fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

  • Music:

Таки да.

Я наконец закончил пока ещё первую историю (главу), первой части.

Если вы ещё не читали но желаете ознакомиться. Вот вам вся глава целиком. http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/321.shtml

Ну а если вы уже знакомы, то вот вам окончание в виде отрывка.

Двенадцать минут спустя.
Что бы избежать дальнейшего распространения огня, амбар затушили, тушили долго и растратили три огнетушителя и чёрт знает сколько лопат с песком. Тела вытащили как раз у автомобильного укрытия. Тринадцать покойников разной степени повреждения. С оружием и оборудованием было сложнее, большая их часть сгорела в пожаре. Карбарас осмотрел машины на предмет маловероятных но возможных «подарков» взрывчатого характера. Пленного посадили на задницу неподалёку, поставив рядом с ним Берса. Шуба и Хайф отправились подгонять машины. И вот уже пыля по дороге, вниз ехали их субурбы и «Нива» с прострелянным стеклом. Таха ходил вдоль трупов, фотографировал их на смартфон. Лица, зубы, татуировки, шрамы, снятые кадры мгновенно отправлялись Птахе, который их анализировал. И ему этот анализ нравился с каждой минутой всё меньше.
Гудвин стоял перед экраном и изучал фотографии, когда пошла очередь десятого покойника, он грязно выругался. Замдиректора отправился руководить процессом на месте, а сам директор уже успел посидеть на телефоне. А теперь сидел на иголках, наблюдая за процессом.
- Командиры, пятеро убитых, братья Абалаевы. Но среди покойников нет Галиева, и его людей тоже нет.
Таха склонился над последним с левого края телом. Его внимание привлекла татуировка в виде полумесяца на правом запястье, показал её Шерхану.
- Да, мы видим. Ты поднял данные?
- На анализ уйдёт время. Но не считая Алабаевых, трое были в федеральном розыске, члены «Имарат Кавказ». По остальным пока глухо. Командир, я жопой чую, где то мы просчитались.
Уват подошёл к Шерхану. Все бойцы всё слышали, тяжкое чувство незавершённости начало окутывать всех. «Автомобилисты» немного отдалились от машин в сторону группы. Да и в амбаре все дела закончились.
- Есть вторая группа. У них там оружие, боеприпасы, хватит на то что бы устроить теракт уровня Беслана. Но они здесь, в глуши. Вторая группа, у всех на виду. Прибудут в город автобусом, или поездом. И будут ждать. Я тебе зуб даю Шерхан, я тебе блядь зуб даю. Они уже прибывают в Балаково. Или вот-вот прибудут.
Тем нам легче Уват. – Заметил Орлуша. – Мы лишили их основного запаса оружия. И думаю, это была основная группа. В городе разведывательный отряд.
А может мы у нашего друга спросим? – Не хороший он был человек, по крайней мере, сам он себя таким не считал. Ой не хороший… Он злобно покосился на пленного. То ответил ему таким же взглядом. После чего сплюнул прямо Берсу на ботинки. Берс спокойно отошёл на один шаг, достал салфетки которые носил с собой и аккуратно протёр свой ботинок. После чего, совершенно беззлобно, да и по большому счёту не очень сильно, врезал ушлёпку прямо в нос, нос громко хрустнул. Боевик упал на спину, завыв, через пару секунд оклемавшись от боли, он посмотрел на Берса так, что мог бы убить его взглядом, если бы обладал такой способностью.
- А ты как думал?
Решение принял Уват, и быстро. – Я вот что думаю. Нам надо возвращаться в город. Анатолий Евгеньевич нас слышит?
Гавр протянул директору микрофон, тот взял. – Я слушаю.
- Меры безопасности принял?
- Все уже на ушах стоят. Николай Юрьевич вовсю занимается охраной объектов. Всё плохо?
- Всё ещё хуже. Анатолий Евгеньевич. Ставь ка ты в городе блокаду. И звони в Москву для инструктажа, пусть быстрее думают. А то кровью умоемся, нутром чую.
Анатолий Евгеньевич был человек далеко не робкого десятка. Но от лица отхлынуло, ему пришлось добавить в голос немного решительности.
- Всё сделаю. Вы возвращайтесь?
- Уже выдвигаемся. Гавр, Гудвин, Птаха… ищите все следы второй группы.
Слово взял Птаха. – Мы пустили информационную бомбу по всем регионам. Люди работают, стукачи уже начали стучать, опера простукивать. Через пару-тройку часов, будет больше информации. Но не раньше.
Слово взял Гудвин. – Соберите у них телефоны, компьютеры если есть.
Не учи учёного, Гуд. – Шерхан тяжело вздохнул. – Сделаем всё. Мы тут за собой приберём, и выезжаем.
Бойцы отряда ждали указаний. Уват и Шерхан посмотрели на степь, затем развернулись и посмотрели на амбар.
- Мда… короче так, разведка. Позволь моим людям, с языком поговорить. И нужно здесь прибраться.
Уват посмотрел на Шерхана как будто он сморозил какую то жуткую чушь. – Убрать?
- Убрать, убрать… этой операции нет, забыл?
Уват задумался на секунду. – Шуба, Степаша, берите лопаты из машины, теперь понятно чё везли… и закопайте этих козлов.
Руку поднял Тара - Командир, разрешите я?
- Молитву хочешь прочитать?
Тара ничего не сказал, просто пожал плечами.
Ебанутый бля… - Степаша от Рыбы получил пинок под задницу, причём сильный. Посмотрел на него со злобой, но увидев взгляд соратника, быстро скис.
- Отставить! Твоё право Тар, пусть с ними Бог разбирается. Тар и Шуба, копайте могилы. И избавьтесь от «Нивы». Всем остальным, соберите всё что уцелело и заберите с собой. Машины тоже забираем, чего добру пропадать? Что думаешь ЧК?
Шерхан посмотрел на коллегу не без иронии, как бы спрашивая, вершина ли это его чувства юмора. – Правильно всё. С пленным только решать надо. Берс и Таха, берите одну из машин, и поезжайте поговорите с нашим языком… - Язык смотрел на Шерхана с каким то не совсем понятным злорадством. Неуместным. – А потом везите его в Балаково, в СИЗО. – Обратился на этот раз к языку лично. – Что сука, думаешь мы тебе пулю в лоб пустим, и ты к гуриям отправишься? По тебе «Чёрный Дельфин» плачет. Всё ребята, десять минут. Начинаем!
Дальнейшие события развивались быстро. Тар и Шуба разделись, и оставшись по пояс в одних майках, не смотря на отнюдь не теплую погоду, начали интенсивно искать место где земля будет наиболее мягкой. Остальные расторопно собрали всё что осталось от террористов и покидали в свои «родные» джипы. Берс и язык сели на заднее сиденье одного из «Ниссанов». У того руки были впереди и в браслетах. Но естественно этого было недостаточно. Поэтому Берс не сильно напрягаясь, но всё таки достал оружие, не пистолет само собой (уже плавали), а свой нож, и положил его себе на колено, направив лезвие аккурат в сторону пуза боевика. Не удержавшись и подмигнув ему. Тах сел за машину, и они покинули место раньше всех, направившись ещё дальше от шоссе. Куда то на север, в степь.

Двадцать минут спустя.
Многочисленные звонки и лазание по сети, изначально результатов не дало. Слишком много лишней информации, которую приходилось отсеивать. Но в конце концов удача им улыбнулась. Директор уехал решать вопросы с блокадой города, оставив лишь охрану на воротах.
Птаха говорил в этот самый момент с информационный центром ФСБ в Казани. Занимающейся как раз сбором и анализом данных. С той стороны сидел обладатель слегка картавого и одновременно зычного голоса. Явно был дядька не малых габаритов, который вообще никогда и ни о чём не парился. Со здоровой долей цинизма в голосе. Как будто он был админом какого то сайта или сотрудником службы техпомощи.
- …короче так. Астрахань у нас, проходной двор. Официально, власти должны у нас конечно всё проверять. Неофициально, сами понимаете. И потом, большая часть контабанды, она не из-за бугра. Она из Махачкалы, катерами возиться…
- Мишутка, едрить тебя. Мне не надо того что я итак знаю. У нас времени нет.
- Короче, сегодня утром, на выезде из Волжска, из одного кооперативного гаража на окраине, с сомнительной репутацией. Выехала Парочка машин. Серебристый «Гелик» и «Тойота Раф» тёмно… тёмно… синего цвета… - Птаха поднял вверх палец, показал им на телефон. Гудвин и Гавр сразу вслушались. - Вот. Информация, как сам понимаешь, не об чём. Но человечек у меня там пробил. И оказалось что ни за кем из местной братвы, гопоты или диаспор, машины подобные не числиться. Номеров на них нет.
- Как это?
- А так это. Не спрашивай откуда я знаю. Но мой человечек вежливо спросил владельцев гаража, те сказали, что они номера с собою возят. Вот так вот. А гайцам сунули и в руку и в… сам догадался, не маленький поди.
- Если ты мне скажешь, кто на них катался, ты сделаешь меня самым счастливым человеком на земле.
- С этим сложнее. Какие то крайне подозрительные и неприятные типы. Пятеро чёрных, но ещё четверо, как сказали, вполне себе родимые славянские рожи. Без оружия вроде, выглядят более менее прилично, но угрожающе. Больше ничего не знаю. Надеюсь помог.
- Да, спасибо Мишутка. Буду тебе настойчиво и нагло должен. Как встретимся сочтёмся.
- Я эт запомню, Птах!
Связь прервалась. Птаха посмотрел на Гудвина. – Слышал?
- Ага… с камерами в этом регионе невероятно туго но… что нам ещё остаётся?
- Сделаю.
Птаха включился в работу. А Гавр наоборот оторвался от компьютера. – Я посмотрел данные по покойникам. Они все в нашей базе. Кроме двух. И это меня смущает.
- Почему?
Гавр вывел изображение двух взолновавших его покойников на экран. – Форма лица какая? Тюрская, не кавказская, это само по себе ни о чём не говорит. Да. Но татуировки в виде полумесяца?
И в правду, татуировки были у обоих, у одного на запястье, у другого на предплечье.
- И потом, как кобура расположена, как форма подогнана для удобного использования, обратил внимание?
- Ну допустим, они наёмники. Ты сам знаешь, их в Имарате полно… это Кавказ, здесь форма лица ни о чём не говорит. Кого там только нет. Что касается подготовки, сам знаешь, они все через неё проходят. Они все матёрые скоты.
- Ты прав, ты прав но… не могу отделаться от ощущения. Что это не просто боевики.
- Думаешь кураторы? Наёмники? Или непосредственно от заказчика?
- Чего не знаю, того не знаю…
- Я согласен. Примем к сведению… забросил их в сеть?
- У нас обширная база данных, но сам понимаешь, всех найти не сможем. Время уйдёт на всё.
- А вот времени то у нас как раз и нет.

Они отъехали от амбара где то километра на два, два с половиной. В этом месте не было не деревьев, не ручьёв, ничего. Лишь ровная как доска желтеющая степь под тёмно-серым небом, с редкими «волнами» холмов. Опасаться что кто-то сможет проехать здесь, было глупо, здесь почти что никто не жил. А любой проезжающий транспорт будет видно загодя. Они остановились, Берс не очень грубо, но и без церемоний, как забулдыгу, вытащил языка из машины и вытолкал в поле, где то за четыре метра от машины, более чем намеренно уронив того на землю. И встал где то в шагах трёх от него. Ещё в двух шагах от него, за спиной, встал Тах, положив руку на кобуру... он же, обычно не сильно разговорчивый, решил начать разговор. Если это конечно можно было так назвать. Субъект как раз встал на колени. Смотря на них с некой, опять же, не понятной усмешкой.
- Жить хочешь, гнида? Или совсем отбитый?
Молчание.
- По совокупности преступлений, пустить бы тебе гниде пуле в лоб. Но с другой стороны, вы ещё ничего плохого не сделали. Про тебя так точно никто не слышал. Так что, если будешь говорить, может лет через двадцать выйдешь.
Боевик сплюнул Тахе под ноги. После чего с выражением лица обозначающим «вы все, неверные собаки, мне не ровня», произнёс на более чем сносном русском, почти без говорка.
- А ты смешной. Мы также смеяться будем, когда твоих дочерей ебать будем.
Берс в общем то, такой реакции ожидал. И вообще, работа предполагала хладнокровие. Поэтому как и ранее ударил он совершенно беззлобно. Пальцем в шею. Сучёнок завалился на спину и чуть не захлебнулся, затем всё таки прокашлялся, с трудом.
- В отличии от моего друга, я вообще на тебя злюсь. Я сам вырос в тяжёлых условиях. Понимаю, какого тебе было… да, к сожалению, из трудных условий порой вырастают редкостные пидорасы… но знаешь. Если ты сейчас не начнёшь говорить, я начну отрезать тебе пальцы на руке. Просто потому что у меня нет времени заниматься избиениями.
Я слышал пытки неэффективны. – Как то чрезмерно буднично заметил Тах.
- Ты прав, если перегнуть палку. Но я не буду её перегибать. Я просто сокращу ему количество пальцев на кистях. Так что не ложку держать, не свой член он больше не сможет. Как ты думаешь, хорошая идея?
- Мне кажется отличная.
- Ну я пошёл… извини, ты сам так решил.
Нельзя сказать что такой прыти от зверёныша они не ожидали. Зверьё попадалось разное. Но они как правило тоже, были не лыком шиты. Но здесь зверюга показал себя с неожиданной стороны. С опасно неожиданной.
Вскочив с колен на ноги он сразу же ускользнул от машинального удара ножом в пузо, пнул Берса в бедро. Тах потеряв линию огня не мог стрелять. Когда Берс упал на колени где то в стороне, он уже смог стрелять… если бы чмо не выбило у него ударом ноги пистолет. После чего в считанные секунды преодолело пространство до капота и проехавшись по нему задницей оказалось с той стороны машины. Берс в этот же самый момент подхватил с земли и бросил обратно пистолет Таха. Таха побежал за машину с задней стороны, Берс выхватив «Глок» рванул с передней части. Они оба одновременно оказались на месте в разницу где то меньше чем в полсекунды. В этот самый момент язык недолго думая пнул азиата в пузо ногой а затем попытался ему заехать лицу локтем, но был остановлен блоком. В прочем он не растерялся и сразу же ушёл от удара по лицу левой, ударил Берса ботинком в голень. Тот испытал дикую боль, но был настолько зол, что она не помешала ему врезать подонку по лицу, на сей раз со всей дури. Тот было повалился к земле, но ударил стоявшего совсем рядом Таха в живот, выхватил у него запасной пистолет, мгновенно взведя курок. Напарники сразу же рухнули на землю (вовремя, одна пуля как раз покоцала крышу автомобиля над передней дверью) и выпустили по четыре и три пули в туловищу незадачливому террористу. Одна из них вошла в сердце через бок, так что умер он мгновенно. Ещё где то с минуту ребята валялись на песке, положив оружие рядом с собой и пытаясь отдышаться. Берс первым решил что-то сказать. Стараясь как то отвлечься от того как же дико у него болела нога. Больнее только самолюбие.
- Сука, где же они так драться то учатся.
- Это явно самородок.
- И мы их ещё живыми берём? На хера спрашивается?
Кряхтя от неприятных ощущений Берс встал, напарник встал чуть раньше и опустился над трупом.
- С собой берём?
- На хера? Отвезём к амбару, пусть закапывают… пойду ка я сяду… ссссука.
Берс поковылял в сторону машины.
- В больничку надо?
- Ко врачу точно надо. Трупик загрузишь в багажник?
- Почему я?
У меня нога болит. – Берс уселся за руль. Пока Тах оставался стоять над телом с противоположной стороны. – Я ранен бля! Не видишь что ли?
- Халтурщик хренов.
- Ой всё, отвянь от меня.
Tags: Марафон, Мухи творчества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments