June 17th, 2019

Наблюдательное.

1. Сегодня Луна и самая яркая звезда на небе танцуют вместе. Очень-очень близко. Если вы расположены в северном полушарии и на территории России, то думаю заметите это. Приятное зрелище.

2. Нет ничего хуже чем рок группы пытающееся играть что-то напоминающее "Алису" и "Арию". "Алиса" и "Ария" сами по себе херня, а уж когда их пытаются копировать... а вот умелые попытки наиграть что-то вроде "The Clash" весьма доставляют я вам скажу. То есть среди новых рок-групп не всё так плохо.

В чем Запад обвинит Россию в следующий раз?

Что-то давно Россию ни в чем новеньком не обвиняли. Даже как-то подозрительно такое вот затишье в информационной войне. Обычно, когда выдыхается старый фейк для обвинения России западные спецслужбы запускают новый. Что это будет: "новичок", сбитие нового боинга или пробирка со стиральным порошком?

В чем Запад обвинит Россию в следующий раз?

В отравлении кого-нибудь ещё "новичком"?
0(0.0%)
В помощи подготовки химической атаки в Сирии?
0(0.0%)
В сбитии нового Боинга?
0(0.0%)
В новом резонансном убийстве какого-то российского оппозиционера?
3(50.0%)
В циничном неуважении базовых демократических ценностей?
0(0.0%)
В подготовке и разжигании третьей мировой войны?
3(50.0%)

"Благие Знамения" 2019

К своему стыду вынужден признать. Лично с творчеством несравненного Сэра Терранса Дэвида Джона Пратчетта знаком не был. В силу определённых обстоятельств, которые надеюсь в будущем мне не помешают это сделать. Но кое что всё таки о его творчестве я знаю, поэтому экранизацию "Благих Знамений" - совместного творчества Пратчетта и Нила Геймана ждал с нетерпением. Даром что весь сценарий от начала и до конца, адаптирован ими лично.

Суть истории, если не пускаться в цитирование Библии такова. Ангел Азирафель (Шин) и демон Кроули (Теннант), ответственные за хорошие и плохие вещи на земле от наблюдающих сторон. Один насаждает добро и распространяет благо в реалистичных и обозримых масштабах, другой насаждает зло, так же строго в рамках своих полномочий. Но за шесть тысяч лет прибывания на земле они оба сумели привязаться друг к другу, да и планета Земля и люди им в целом очень даже по душе. Но проблема заключается в том что согласно планам руководства запланировано рождение Антихриста и последующий за всем этим апокалипсис и битва между небесами и преисподней, что грозит человечеству полным истреблением. Что главным героям определённо не нравится и становится понятно что проблему как то надо решать. Даром что и на земле, и наверху и внизу, бал правят идиоты.

Давайте с печалью посчитаем, что же по настоящему британское у нас осталось. "Шерлок" в последнем сезоне скатился в мутную хрень и закрылся, Доктора смотреть последние года четыре невозможно в принципе. "Пуаро" всё. Британская комедия по большей части мучительно умерла. На самом деле, лучшего времени для экранизации Пратчетта, чем нынешнее время абсурда, нет. Даром что после выхода "Знамений" анонсы об экранизации его творчества сыплются отовсюду.

"Знамения" это натурально глоток свежего воздуха за длительный срок. Что чувствуется хотя бы по тому как отыгрывают все актёры, которые просто ловят кайф. Майкл Шин прекрасен (хотя он всегда прекрасен, даже если играет в какой то мутной фигне), Теннант так вообще не отрывался со времён Доктора (и это заметно, разве что в театре иногда бывает так же весело). Вся саркастично-доброжелательная идиотия происходящего настолько всеохватывающая - что даже периодически возникающие на экране апокалиптические события не сбивают общего настроя. Отчего некоторая лирика происходящего, возникающая тут и там, выглядят ещё более мило.

В первые за крайне долгое время, массовый продукт не занимается нравоучениями (парочка здравых мыслей по поводу будущих поколений не считается, ибо это просто логика), но при этом и не плюёт тебе в душу своим нигилизмом. Он просто рассказывает тебе хорошую историю, от которой ты испытываешь каскад эмоций, а в конце тебе просто становится хорошо.

Восхитительное во всех отношениях шестичасовое кинополотно. Настоящий британская комедия, чего сейчас как и всего хорошего, стало очень мало. Смотреть однозначно. Хотелось бы, что бы даже половина грядущий экранизация мастера, дотягивала до подобного уровня.

Всемирная энциклопедия 1.3.

«Август Гордости» или «Московский Майдан».


Грубо говоря, назвать «Московский Майдан» именно московским было в первую очередь пиар-ходом западных СМИ и всевозможных «борцов за демократию в России». Митинги и забастовки всех слоёв населения и практически по всем крупным города проходили более полугода. «Коллапсу тирании в России» были посвящены заголовки всех крупнейших изданий мира, да и России тоже. Но именно после случившегося в Петербурге 8 августа, дало оппозиции однозначный сигнал к действию. Разобраться кто лгал а кто нет, было невозможно. Руководство ОФС (которое не было до сих пор арестовано так как не было оснований, хотя генпрокурор требовал немедленного ареста) заявляло что не давало никаких указаний устраивать резню, и что на самом деле это были правительственные боевики или так называемые «титушки». В свою очередь среди леваков и либералов считалось что ОФС – те самые правительственные «титушки», Так или иначе пролилось много крови по всей стране. И лидеры оппозиции начали концентрировать свои силы в Москве. Службисты были в крайне стрессовом состоянии, им было приказано «избегать острых углов» но любая вброшенная спичка могла взорвать ситуацию. В этот же самый момент до этого на удивление успешно работающая контеррористическая система начала давать сбой. Экстремисты с обеих сторон действовали стихийно, чаще всего не было никакого продуманного плана. Сумки с тротилом и гвоздями стали появляться то тут то там. А каждый арест подозреваемых приводил к осадам полицейских участков. В Самаре побоище на площади Куйбышева и задержание более чем трёхсот человек, в результате перешло в штурм СИЗО и здания трёх управлении полиции. Каким то чудом гвардии удалось навести порядок и убедить толпу в том что дальше в ход пойдёт боевое оружие. Пока этого оказалось достаточно, но огромное количество людей требовали введения режима ЧС. Но как это обычно и бывает при «цветных революциях», голос простого народа мало кого интересовал. Именно в этот момент началось массовое бегство «крыс с корабля». Бизнесмены и чиновники с депутатами начали уезжать из страны ещё за несколько месяцев до всего что началось. Но именно в августе многие поняли что дело «запахло жаренным». Естественно бежали далеко не все (на западе ситуация точно была не сильно лучше), но их количество было изрядным. Ходят устойчивые слухи, что из многих регионов уехать чиновники так и не успели. В прочем считается что подобные слухи признаны очернить народные массы и действующий режим. Но так или иначе, факт имеет место быть, министерский пул потерял четырёх министров. Что привело президента – спокойного и сдержанного человека, в ярость.
Догадывался ли президент что из оставшихся, лояльным ему было чуть больше половины? О том что обе палаты Парламента имели планы свалить именно на него всю вину за то что будет происходить на улице ближайший месяц, а после объявят ему импичмент? Как говорят историки и приближённые – допускал такую вероятность, но отчаянно отказывался в неё верить. Президент был человеком который боялся любой толпы. Толпа для него была противоположностью порядку – хаосом. И лишь система, порядок, могла её сдержать. Оказавшись перед лицом полного краха системы, и одновременно с этим большой войны, вероятным крахом всей мировой системы, он всё же ещё пытался решить вопрос миром. Именно поэтому он всё ещё не вывел на улицы танки. Хотя имел для этого все основания.
В прочем, все стратегически важные объекты уже были взяты под усиленную охрану. Создающееся народное ополчение в провинции действовало совместно с правоохранительными органами и при поддержке военных частей. Безусловно в большинстве случаев деятельность этих народных ополчений было не регламентировано и незаконно. Но угроза голода, мародёрство и бандитизм необходимо было как то сдерживать. Лидеры этих ополчений, местные чины пользующееся довериям населения, просили у президента право защищать конституционный строй и его власть. За что многих из них в правительстве называли экстремистами (надо ли говорить что тем не менее, арестовать их никто даже не пытался?) и требовали признать все подобные организация террористическими и разогнать их немедленно.
Стабильная жизнь в стране постепенно заканчивалась. Экономика практически встала, полки магазинов окончательно опустели. Продукты раздавались по карточкам. Сообщение между городами худо-бедно работало, но уже гораздо хуже чем раньше. Более того, в стране наметился явный дефицит топлива для гражданских нужд. Армия находящееся в состоянии боевой готовности нуждалась в нём всё больше, но при этом необходимо было обеспечить безопасную транспортировку его до места пользования, что уже было проблематично.
По состояние на 18 августа в Москве были заняты и Манежная, и Красная и Лубянская площади. Где правительство города Москвы скрипя сердцем, организовало для протестующих что-то вроде резервации. Любые попытки семидесяти тысяч человек «вылить» протест на другие площадки жёстко пресекались полицейскими кордонами. Вскоре было установлено шаткое «равновесие». Напротив кордонов стали возникать баррикады. Многотысячные контингенты журналистов, правозащитников и всевозможных политиков («политиков» в прочем было в разы больше, каждый третий протестующий себя таковым считал) сновали по всему городу и выкладывали огромное количество воодушевляющих репортажей про скорую победу демократии. Удивительно, но в первые за несколько месяцев, количество инцидентов с полицией снизилось к минимуму. Более того, верхушка «НР» быстро забыла о случившемся на Дворцовой площади, приняв версию о «правительственных титушках». И вот уже руководство ОФС и НР выступают с одних и те-же трибун в Москве и Петербурге. И пока малолетние и многолетние идиоты не имеющие в своих взглядах ничего общего вообще, вместе готовились стоять за общую свободу до конца (чего именно не уточнялось), боевики ОФС уже по факту вели подрывную и террористическую деятельность по всей стране. Надо отдать должное сторонникам ОФС, многие из них покинули организацию, сразу как стало ясно что их цель – суть, бойня в масштабах всей страны за интересы неких сомнительных личностей, провозглашающих идеи Муссолини (в лучшем случае) и иногда ссылающихся на речи Августо Пиночета. В прочем лжелеваков что обжимались на трибунах с лидерами ОФС, это нисколько не смущало. Ведь они все вместе пришли убирать от власти олигархов. В прочем, те были и в самом деле страшнее.


Комитет тридцати пяти.


Для начала, необходимо понимать общее состояние банковской системы страны на тот момент, и как себя чувствовали банки. А чувствовали они себя, прямо сказать, на смертном одре. Отечественные банкиры не имели никакого отношения к мировым, тем кто собственно организовал кризис и наваривался на нём пока мог. Их в большую мировую игру никто не пускал. Им оставили Россию, и они выдаивали её досуха, пока могли. Кризис углублялся, были введены потребительские кредиты на еду и товары первой необходимости. Бизнесы разорялись. Коллекторские агентства (из которых и выросла львиная доля новых ОПГ) процветали... пока однажды не наступил момент полного нуля. Оказалось что у населения больше нечего забирать. У тех кто не смог себя защитить конечно можно было отбирать автомобили и телевизоры, но это бы не компенсировало затраченных усилий. А в какой то момент (аккурат летом) когда вся страна стала сидеть на нервах, наступил момент когда многие крупные предприятия (да и некрупные) попросту отказались выплачивать кредиты столичным банкам. Денег не было, а раздать всё что есть, значит вообще лишиться всего. Устроить старый добрый «наезд» иногда пытались. Но после июньской череды громких «инцидентов» в которых число убитых коллекторов перевалило за полсотни, стало понятно что сделать тоже самое что в 90-ые годы не получится. Советский пролетариат и управленцы были в массе своей беззубы и наивны, они банально не знали как жить с волками. Но тридцать лет капитализма (20 из которых, капитализма дикого, а в некоторых районах страны он был таковым до сих пор) привили людям, особенно тем кому «не повезло» разбогатеть честным путём, определённые привычки и стиль ведения дел. В общем, больше «щипать страну» было нереально. А после того как региональные «вассалы» либо сбились в крепкие группки по самообороне, или же прибились к «коричневым» силам, стало совсем туго. Самыми сильными лицами в стране оставались те кто контролировал сырьевой комплекс. Который частично ушёл под госконтроль, и там уже давно сидели не бизнесмены а чиновники. И чаще всего, как не странно, люди ответственные и с смотрящие с опаской и сильным презрением на любых смутьянов, какие бы цели они не преследовали.
Тем не менее, до половины всей верхушки правительства были настроены, прямо сказать, откровенно предательски. Они хотели ничего не потерять, но стать частью мировой элиты. Перспектива войны их пугала до ужаса, перспектива люстрации была ещё хуже. Смотря на волны насилия охватившей страну и народного гнева, они понимали что либо они снимут кремлёвскую верхушку, либо их репрессируют как врагов народа. Сами, естественно, эти люди никого свергать не собирались. У них не было не смелости, не откровенно говоря мозгов, они были просто избалованные властью и желающие её сохранить любой ценой люди. Им нужны были могущественные покровители, те кого можно посадить в Кремль.
Комитет тридцати пяти был суть – объединением предателей. Семь самых богатых банкиров, шесть бывших министров не потерявших власть на теневом уровне, восемь богатейших людей страны (трое из них владели всей отечественной сталелитейной промышленностью, и после начала холодной войны, потеряли рынки), шесть генералов силовых структур, трое верховных судей и четыре прокурора. Эти люди обладали огромной властью, которую они стремительно теряли в последние годы, и которую они собирались во что бы то не стало вернуть и укрепить. У них были деньги, ресурсы и нужные люди практически везде. Западные спонсоры были с ними ласковы и готовы были предоставить им любую помощь. Они готовы были отдать им страну на блюдечке, при известных и вышеупомянутых условиях. Но власть они должны были взять сами.
ОФС не возник как плод заговора, это действительно было объединение алчных но свято верующих в собственную непогрешимость людей. И через эту алчность, контролировать многих высокопоставленных членов ОФС было не просто а очень просто. Президент должен был уйти под напором обстоятельств. А этими обстоятельствами, должна была стать большая кровь. Провокация таких чудовищных масштабов, что власть попросту не смогла бы не среагировать. И пока на улицах бы шли бои, правительство объявило бы президенту импичмент. Боевики Комитета (около десяти тысяч наёмников по всей стране, и постепенно они съезжались в столичные регионы) заняли бы наиболее важные объекты, так сказать, не попадающееся на глаза широкой общественности (такие как правительственный комплекс под районом Раменки). Безусловно, по итогам раскола, часть войск осталась бы лояльная президенту, часть «законной» власти, часть бы наверняка перешла на сторону ОФС. И справиться с этим, «законное правительство» смогло бы одним единственным способом. Введением в страну сил интервентов или же как их называли на западе «миротворцев». В Восточной Европе готовилась к броску уже более чем двухсот пятидесяти тысячная группировка сил армия США, Великобритании и Канады, не считая «туземных» войск Польши, Грузии, Азербайджана, Украины и «балтийских тигров» (ещё около миллиона человек). Пока что это не афишировалось нигде, что немудрено. Но во всех документах и табелях группировка уже имела наименование NEFOR (Северо-Евразийские миротворческие силы), во всю разрабатывались подробные планы операции как на случай «падения Кремля», так и на случай если правительство всё же удержит Москву и контроль над стратегическим вооружением. Вторжение началось бы вне зависимости от того, что сделает Комитет. Страна была ослаблена, а лимит времени у запада истекал.
План Комитета был безупречен. Слишком много сил правительство бросило на поддержание самого себя. Всё что нужно было сделать, это принести ту самую сакральную жертву.
Сторонники оппозиции стекались в Москву, в глубинке протестовать к сентябрю уже практически перестали. Это стало делать попросту запрещено, а местами опасно. Их снимали с поездов, разворачивали автобусы. Делали всё что нужно, что бы проредить их количество и снизить угрозу. Но к шестому сентября в центр Москвы было уже свыше 110 тысяч сторонников оппозиции, а в Петербурге (городе чья администрация была готова к сдаче страны практически целиком) порядка 75 тысяч. «Мирное стояние» стало сходить на нет, начались первые провокации, то что было нормой месяца три назад, сейчас могло привести к катастрофе. И в это же самое время, правительство и СМИ начали смещать акценты на чрезмерную жёсткость действующей власти. На то что народ имеет право быть недовольным ситуацией в стране. И в общем то, может быть пора поговорить о досрочных выборах? Про смягчение множества законов можно и не говорить. Про то что депутаты до сего момента на чаяния протестующих и народа вообще плевать хотели, тоже.
Восьмого сентября, в 14:00, на сцену на Красной площади, взобралось больше половины лидеров «Новой России» и несколько человек из верхушки ОФС. Эти люди праздновали свою победу, смягчение закона и досрочные выборы были в их обозримых планах на будущее. Эйфория передалась всей стране, в мире многие приветствовали подобный шаг. Изображение передавалось с полусотни ракурсов на сотни миллионов экранов по всему миру. Момент в который лидер НР вышел на трибуны что бы выступить с речью…
Взрыв у стен Кремля нанёс повреждения всем зданиям в радиусе километра. Погибло порядка трёхсот сорока шести человек. Более трёх тысяч были в срочном порядке распределены по больницам. Практически сразу, не разбираясь, оппозиция обвинила во всём власти. Боевики ОФС перешли в наступление по всей стране. И боевики комитета тоже пришли в движение.