November 1st, 2018

Солнцевская братва. Взгляд очевидца

https://aftershock.news/?q=node/696962&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Мой коллега и друг Игорь вырос в Солнцево. Тогда этот населённый пункт, входящий административно в Москву, ещё не приобрёл славы одного из центров Российского бандитизма. Игорь рос на этих улицах, которые исходил вдоль и поперёк. Ни хулиганом, ни пай-мальчиком он не был. Участвовал в подростковых молодецких забавах. И в семнадцать лет подал документы на поступление в военное училище.

К 1990-му году развал достиг последней стадии. Армия вдруг стала тягостной обузой для рассыпающегося в прах государства, бодро мчащегося в небытие под завывание бесов-демонстрантов на Манежной площади. Пошли массовые увольнения. Но армейские офицеры служивыми людьми быть от этого не перестали. И вот, уволившись из военно-воздушных сил, Игорь переступил порог 176-го отделения милиции. Там ему предстояла нелёгкая и чрезвычайно насыщенная жизнь.

Шла на подъем криминальная революция. Банды втягивали в себя наиболее шебутную и активную часть молодёжи. И Игорь с изумлением смотрел на соседей и бывших одноклассников, многие из которых становились торпедами или авторитетами, другие - мелкими уголовниками, а третьи спивались от безысходности и разрушения основ. И все они были как на ладони перед взором нового сотрудника уголовного розыска.

Вот рассказы от первого лица человека, который до сих пор борется с криминальным элементом, хотя уже в других должностях и званиях.



Collapse )

Дороги вдохновения, странная штука.

Странная потому что за день до того, как ты должен готовиться к некой важной работе, тебе накануне вечером бьёт в голову "вдохновение". Причём бьёт обязательно, именно не по тем струнам, по которым надо тебе. А вытаскивает из патернов памяти то что там лежит уже давно, начиная это раскручивать.

В своё время я написал вступление к тому что хотел видеть романом. Но мне это показалось откровенно не уместным. Идеалистическая фантастика в современных реалиях для меня кажется чем то глупым, выбивающемся из контекста. Но я не раз и не два хотел вернуться к этой идее и этой вселенной. Но по результатам она не отвечала тому, то что я называю "реализмом". А сегодня что-то как-то... В общем, если вы вообще не понимаете о чём я. Специально для вас выкладываю вступление, написанное уже достаточно давно.


http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/455.shtml
...

Вступление и представление.
Это совершенно стандартная ситуация на такой работе. Совершенно стандартное помещение. Если тебе повезло работать на конкретных людей и на конкретную организацию. Принципы работы везде одинаковы.
Серая коробка из стали, стальной стол, два стула, максимально неудобные для того что бы на них сидеть. Никаких окон, лишь стальная дверь, и две камеры. Яркие, бьющие в глаза белые лампы на потолке. Одна из стен зеркальная, за ней стоит один или несколько ребят. Они наблюдают и пишут, малейшие слова, интонации, движение мимических морщин, смотрят за движением зрачков, и фиксируют ключевые слова из чёрных списков. Не надо себя успокаивать, попадая в эту комнату. Ты не попал сюда из простого формализма, ты попал сюда потому что ты действительно имеешь отношение к чему то крупному. Напрямую или косвенно. В такие комнаты не приводят свидетелей происшествия, только если считают, что ты один из участников. Но тот кто сидел, не беспокоился. Он вообще уже давно и ни о чём не беспокоился.
Молодой бритоголовый парень, со славянскими чертами лица и карими глазами, с достаточно "потёртым" лицом, в чёрной кожаной куртке и в красной футболке с символикой хоккейного клуба ЦСКА. Он сидел здесь уже где то минут 20, и не испытывал ничего кроме чувства глухого раздражения, от того что его заставляли так долго ждать того что будет дальше. Он пытался завязать разговор с сопровождающим его военным полицейским из АНГ, в классической тактической форме (бронежилет, наколенники, футболка с короткими рукавами и т.д.), так у них популярной. Здоровенным и совершенно лысым как коленка испанцем по фамилии Гонзалес. Который сидел на против него с совершенно непроницаемым видом, и реагировал на задержанного так как его учили, ну то есть никак. На 10 минуте парень уже устал пытаться и просто сидел с непроницаемым видом, осматривая помещение. На 15 минуте он стал вовсю пялиться на конвоира, тот даже бровью не повёл, и взгляда не отвёл. На 21 минуте в помещение вошёл судя по форме следователь. Эффектная, что не говори, шатенка, высокая, к тому же на каблуках, с очень приятной фигуркой, с острыми скулами и яркими голубыми глазами. Она положила на стол стерео-лист и села напротив. Разговор так-же начала она, на хорошем английском, но с акцентом. Начала как и положено, поставив себя хозяйкой положения, но при этом оставив простор для манёвра. Как бы говоря, что пока ещё тебя ни в чём не обвиняют. Пока.
- Афанасий Георгиевич Усманов-Прокофьев - Старший Лейтенант, Отдела Противодействия Тяжким Преступлениям Федеральной Полиции. Из ССДГ. Всё верно?
Так точно, sudarunya. - задержанный нацепил на себя привычную для себя самодовольную ухмылку. И потом, он категорически не мог в присутствии такой дамы, вести себя серьёзно.
- Я старший следователь Фишер. Интерпол. Вы знаете за что вас задержали?
Что бы вы не нашли, это не моё. Я купил в сувенирной лавке. - Он положил руки на стол, и подмигнул ей.
- Вы подозреваетесь в разрушении собственности компании "Орвин Минерал Трэйд" на станции "Синяя роза-3", в кратере Альбатегний. А так же в преднамеренном убийстве семи человек. Ваши действия привели к аварии и повреждениям оборудования общей стоимостью... в 50 миллионов долларов АНГ. Это произошло восемь часов назад.
- Однако вы не так уж и хорошо работаете. Видимо главное управление военной полиции всё же не посчитало нужным меня привлечь к ответственности. А предпочли что бы я ушёл. Вам это ни на что не намекает?
- Сейчас вы мне скажете что операция была санкционирована главным офисом?
- Не скажу сударыня. Но я могу сказать, что было на станции.
- Я знаю что все семеро убитых, были, предположительно, боевиками клана Кастелло.
- А, предположительно значит?
- Расскажите мне что там случилось, вашу версию.
- Мне начать с самого начала, извиняюсь за каламбур? Или же рассказать именно то, что произошло на складе.
- С самого начала пожалуйста.
- Вы бывали на Луне, госпожа Фишер?
- Бываю периодически.
- Тогда вы должно быть знаете, что Гагарино и Армстронг это рассадник. 80% сотрудников, мужчины. Один миллион, двести тысяч мужиков. И им надо как то расслабляться. И естественно это место, своего рода мекка индустрии развлечений. А Луна это склад колоссального количества всяческих химикатов медицинского и промышленного назначения. Если вы слышали про клан Кастелло, то вы должны быть в курсе, что они промышляли производством наркотиков, и распространяли их не только на Луне, но и вывозили вниз.
- Но вы не из отдела по наркотикам. И вы один, без опер-группы.
Афанасий наклонился вперёд. Ибериец сбоку забеспокоился, но следователь тоже наклонилась вперёд. - Хотите знать всё и сразу да? Узнать все секреты. И вам не страшно?
- А мне должно быть страшно? Ведь задержана не я.
Я вам всё расскажу, если после этого вы согласитесь со мной выпить кофе? - парень ей подмигнул.
- Вы не соблюдаете дистанцию.
- А вы мне может нравитесь... так что я вам всё расскажу. Так уж и быть.
Афанасий откинулся назад. - Производство наркотических средств, контрабанда. Всё это требует помощи сотрудников компаний. Таких как ОМТ, к примеру. Для доступа к сырью и докам. Но им нужно больше сырья, больше партнёров. И они стремились это получить от большого количества компаний. От "Гельпрома" например. Они начали шантажировать сотрудников компании, кого то подкупили, кого то стали запугивать. Интерпол завёл дело, но у них там явно есть свой человек.
- Вы ведь понимаете что это серьёзные обвинения.
- Да, понимаю. И именно поэтому я действовал в одиночку. На официальную операцию никто бы не дал добро, ведь на Луне действует экстерриториальная юрисдикция. А в эту декаду вращения, на ней под управлением Интерпола работают ваши военные полицейские. Моё руководство могло бы подождать до следующей декады. Но одного из сотрудников "Гельпрома" отправили в больницу с тяжёлыми травмами. И они решили прислать меня.
- Так просто?
- Да. Я не шпион, я законник, milaya. Так что никаких тайн, это санкционированная полицейская операция. Так что не смотри на меня так, мы же с тобой коллеги.
Она внимательно на него посмотрела. - Ya vam ne milaya. Я следователь, и мне нужны ответы на задаваемые вопросы.
Вам пришлось себе об этом напомнить да? - Афанасий подмигнул ей и улыбнулся. - Вы точно не хотите выпить кофе? В смысле... чёрт, вы очень красивая. Правда.
- Расскажите что произошло на складе.
- Я развязал пару языков в Мун Плаза. Узнал на какой склад ворвутся бойцы клана. И прибыл туда. К счастью там никого не было, кроме них самих. Они использовали поддельные пропуска, знали коды безопасности. Я застукал их с поличным прямо на шлюзе отгрузки. Они не собирались ехать на лунном экспрессе в Гагаринск. Они собирались добраться до космодрома по поверхности. Мой план состоял в том, что бы обезвредить их по одному и арестовать. Я между прочим, вызвал подкрепление из военной полиции. Но оно как всегда пришло с опозданием. И потом, мой план удался лишь на 15%.
- Почему на 15%?
- Потому что я вырубил одного. А затем меня заметили. Они были хорошо вооружены. Были довольно тупыми. И поэтому стали палить во все стороны.
- То есть склад разнесли они?
- Вообще то да.
- Но это не объясняет, почему взорвался шлюз. Согласно показаниям экспертов и военных полицейских, сдетонировали баки с гелием.
- Ну... я лично застрелил двоих. Они в меня стреляли, я отвечал. Потом я подстрелил ещё одного. Его оружие выстрелило в сторону, баки с гелием на машине сдетонировали. И они все стояли внизу, у шлюза, рядом с ней. Ворота разворотило, их всех выбросило. Меня кстати тоже чуть не выбросило.
- Но ведь не выбросило же.
- Ты жалеешь об этом, solnce?
- Вы находились на втором ярусе, верно? Вас там зафиксировали не отключённые камеры, и очевидно, что вы бы не погибли в любом случае.
- После взрыва начался пожар по всему комплексу, кислород в системе обеспечения воспламенился. Я мог погибнуть.
- Система пожаротушения сработала уже через минуту. А через три минуты, в комплекс прибыл СВАТ. Вы могли их дождаться. Могли не разносить нечего, однако вы этого не сделали.
- Эй! Я вообще то действовал по обстановке, и в этой обстановке я едва не погиб. На минуточку.
- И вы не доверяли Интерполу?
- Извините сударыня. Нет, не доверял. И имел на это все основания. Но у меня были контакты в полиции.
- Кто именно?
- Майор Редъярд Томпсон. Военная полиция ВКС.
- Майор Томпсон... Майор Том? Вы сейчас серьёзно?
- Да! Майор Том!
- По моему вы говорите какую то чушь... я проверю ваши показания.
- Не смущайтесь Фишер. Я произвожу такое впечатление. И потом, это довольно нестандартная ситуация. Вы ведь наверное нечасто задерживаете таких людей как я.
- Потенциальных террористов?
- Ну зачем же вы так?! Я просто слишком крут для вас... давайте обсудим это за чаем. Вы любите чай? Я знаю хорошую чайную, в Риге. Можем хоть сейчас туда полететь. Что думаете? Рига прелестный город в это время года. Думаю вы не любите жару, а там как раз сейчас прохладно, как в Альпах. Я ведь угадал?
- Вы реально не понимаете в какой ситуации оказались?
- Я хороший парень. Хорошие парни не попадают в затруднительные ситуации. Такая красавица как ты, просто не позволит меня сгноить в застенках. Мы ведь с тобой на одной волне, да?
Афанасий подмигнул ей ещё раз. - Вот это вот ты запомнишь. Сейчас ты раздражена, но поверь мне, через пару дней ты мне позвонишь и мы сходим прогуляться куда ни-будь. Ну, что вы скажете?
Я... - видно было что Фишер слегка растерялась и не знала как реагировать, хотя уже и знала что нужно ответить. Она испытывала что среднее между смущением и раздражением. Хотя так-же вероятно что ей было лестно. В любом случае она не успела договорить, потому что в дверь постучали. И она встала. Всё же она была чертовски грациозна, и вышла из помещения. Афанасий громко выдохнул.
Блин, парень ты женат? - Он обратился к конвоиру. Хотя так-же понимал, что его разговор сейчас записывается. Она бы его услышала. И да, он хотел что бы она его услышала.
Конечно она твой начальник, и это может прозвучать неуважительно. Но как ты можешь с ней рядом нормально работать?! Она же прекрасна чёрт возьми. В ней всё шикарно! - Он очертил руками в воздухе её фигуру. - В ней всё классно да? Ноги, и то что выше. А характер какой? А? А стать? А голосок? Как ты к ней ей ещё не подкатил, чувак?! Потому что если ты не женат, то такой шанс упускать нельзя? Ну признайся, признайся что у вас всех на неё тянет как Луну к Земле, ну?
Конвоир не сдержался и ухмыльнулся. И убирать уже ухмылку не стал.
- Ну вот! Вот, ты ведь понимаешь о чём я да? Она ведь из Швейцарии, судя по акценту? Или из Австрии? Откуда с Альпийских гор? Мне бы не помешал запрет о личных отношениях на службе. Вот ты сидишь тут, здоровенный парень, что тебе мешает, а? Ты конечно не так хорош как я, но всё же...
Дверь открылась и вовнутрь вошёл человек в парадной форме Интерпола, в ранге Полковника. Фишер стояла за ним, и видно было что она испытывает что-то среднее между раздражением и недоумением. Пожилой и лощённый мужичок семитской внешности среднего роста. Явно, ветеран долгих бюрократических "войн".
- Сопроводите задержанного в главный зал.
- Что, так быстро?
- Будь моя воля, вы бы здесь остались. Но за вас очень хорошо попросили.
- Какой вы злой... но всё равно спасибо.
Афанасий в сопровождении конвоира вышел в тесный и такой же стальной коридор. Фишер стояла и смотрела на него с раздражением и яростно сопела, милашка.
- Ты знаешь как меня зовут. И мой адрес можешь узнать. Позвони мне.
- Я уверена что вы шпион под прикрытием.
- Привлекательно же, правда?
Фишер, назад! - Полковник обратился к конвоиру. - То что субъект освобожден, вовсе не значит что ему здесь рады. Выведете постороннего из технических помещений!
- Ой да ладно! Я уже ушёл.
...
В зале ожидания народу было не слишком много. Сейчас внизу была ночь. Поэтому во всём огромном помещении с ресторанным двориком, тридцатью рядами кресел, пунктами пропуская на посадку и огромными (по 15 метров каждое) окнами, легко в глаза бросалось четверо в форме из аж трёх государственных структур. А вот вид из окон был прекрасен. Из за линии-терминатора уже выглядывало солнце, сейчас оно уже вставало над Уралом. Внизу же ярко светились мириадами огней мегаполисы Восточной и Центральной Европы. Конечно для многих этот вид уже становился привычным. Но у Афанасия это всё по прежнему вызывало оторопь. К такому привыкнуть не так уж и легко. Но сосредоточить своё внимание пришлось на тех кто его встречал. Так-же очевидно, что эти лица его и освободили. Слева направо, некий Полковник военной полиции АНГ с сопровождающим, Советник Юстиции из Федеральной Прокуратуры, Генерал-Полковник Сурган, куда же без него. Солидный мужик, получивший от предков персов статность и волевые черты лица. И много других положительны качеств.
- Лейтенант Усманов-Прокофьев. Вы как всегда в своём репертуаре.
- Извините Товарищ Генерал-Полковник. Ситуация вышла из под контроля, пришлось импровизировать.
Наверное лучше было и промолчать. В любом случае, аэнгэшник из полиции (усатый и солидный дядька, типичный такой американский вояка, как в старых фильмах, только сигары не хватает) вступил в разговор, оценивающе смотря на очередного "сумасшедшего русского". - Военная полиция и главное управление безопасности Международной Лунной Колонии, благодарит вас за содействие в ликвидации преступного клана Кастелло. Майор Томпсон официально заявил, что без вашей помощи, мы бы не смогли вскрыть их деятельность. Так-же нам стало известно о том, что среди контингента Интерпола, а так-же среди сотрудников добывающих компаний, есть люди вольно или же невольно сотрудничающие с ними. Мы начинаем внутреннее расследование.
- Сэр, я могу вам отрекомендовать старшего следователя Фишер? Она бы пригодилась вашей следственной бригаде. И нет, если кто не понял... - он посмотрел на Сургана. - Это не шутка. Она ревностно подходит к своим служебным обязанностям.
Её начальник взял слово. - Госпожа Фишер и в правду достойный кандидат. Считаю что можно это обсудить после.
Все шестеро с интересом посмотрели на девушку стоявшую позади метрах в семи. Она прислонилась к стенке и буравила всех взглядом.
Мы подумаем над этим. - Полковник "американский вояка" вновь посмотрел на парня. - В любом случае, с вас снимаются любые обвинения и вы больше не задержаны. Моё руководство урегулирует вопрос о компенсации ущерба с "Орвин Минерал", думаю им необходимо будет привлечь к ответственности людей Кастелло. Так что вы свободны.
Лейтенант, шаттл вас ожидает. - Последнее было произнесено Сурганом с нотками металла. Ох и влетит же ему сейчас... - Отправление через 10 минут. Я подойду к вам как только обговорю все детали со своими коллегами.
- Шаттл?
- Вы меня поняли Лейтенант?
- Да, нет проблем. Разрешите мне подойти к госпоже следователю?
- Разрешаю.
- Господа, прошу меня извинить. И благодарю вас за понимание.
Усманов улыбнулся и пошёл к девушке. Та смотрела на него предвзято, и сверху вниз.
- Я же говорил что не виновен.
- А где гарантии, что это не политические штучки?
- Извини, роза. Но гарантий на руках у меня нет.
- Ты редкостный ham. И ты учинил разгром.
- Но я могу искупить свою вину. Позвольте мне это сделать? В смысле, я конечно не самый хороший парень. Но со мной не бывает скучно. И вы одна из самых шикарных девушек что я видел в жизни. Так что, может простите меня?
На этот раз она тоже наградила его полуулыбкой. - Я подумаю. Если решу вас простить, найду ваш номер телефона и позвоню.
- Так чай или кофе?
- Глинтвейн, может вино. И не в Риге.
- А где?
- В Вене. Может быть, однажды. А теперь идите, я вас ещё не простила.
- Но простите, уверяю вас. Так... мне пора на посадку.
- Удачного полёта.
- Счастливо оставаться, solnce.
Он отсалютовал ей улыбнувшись во все 32 зуба и удалился в крайний угол зала ожидания. Поближе к коридору, ведущему к шаттлам. Поймав на себе взгляды руководства. Всего в зале человек 12 было. И никто не мешал ему упасть в первый ряд перед окном и любоваться рассветом. Ярчайший сгусток света медленно но верно рассеивал темноту внизу. Свет мегаполисов угасал, попросту меркнул. К такому невозможно было привыкнуть, по мнению Лейтенанта. Как невозможно привыкнуть к виду горных вершин или к виду морских волн что бьются о берег. Весь этот процесс медитации прервал Генерал-Полковник. Стремительно идущий мимо него к пункту пропуска на посадку. - За мной, живо.
"Ну вот и понеслась." Тяжело вздохнув Афанасий встал и пошёл следом, пытаясь нагнать своего стремительно удаляющегося командира. Неприятный разговор нагнал его через несколько метров, когда они преодолели один из поворотов.
- Ты о чём думал едрить тебя за ногу?! Твою мать, Лейтенант! Ты меня в могилу сведёшь!
- Товарищ Генерал, я по обстановке действовал. Ситуация сложилась безвыходная.
- Ты бойню устроил!
- Какой то сра... какой то несчастный идиот случайно выстрелил в бак с гелием. Бак сдетонировал, шлюз разнесло. Я то тут причём.
- Подкрепление тебе выслали, почему не дождался?
- Потому что...
- Потому что они бы ушли. Я знаю все твои отговорки на перёд. Прокофьев твою мать! И чёрт бы поимел твою двойную фамилию! Я тебя знаю как облупленного. Ты знаешь что такое международный скандал? Хорошо что никто не погиб...
- Урсен Ахматович...
- И слышать не хочу! Лейтенант, хватит вести себя так, как будто ты на войне. О Всевышний! Ты же так однажды угробишь кого ни-будь. И себя не в последнюю очередь.
- Я работаю и всегда работал аккуратно. Вы это знаете. Блин... товарищ Генерал. Я ведь...
- Что? Действующий на рефлексах, согласно собственному опыту и чутью? Я с этим и не спорю. Но ты ходячая катастрофа!
- Разрешите оспорить?
- Нет!
- И всё же разрешите, товарищ Генерал-Полковник. Ходячая катастрофа это они. А я тот кто предотвращает эти самые катастрофы.
- В тебе самомнения как в...
- В ком?
- Лейтенант! Не доводи до греха!
- Прошу прощения. Кстати, почему мы идём на шаттл?
- Просьбу о переводе удовлетворили. Твои вещи уже перевозят.
Оперативно. - теперь он был доволен. И весьма. - И куда именно?
- В Рейнсбург.
И тут настроение сразу ухудшилось. - Куда?
- У вас проблемы со слухом Лейтенант?
- В Рейнсбург? Я просил перевести меня в Кабул.
- Ваша просьба отклонена.
- Вас что, мой отец попросил?
Сурган встал как вкопанный, развернулся к своему подчинённому, остановив его выставив ладонь поперёк туловища. Он посмотрел на своего подчинённого. Вот сейчас он действительно был очень зол.
- Младший Лейтенант. Если ты ещё раз заговоришь со мной в таком тоне. И задашь мне такой вопрос. То ты вылетишь со службы на хер. Ты меня понял?
Афанасий понял что виноват и командир это заметил. Поэтому наверное и готов был ему подобное простить. - Да.
Сурган развернул к нему своё ухо. - Это что сейчас было? Комариный писк? Я тебя не слышу, сосунок.
- Так точно товарищ Генерал-Полковник!
На хера орёшь! Хочешь что бы я оглох из-за тебя?! - На этом конфликт себя исчерпал, пока. - В Кабуле достаточно хороших сотрудников. Там таких резких как ты, до хрена и больше. А вот в Рейнсбурге как раз осталась вакансия. Хорошая вакансия. Тебе там понравиться. Море, белокурые бестии, от дома близка.
- В Старом Свете белокурые бестии? Их в Риге больше раза в три, или в Москве.
- Выше нос Лейтенант. Если ты не будешь отправлять людей в морг, по десять человек в неделю, и если ты перестанешь стремиться к особо изощрённым видам самоубийства через самопожертвование и навязчивый героизм, может быть через два года дослужишься наконец до Майора.
- Нет, извините товарищ Генерал-Полковник. Если бы я хотел ползти вверх по карьерной лестнице, я бы пошёл по стопам всей своей семьи.
- Дурак ты Феня... умный, а дурак.
Они наконец подошли к шлюзу. На входе стояли двое мужчин в костюме бортпроводников. Сейчас работы у них почти что не было.
- Ладно. Внизу тебя встретят и отвезут на твою новую квартиру. За счёт управления, так что не обессудь, не царские хоромы.
- Смешно.
- Посмейся мне тут ещё... ты звонил сестре когда, деду? Вчера вечером? Позвони родителям наконец. Сёстрам.
- Братьям, дяде Гене, тёте Инне...
- Поёрничай мне тут ещё! Твоя семья за тебя волнуется. Твоё стремление доказать что ты взрослый мальчик, было оправдано на призывном пункте и в академии. А сейчас ты моя головная боль.
- Я то уж надеялся услышать что-то про взрослого мужика.
- Сопля ты ещё, редкостная. Позвони отцу и матери. Старикам ещё своим. У тебя есть семья. Когда ты лезешь под пули, такие вещи надо ценить. И своей фамилией тебе надо гордиться. А не бежать от неё как чёрт от ладана.
- А вы говорите что моё желание что-то доказать не оправдано... затюкали уже.
- Лейтенант... мать твою. Прости меня Аллах. Не лезь на рожон, думай головой. И заведи себе уже бабу наконец. Что бы было к кому вечером возвращаться. А то у тебя все проблемы, исключительно из-за этого.
- А я думал что проблема в здоровенном шиле, что у меня в жопе застряло.
- И это тоже. Пройдите на борт Лейтенант.
Афанасий отсалютовал командиру и направился вовнутрь. Бортпроводники последовали за ним. До отстыковки оставалось чуть больше минуты.
...
Одно из главных преимуществ работы на правительство, безусловно заключалось в наличии собственного жилья. Норма есть норма, все привыкли, либо жить вместе с семьёй в одной квартире, либо в муниципальном общежитии. Перенаселение - ничего не поделаешь, жилплощадь большая роскошь. Даже в городе где все здания с самого его основания, были высотой не ниже 10 этажей. Не сказать что Захар не считал себя достойным этой квартиры. Он испытывал лишь небольшое чувство смущения, очень небольшое. Когда из твоего окна открывается вид на проспект Лемишева, на расположенные за ним зелёные холмы и перелески парка Севастьяновцев. С небоскрёбами Северного Централа за ними. Башня "Лемишева 110" был одним из многих небоскрёбов, окружавших парк со всех сторон. Солнце ещё не встало, бордовое ночное небо становилось тёмно-серым. Над газоном ночного парка и деревьями всплывали облака тумана в ночных фонарях. Улицы города уже наполнялись машинами, не смотря на то что было ещё чертовски рано. Но город никогда не спал, так что едва ли это было удивительно... В общем, в такие моменты, как то забываешь о чувстве классовой солидарности.
Это была квартира со совмещённой кухней и гостиной. По сути не то что гостиная, целый зал. Была ещё спальня, тоже просторная, но гораздо меньше чем эта комната. Но Захар поставил кровать рядом с выходом на балкон. Что бы вставая утром можно было сразу на него и выходить. 22 этаж, сырой северо-западный ветер, шум магистралей внизу. Стоял на балконе, смотря вниз, Захар абсолютно голый. Наверное было неприлично, но в половине пятого утра, кому какое дело? Ещё пока ни о чём не думалось, был баланс между вечным беспокойством и неким эстетическим довольством. Проще говоря, он просто наслаждался видом, стараясь ничего не вспоминать и ни о чём не думать. Сзади послышалось шуршание покрывал, через мгновения рядом почувствовалось тепло. Она подошла сзади, распахнув одеяло и обняв его им сзади. Прижавшись к нему своим телом. Волосы почти белые, глаза синие, ростом чуть ниже его.
- Опять не спишь...
- Угу.
- Всё время пытаюсь понять, что у тебя в голове твориться...
- Я как то пробовал разобраться. Понималка сломалась.
Поцеловала его в правое плечо, там как раз был небольшой шрам, от колото режущих. После чего положила на него голову.
- Иногда я забываю где ты вырос...
- Блин... успокоила.
- Не тушуйся, ты классный.
Захар хмыкнул. - Классный?
Она улыбнулась, в голосе появилась игривость. Она прошептала. - Классный, очень классный... и готовишь вкусно.
- Знаешь, кухня, это всё же больше мужское занятие, чем женское. Мясные блюда, например, всегда мужчина готовит. Это традиция, ей много веков. И далеко не в одной культуре.
- А я думала что у вас там во всю домашнее рабство и все дела. Запираете своих женщин в квартирах, и они вам готовят, с детьми сидят.
- Я тебя отшлёпаю сейчас.
Она хихикнула. Захар улыбнулся.
- Знаешь, я хотел тебе вечером сказать, но...
- Нам было некогда.
- Угу, ну в общем, я тебе ключ сделал. Можешь приходить когда хочешь. Холодильник и кофейник тоже твои.
- Ооо! Кофейник! Я польщена. Наверное не каждой ты даёшь доступ к своему кофейнику.
- Мы всё ещё... мы говорим о кофейнике? Здесь нет никакой словесной идиомы? Речь про автомат?
- Да.
- По перемалыванию зерна?
- Возможно.
- И по варке, кофе?
- Ну, всё остальное, я уже поимела.
- Знаешь, в процессе как правило участвуют обе стороны. Так что не только ты меня, но и я...
Она отвесила ему подзатыльник. После чего он толкнул её на кровать, упал рядом и жадно набросился на её шею, слушая её звонкий смех, давая волю рукам и с удовольствиям впиваясь ртом в бледную но веснушничатую кожу.
...
Зал был в принципе стандартный. Бежевые полы с ворсовыми белыми коврами, светло серые стены, большая стереостена со встроенными динамиками. От кровати до кухонной стойки, десять шагов. Между ними, холостяцкий бардак. На пластмассовом столе лежит планшет, куча каких то бланков и прочего. В прихожей был шкаф, откуда Захар доставал одежды, и собственно, заходил в середину комнаты и одевался. Рахиль сидела на краешке кровати в белом халате.
Захар уже был в брюках и светло голубой сорочке, нацепил на себя светло бежевый шёлковый жилет с "листовыми" узорами.
- Я боюсь что похож на клерка. Или на швейцара.
Рахиль закатила глаза. - Да не похож ты на клерка. Это солидный костюм. Поверь мне.
- Похож на мальчиков из Праги.
Она засмеялась. - Что у тебя за претензии к мальчикам из Праги?! Серьёзно?
- Ну как же, студентики. Все такие на понтах, при кредитах.
- Ты сам бакалавр!
- Рейнбургского! Я попрошу.
- Мне кажется это классовая зависть. Вы, парни с рабочих окраин, всегда завидуете тому кто выше вас.
Он подорвался к шкафу, вытянул оттуда свой пиджак.
- Выше "нас" в чём? По высоте твоих подскоков...
- Господи, какой же ты вульгарный... это всё пролетарское воспитание.
Захар засмеялся и громко прохрипел. - Я знаю карате, и знаю Ву-ду! Смотри на меня! Я весь какой есть! Все шрамы реальны! Вся грудь в волосах. И без рубашки я чудо!
- Откуда ты это берёшь?
- Классика...
- К слову о классике. Нас сегодня вечером Эльвира приглашает, на выставку. "Декадентское изобразительное искусство Европы, от последней четверти 20 века, до первой четверти 21".
- В Хупера?
- Ага, часов в семь. Хочешь посмотреть?
- Не люблю я это ваше высшее... приду конечно. Там ведь наливают?
- И кормят.
- Какая прелесть! Конечно буду!
Рахиль зевнула в свой кулачок. - Почему ты так рано подорвался? Что случилось то?
- Звонил Арнольд. Сказал что начальство меня хочет. В максимальной грубой и циничной форме. Надеюсь ты не будешь ревновать? Просто, это по добровольному согласию.
- Ты думаешь будет что-то серьёзное?
- Милая, мы веников не вяжем!
- Я ваши русские поговорки никогда не пойму... ты хочешь сказать что дело стоящее?
- Безусловно. Я ведь классный мужик? У классных мужиков, не бывает мелких дел!
Он подошёл к ней и поцеловал. - Я позвоню тебе, как освобожусь. Приеду вечером на выставку. А через месяц, уже получу повышение.
Ты? Ты слишком непосредственный для этой должности.
- Ну вооот! Обломала.
Она засмеялась. - Беги, классный парень.