. Радовало что они пока ещё не поняли что к чему и продолжали разрушать стену и разносить дверь. Времени прошло на самом деле, секунд 20 от силы. Сейчас они должны понять что их босс вообще то убит. Что явно их взбесит. А я остался в этом помещении, в котором всего два выхода. И если уж с чёрного они идут... винтовая лестница была по левую руку, покуда я спрятался между двумя рядами столов. И по ней уже поднимались приветливые турецкие ребята, я слышал. Отдёрнув штанину я вытащил револьвер и взвёл его, положив его на пол я опустошил «Кольт» и сменил обойму. Времени у меня очень мало. А единственный способ избежать бойни, это прыгнуть в окно. Метров с 9, ноги точно переломаю, а тут меня и до приезда полиции выйдут и добьют. А полиция торопиться не будет, они сначала оцепят район, соберут всех людей, вызовут вертолёт, отряд спецназа, раздадут всем полное обмундирование, бронежилеты, автоматы... что-то мне подсказывало, что мне кабзда. Стрельба за стеной переросла в громкие и яростные крики на турецком матерном, а по лестнице уже на пол корпуса поднялся ещё один мордоворот в костюме, с «Мосбергом» наперевес. Кажется я его знал. Я одновременно выстрелил с обеих рук, морда получив две пули в грудь, громко ухнув рухнул вниз и покатился по лестнице.
- Уже минус четыре! Считая вашего босса! Кто следующий?!
Неожиданно стало как то очень тихо. Видимо они наконец успокоились, осмотрелись, и поняли что их босс мёртв. А убил его я. Каковы были шансы найти хотя бы пожарную лестницу за окном? Стоило ли ради этого вставать? И какой у меня был выбор? Я подорвался к окну, выбрал крайнее у стены. Тишина сменилась перекличкой на первом этаже и за стеной... они люди восточные, отрубишь голову одному, особенно самому главному, на куски разорвут. Окно на распашку, внизу народ пугливо озираясь покидал переуло на главном городском променаде тоже становилось как то пустынно, но сирен пока не слышно. Прыгать глупо, да и некуда. А лестница на крышу и в правду есть, на корпусе соседнего здания, тереться об стену метра два. А я, честно признаться, боюсь высоты до смерти. Оценил бы иронию, если бы мог, но я был совсем не в том положении. А тем временем перекличка превратилась в яростный шёпот прерываемый вскриками.
Приём «рояль в кустах» часто используется писателями, когда... короче, вы помните орлов во «Властелине Колец». Это рояль в кустах. Безобразный приём. Но я ведь блин ничего не выдумал. И сложись обстоятельства иначе, я бы скорее всего этого не писал.
Из переулка резко выскочил какой то серебристый фургон, который остановился аккурат под окнами. Семь метров не девять, только всё равно высоковато. Решение прыгать или нет приняли за меня. По лестнице вбежали, а двери распахнулись. И судя по шагам их было много. Поэтому я сделал большую глупость, бросил пистолеты вниз, на улицу, а затем прыгнул бочком на крышу автомобиля. Каким чудом я не выбили себе плечо, я не знаю, но было больно. Крыша подо мной продавилась, и надеялся что как то на ней удержусь, даже попытался сделать усилие, но упал ещё раз, на этот раз на спину. Второй удар был явно слабее первого, но несколько секунд я не чувствовал ничего, а потом лавина накатила. В этот самый момент из машины выскочил водитель, турок с пистолетом в униформе компании занимающиеся уборкой помещении. Видно было что он не слабо удивился. Пока не услышал крики сверху. Револьвер лежал рядом, дёрнулся в его сторону, схватил и сделал водителю выстрел в лицо, тот как раз поднял оружие. Правда, поднял. Тот простояв где то секунду, повалился на спину. А я схватив пистолет преодолеваю боль во всём теле, побежал прочь по переулку. Задние двери фургона открылись. Первый же бандит с ружьём не был готов, он был от меня меньше чем в полуметре. Я выстрелил ему в грудь практически в упор. Остальные всё ещё были в фургоне, вооружённые и почти готовые к бою. Я просто поднял оба своих оружия и опустошил их. Не знаю скольких я убил или ранил, я просто стрелял по толпе из... сколько их там было? Человек восемь? Как только оружие защёлкало, я развернулся и рванул вперёд, бежал по постепенно искривляющемся переулку вдоль витрин и роскошных подъездов. Бежал без оглядки, не думая, не слушая. Повернул в ближайший узкий проход, в закутке с урнами и кондиционерами нашёл деревянный забор. Бросив туда оружие сиганул следом. Подобрал. Прямо, чёрный ход. Опустевшая кухня какой то забегаловки, лишь какой то человек звонящий по телефону. Пустая закусочная. Выскочил в соседний переулок, редкие пешеходы обеспокоено озирались по сторонам и звонили по телефону. Многие ли обратили на меня внимание? Плохо, очень плохо. Я продолжал бежать, надо было остановиться. Остановился, посмотрел на оружие. У меня было ощущение что вижу их первый раз в жизни. Так, надо успокоиться. Людей не очень много, но наверняка заметили... о чём я тогда думал? Глупость в самом деле... Убрав оружие я заметил что нахожусь почти на Националстрат, а там как раз трамвай. Сирены машин полиции и скорой помощи лишь нарастали со всех сторон. Более того, где то уже неподалёку летел вертолёт. Я пошёл в сторону проспекта. Полиция прибыла как всегда вовремя. Хотя уж не мне жаловаться, мне то уж точно лучше было не попадаться... пиздец. Как же так всё вышло? Как так блядь вышло? Хотя... этого следовало ожидать. Я был конченным идиотом. Ибо только конченный идиот идёт к таким людям с оружием, и рассчитывает на то что никого не придётся убивать. Происходит то что должно случится, а я просто решил подразнить медведя. Ну вот и подразнил. Теперь мне хана. По Националстрат мимо промчался «паровозик» из семи полицейских машин, и уверен что это даже не половина от общего числа. Народ был обеспокоен, но уже не так сильно. Я легко преодолел оставшиеся сто метров до трамвайной остановки, а трамвай пришёл уже по расписанию. Надо было уехать как можно дальше, почему бы и не на юг? Всё равно сейчас буря, лучше переждать. Зелёная трёхвагонная каракатица с типичным типа футуристичным дизайном который обязан напоминать то ли шаттл то ли самолёт приехала вовремя. Я зашёл туда с ещё несколькими пассажирами, и на меня никто не обратил внимания. Я сел в задней части, почти один. И заметил что рукав куртки в пятнах крови, скорее всего не моей. А ещё у меня оказывается, по прежнему болели спина и плечо. Всплеск адреналина прошёл, и меня начало рубить. Я проверил, не видно ли моё оружие, и откинувшись назад решил вздремнуть. Ближайший час мне ничего не угрожает, главное уехать отсюда подальше... я хотел провернуть всё тихо и бескровно. Я должен был просто уйти с деньгами, а убил минимум шестерых. Даже если турки не расскажут о том что произошло, камер в районе полно. На юге тоже есть лёжки, там и останусь. На вокзал мне путь закрыт. Часам к семи перекроют все вокзалы, как пить дать. Всё, все дела до завтра. А сейчас надо отдохнуть. Собраться с мыслями, зализать раны. Трамвай шустро катился вперёд по улице по выделенным путям, отъехав уже на одну остановку. Уезжал как можно дальше.