October 16th, 2018

пидоры, маньяки., мудаки

В стоге сена.

История Вторая. В стоге сена.
В первые за достаточно долгое время, в управлении было по настоящему суетно. Конечно сотрудники в массе своей не знали о том, насколько тяжёлая ситуация складывается на самом деле. Но спецоперация ФСБ, особенно в такой глуши, всегда было чем то из ряда вон. Оставив все личные автотранспортные средства опергруппе, Анатолий Евгеньевич вызвонил своего водителя и на седане X4 въехал на территорию ОВД, четырёхэтажного бетонного ящика за забором посреди типичного панельного района брежневских времён, не без недовольства отметив, что его машину даже проверять не стали. Типа «зная» кто это. Нехорошо. Всем сотрудникам по инструкции выдали автоматы с бронежилетами. Судя по тому что в одном только дворе, народу было полтора десятка человек, подняли все смены. Не успели они запарковаться, как на улицы города «паровозиком» выехало три патрульные «Десятки». Полковник Дараев, грузный но высокий татарский мужик с лицом типичного бывшего (то есть злым и затраханным) опера, как раз выходил из здания инструктируя своего зама. И судя по тому что он был без формы и явно не выспавшийся, его смена закончилась чуть больше трёх часов назад, бедняга.
Шемякин вышел к нему на встречу к лестнице, когда тот отпустив зама сам пошёл навстречу протягивая руку.
- Короче, я всех кого мог дёрнул. Действуем по программе, выезды, патрулирование, закрываем остров, плюс охрана административных зданий… и я ещё к детишкам народ направил.
- Правильно. Будем надеется, на хер не понадобиться. Но сам знаешь, лучше перебдеть.
- Ты может мне расскажешь что происходит?
- Ситуация под контролем. Опять же, просто лучше перебдеть.
- Может ОМОН вызвать?
- Не нужно. Поверь мне, у чекистов всё схвачено. Там какие надо ребята служат, справятся.
- Ты уверен Антош? А то в прошлый раз уже обосрались. До сих пор забыть не могу.
- Хватит всё время мне это припоминать. И сам уже прекрати себя терзать… бывает иногда такое.
- Короче, ты гарантируешь что всё будет хорошо?
- Я гарантирую что тебе надо своих людей держать в боевой готовности.
- Ты за своими лучше следи… ладно. Точно в Саратов звонить не надо?
- Не надо, справимся.
Дараев посмотрел крайне красноречивым взглядом, после чего пошёл к своей «Нексии».
- Смотри у меня, Анатолий Евгеньевич.
- Это что ещё бля значит?
- А ты угадай.
Оставив своего коллегу в гордом одиночестве, начальник РУВД поехал в сторону ворот. А директору как раз позвонил Николай Юрьевич.
- Объект в безопасности. Персонал отпустил домой.
У Шемякина едва глаз не задёргался. – Почему отпустил?
- Я не буду рисковать жизнью гражданского персонала. Даже если об объекте неизвестно. Считай это мерами предосторожности.
- Ты понимаешь что можешь нам график сорвать. С нас шкуру спустят!
- Так мне надо думать о безопасности объекта или о том что будет с моей карьерой? Просто я отчего то думал, что она напрямую зависит от благополучия людей которые на меня работают.
- Ты дохуя думаешь, Коля!
- Это бывает полезно. Я бы на твоём месте тоже попробовал.
- Ты охуел, Коля?!
- Моя задача, охранять объект. Твоя задача охранять станцию. Будь так добр, займись своими обязанностями. И не лезь со своим страхом за свою драгоценную жопу ко мне. Помню, что твоя жопа в моих руках. И я никому не дам её в обиду.
Шемякин не сразу нашёлся что на это сказать.
- Как то двусмысленно получилось… короче, не ссы. Работай, если что, вся ответственность на мне.
- Вот шёл бы ты на хер, Николай Юрьевич… позвони как что-то новое случиться.
- Обязательно… я бы на твоём месте всё же вызвал ОМОН.
- Я не хочу мутить воду. Мы справимся своими силами, не в первый раз… охраняй свой сраный бункер! А со своей частью работы, я справлюсь как ни будь.
- Ну наконец то до тебя…
Шемякин отключил телефон, убрав его в карман. После чего грязно выругался.

Субурбы ехали обратно в город друг за другом. Военные в передней, чекисты в следующей. Все в пыли и копоти, шлемы и маски с голов стянули. И не смотря на прохладу на улице, было душно. Хайф открыл окно на полную и чуть ли не высунул голову в окно. Карбарас сидел за рулём, Рыба и Шерхан за спиной. Оружие лежало на коленях, всё барахло что влезло в машине и не подлежало уничтожению, в багажнике. И всё это добро периодически подпрыгивало и сильно хлопало, качество (точнее полное его отсутствие) дороги, давало о себе знать. Рыба водрузил на колени один из ноутбуков, не выводя из режима ожидания, вставил в него флэшку, позвонил Гудвину.
- У меня вражеский ноут тут лежит. Не включённый, подрубишься?
- Сигнал принял, врубай.

Три минуты спустя.
- Твою то мать, а?!
Гудвин перерыл все собранные у боевиков мобильники и три ноутбука онлайн, при помощи бойцов подрубившись к технике. Но попытка было тщетной, данные были стёрты, то есть, вообще все. И даже ещё хлеще, при попытке подсоединиться к одному из ноутбуков, через один из своих лэптопов отключённым от сети. Привёл к тому что всё ПО попросту стёрло, под чистую. Понурый Гавр давал отдыхать голове и глазам облокотившись на стол со своим собственным чаем в термосе. Пока Птаха ел красный «Доширак» отсев едва ли за метр от оборудования (чем Гавра раздражал, сильно). Гудвин уже начинал немного выходить из себя. Достал пачку Кента.
- Эти гандоны, установили на всё своё оборудование программу-ластик. Она по сути уничтожает всё что есть, включая основные моторные функции. Стирает все данные. Она была установлена на всём, даже на сраных «Нокиа» как у моей бабули! Они установили эту дрянь на ебучий «кирпич»! В момент атаки они активировали эту программу и попросту уничтожили все возможные улики и планы. Мы не знаем с кем они связывались, не знаем сколько их, как именно они собирались всё это провернуть.
Ну прекрасно, что? – Гавр не без наслаждения отхлебнул своего чая с шиповником. - В городе наверняка уже действует вторая группа. А мы не сном не духом о том, что они собираются делать, сколько их на самом деле.
Я всё ещё считаю что мы уничтожили основной актив. – Гудвин обратился к Птахе. А Птаха старался молчать кушать и не отсвечивать, но не получалось.– Ну у нас ведь есть данные о тех машинах, ты говорил?
- В пустошах камер нет. Но в городе их полно. Здесь у них вообще с этим всё, лучше даже чем в Москве. Но пока ничего…
Насколько я понял, траффик здесь не слишком большой. – Гавр посмотрел на карту города на одном из мониторов.
- В городе одна единственная дамба через реку. И один единственный мост через канал. Сам Старый Город, постоянно под колпаком, и вообще на острове. В Новом городе сложнее, но и там всего два выезда. То есть, если они сунуться в город, мы их засечём без труда. Да и вообще всё купируется легко усиленными постами ДПС.
Только вот проблема в том, что они в город могут вообще не соваться. – Гудвин указал объекты на карте. – Здесь вдоль реки посёлков хоть задним местом ешь. Если они захотят, они запросто могут устроиться в одном из них.
С чего мы вообще взяли, что им нужен город? – Птаху как будто осенило. - Их цель АЭС, зачем бить по городу?
Гавр отошёл от стола, пошёл в сторону местного «хозблока» где стояли бутыли с водой и стаканы. - Затем что если они не пробьются через охрану АЭС в течении минут пятнадцати. Из города приедет вся местная милиция. Если её не отвлечь. А потом уже вся область на уши встанет, и парочка соседних. Сначала бьём по городу. Нейтрализуем местные органы власти. Лишаем его электричества, связи, основного вооружённого актива. А затем уже прём на важный стратегический объект. Я лично так бы и сделал.
Только вот в схему, коллега, не укладывается тот факт что их было всего пятнадцать человек. – Гудвин отказался от предложенного стакана с чаем. – Маловато ресурсов для полноценной атаки на город. Что бы потом ещё и на АЭС налёт устроить.
- Да Бога ради… - Гавр довольно громко отхлебнул. - представляю я себе местную милицию.
- Откуда ты их себе представляешь?
- Оттуда бля… короче, нет у нас плана действий, я так понял?
Кому ни будь интересны данные по трупам? – Как бы невзначай спросил Птаха. – А то я тут работал, знаете ли.
- Очень вовремя… и чего там по трупам?
- Неопознанные трупы опознались. И это знаете ли, интересно.
Он вывел на проектор лица трёх убитых. И открыл окон пять или шесть с досье. И каждое было судя по всему, весьма объёмным.
- Усаят Бергамар, Халбин Бесадин, Малик Теакаль. Граждане турецкого Кипра… и все бывшие турецкие службисты. Уволенные четыре месяца назад, Бергамар из СНБ, Бесадин и Теакаль из военной разведки и спецназа морской пехоты. Турки собирались устроить ядерный теракт на территории России? Что за собачий бред?
Гавр внезапно усмехнулся. Как то так, иронично не по доброму. - Бывшие же, бывшие службисты. И никто не подкопается. Они же бляди, давно уже на исламские регионы облизываются наши. А то что второй Чернобыль это так… издержки. Зато какие возможности открываются потрясающие, по раскачиванию лодки.
И вот уже от терактов, мы перешли к полноценным диверсионным операциям… - Гудвин сел на стол рядом с ноутбуками. Он же первым обратил внимание на входящие сигналы по спецсвязи, пока их было два. А скоро прибавилось ещё четыре. По области шли звонки по линии спецсвязи из госорганов. Птаха сразу оживился, поставив лапшу на стол с такой экспрессией что едва не пролил содержимое на электронику (взгляд Гавра в этот момент был не передаваем), немного забрызгав стол, быстро надев наушники, включая записи одну за другим. Прослушав где то с минуту он изменился в лице, после чего сказал как то преувеличено тихо.
- Ох… пиздец.
Что, Пташка?
- В милицию в Вольском позвонили и сообщили о заложенных бомбах, в школе номер два, на автовокзале и в музыкальном училище. И рынок в Хвалынке. Оба городка, здесь рядом. Не слишком далеко… они ведь…
- Вся городская милиция сейчас сорвётся туда. До Саратова слишком далеко, а в посёлках едва ли хватит людей что бы всё перекрыть… до приезда сапёров из Саратова уйдёт часа полтора – два. Учитывая сколько времени уйдёт на разминирование, город останется без защиты как минимум до вечера.
- Надо сообщить им что это всё липа. Бред же собачий.
- Нас здесь нет, забыл? И кто тебе сказал что это липа? На парочку бомб у них ресурса точно хватит.
Я звоню командиру. – Гавр снял с пояса сотовый. – Думаю нам пора вызывать подкрепление. Звони своему.

Уват выслушав всё это повесил трубку. Орлуша и Степаша сидели впереди, Орлуша за рулём. Он сзади.
- Ну что господа товарищи, похоже началось.
Что именно? – Смотря в зеркало заднего вида спросил Степаша.
- В окрестных городах и весях паника и план антитеррор, кто-то решил всю округу заминировать. Из Балаково всю ментуру сейчас снимут, отправят на вызовы. В городе останется два с половиной человека, пьяная канарейка и початая бутылка пива.
Херово. – Сказал Орлуша.
Наши действия? – Спросил Степаша.
- Гавр настаивает на том что бы вызвать подкрепление из центра. И я не могу с ним не согласиться.
Телефон Увата зазвонил, это был Шерхан.
- А по рации нельзя?
- Так проще. Что думаешь?
- Вызвать войска дяди вовы из Саратова, и дивизию Дзержинского. И всё тут перекрыть к чёртовой матери.
- Рискованно, в песок уйдут. Потом вылавливай их.
- Зато станция будет в безопасности. И город тоже.
- А если они по дороге решат какой ни будь детский сад в окрестном посёлке захватить? Или поезд под откос пустить?
- Наша задача, коллега, обезопасить станцию. Предотвратить теракт, защитить персонал. Поймать гадов надо, но мы можем до бесконечности ждать, пока они голову покажут. У нас таких ресурсов нет.
- То есть то что у них ноутбуки сами себя чистят, а среди бойцов турецкие спецы, тебя не смущает? Они не простые террористы, говорю тебе. Они такие же как мы, Уват. Я бы на их месте ждал, долго ждал. Сейчас город будет беззащитен, понимаешь?
- Сколько нужно времени? С учётом всех задействованных сил?
- Сапёры сейчас точно будут заняты. Плюс сейчас по ультрас работают, план «Цербер». Так что придётся привлекать МВД, однозначно. Дальнейшее зависит от того, сколько в Саратове бойцов ОМОНа и с какой скорости они выдвинутся.
- И от того сколько ваши будут дозваниваться до местного руководства?
- И это тоже… я против использования вованов. Желтожопые (хотел сказать желторотые, да как то по Фрейду получилось) пацаны с автоматами в городской черте, это мрак. А без автоматов они бесполезны. С ними больше народу положат, чем террорюги. Нам нужны спецы.
- Твоя креатура, Шерхан. Мы вообще внутри страны работать не должны.
- Я так и понял что без нас никак. Отбой.
Говнюк да? – Сочувствующим голосом спросил Хайф.
- Хайфа, разговорчики в отношении старших по званию.
- А я из другого ведомства.
- А ещё Старший Сержант, Российской армии.
- Ну я же не знаю, какого он у них там звания…
- Хайфа! Отставить балаган, и прикрой окно. Дует.
Карбарас закрыл форточку нажав на кнопку. – Дело труба командир?
- Труба ведёт из точки А в точку Б, кратчайший путь.
- Это обнадёживает.
Надо было мне с пленным ехать. – В первые за очень долго время произнёс хоть что-то Рыба.
Тах бы его разговорил. – Командир стал набирать по сотовому Шемякина. – Какая теперь разница? Главное что всё обошлось. Ты мне сейчас в городе нужен.
А я? – Обижено спросил Хайф.
- Да куда уж без тебя…
Шемякин подошёл к телефону сразу же. – Вы возвращаетесь?
- На всех парах мчим? Какова ситуация?
- Я даже не знаю как ответить…
- Кратко и подробно.
Шемякин на грубость не отреагировал. – Мы сейчас тут с мэром и его замами обсуждаем меры по перекрытию города и объявлению режима ЧС. Что не очень то возможно. По той причине что у нас вся городская милиция за исключением дюжины сотрудников, разъехалась по округе.
- Подключайте Саратов, требуйте усиления. Я со своей стороны тоже попробую.
- Вы уверены что это необходимо?
Тут у Шерхана едва не переклинило. Говорил он негромко и спокойно. Преувеличено спокойно. – У нас в городе действует диверсионная группа. Да, я уверен что это необходимо. Звоните в облцентр, и требуйте подкрепления.
- Ясно.
Шерхан отключился.
Что, не хотят панику разводить? – Спросил Карбарас.
- Я уже что-то начинаю сомневаться, что у нашего дорого друга с охраной всё хорошо. Больно он ссыт.
- Командир, тут кто не за ссыт то?
- Поднажми немного.
Хайф кивнул в сторону приёмника, спрашивая у Карба. Тот одобрительно кивнул. Хайф включил диск. Заиграла «Далека для меня» Ника Кейва. В машине посреди поднимаемой пыли под чугунным небом, на какое то время установилась тишина.
Пока его не нарушил Хайф. – Какая охеренная песня… диск себе заберу.
Он не твой. – Заметил Карбарас.
- Не подписано, значит мой.

(no subject)

Настя Ковтун. Убита вчера украинскими военными вместе с матерью в Донбассе, в населенном пункте Марьевка.
Настя училась на втором курсе медучилища. Ей было 17 лет.
Её парень: "Настя еще дышала. Кровью хрипела. У нее были перебиты ноги и пальцы на руках. Я пытался остановить кровь. Звонили в скорую, но они не поехали в зону обстрела. Я взял её за голову, а на затылке - рана. Но она еще 20 минут жила. Потом прибежал военный фельдшер. Я просил сделать укол, чтобы сердце завести. Но у него ничего не было: бинты и жгут. Скорая не ехала. И тогда военные сами отвезли их в морг. У меня нет больше Насти".