fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Старые песни о главном.

Если вы ещё по какой то причине не читали мой главный шедевр (ха! хи-хи! Хохо!) то вот хороший повод ознакомиться с ним. Так как работа над книгой традиционно затягивается. Глава получается очень длинной, а материал уже есть.

Раньше здесь я главы не выкладывал, поскольку как то не совсем правильно начинать с середины. Но соблазн почесать своё эго поделиться так велик.

В общем, вас вероятно смутит мягкое чувство "смотрите в предыдущих сериях". Но думаю начало второй части, это вполне себе отличный способ познакомиться с персонажами и решить, читать всё с начала или нет.

Но предупреждаю, это только часть главы. Причём не самая большая.

Ну то есть гремучий графоман. Ну а фигли вы от меня хотели?!

Глава 12. Проблемы каждый день.
Фёдор особо не заморачиваясь уселся прямо на капот какой то машины. Наверное это было не очень правильно, но ему это в данный момент было до фонаря. Неотложки уже начинали уезжать, да и до них было далеко. Огромное пространство парковки в этом месте было далеко. Да это была даже и не парковка а полноценная подземная улица. И связь здесь ловила. Один звонок он уже принял, из Владыкино. Вроде как полегчало… но не сильно. Сейчас он набрал другой номер. Стараясь звучать максимально расслабленно, по крайней мере не так взвинчено.
- Алло. Насть? Привет.
- Федь, привет. Ты там как? Я слышала что сегодня случилось. Ты где?
- Да я просто вот звоню, сказать что нормально всё. Я тут пацанят своих выгуливаю…
Голос то, почти дрожит. – Где? Ты сейчас где?
- Женщина, ты не перебивай меня пожалуйста. Мы на Севастопольском проспекте сейчас. Усиление, все дела, чешим тут шантрапу всякую.
- Слово то какое, шантрапа.
- Это я у тебя поднабрался, милая моя. Ты там не переживай, хорошо? Нормально всё. Славка звонил?
- Звонил, их в Ош перебрасывают.
- Ну вот, видишь, не на фронт же. А ты боялась. Ладно, короче, всё хорошо. Скоро уже домой поеду. Так что до вечера.
Фёдор слушал её голос со стоическим спокойствием. Хотя он слышал, что её голос дрожит. А у самого в этот момент просто щемило всё, с чудовищной силой.
- Федя, у нас сыр закончился, с кефиром. Зайди сегодня по дороге домой в магазин, купи кефир.
- С сыром.
- С сыром, да. Купи, пожалуйста.
- Конечно свет мой. Всё будет, зайду в магазин, куплю брянский. Ладно?
- Ладно. До вечера.
- До вечера Настя.
- Люблю тебя.
Защипало то как…
- И я тебя солнце. Давай, через пару часов освобожусь. Наших двух бедовых расцелуй там, как домой вернутся.
- Конечно, половина скоро, должны прийти… всё, беги давай.
- До вечера. Целую.
Круглов шёл в его сторону вольным шагом. Слегка взмыленный, с безуспешно поправляемым галстуком. Неся в руке две стеклянные бутылки «Волковского» пива.
- Как Настя?
- Нормально… они ведь всегда знают да? Всегда знают… Знаешь, у меня прям есть желание процитировать классику… по поводу своего радикулита, в том числе.
Георгий улыбнулся. – Ты ещё не стар для этого дерьма.
- Нет, уже стар.
Суперстар. – Он протянул Фёдору бутылку.
- «Порт Артур», хорошее.
Георгий сел рядом. Представительский седан слегка просел. Оба рукой открутили пробки.
- Четыре района, почти семьсот тысяч населения. В такую то погоду… мы задействовали полтысячи человек. Но пока результатов никаких.
- А взорвали акустику?
- Да, стандартная для подавления толпы, на этаже где она была, никого не было. Так что можно сказать, никто не пострадал. Ушибы, царапины, давление на перепонки, мигрень будет где то пару дней… Как же они нас отодрали, охереть.
- Бывали плохие дни.
- Не напоминай. Я знаю что они бывали. И чем они заканчивались, мы с тобой тоже помним. То что сегодня сделал ты, то что твои парни сделали…
- Не стоит Гастон. Работа такая.
- Ты корону то сними, да? А то загордишься.
- До тебя мне всё равно далеко.
- И во Владыкино полсотни погибших. Плюс пятнадцать сверху, дохлых гандонов. С автоматами, с бронемашиной. Не представляю как… с нас три шкуры спустят. И будут правы, абсолютно правы.
- Идёт война, на войне случаются проколы.
- Мы должны были знать.
- Хватит Гастон. Такое просто случается. Ты не можешь отвечать за всё что происходит с этим городом. Мы уголовный розыск. А есть ДТБ, ОСП, Гвардия, ФСБ мать их. Наша задача ловить преступников уже совершивших преступления. А не предотвращать вероятные террористические акты. И потом, мы их найдём.
- Обязаны. Но события сейчас будут развиваться быстро.
- Для криминальных разборок слишком круто. Что-то мне подсказывает, что тут дело не только в них. Давят на что-то ещё.
- Например?
- Сам подумай, у нас тут война на носу. Целей, бей не хочу. А эти нахрапистые, могут в большую игру сыграть.
- Не один фрилансер не берёт несколько заказов сверху. Особенно таких крупных. Да и куда они сейчас сунуться? В пределах Садового Кольца пёрнуть стрёмно, застрелят.
- Берёт, если очень жаден. Разные бывают, сам знаешь. А что касательно мер безопасности… результаты ты увидел.
- А с Трестом что? Во Владыкино не они работали, очевидно.
- Ничего… у нас есть две группировки. Обе не стесняются в методах. Но одна действует чётко, филигранно. Этот Кай, то что он сделал вчера, и что сделал сегодня… он слишком хорош. Это уровень, не наш уровень. А вот те что поработали в гостинице, мясники. Но пока по ним информации ноль, будем работать.
- Выбора у нас, опять же, нет.
Георгию пришло сообщение на телефон, он его достал.
- Пойдём ка. Пиво оставь.
У лифтового холла стояли трое. Товарищ Зауров со здоровенными синяками под глазами. Немного немало, начальник Московской полиции Генерал Седовцев, Евгений Михайлович. Типичный старый солдат, оседлавший однажды бюрократическую волну. Излишний вес и седая проплешина на голове, но всё тот же суровый и глубокий взгляд уставших глаз, выхолощенный костюм и лицо. А рядом стоял явно коллега Заурова, высокий и статный мужчина средний лет славянской наружности, тоже с лысой головой и выцветшими голубыми глазами, в сером костюме под красный галстук. Все пятеро обменялись рукопожатиями. Седовцев представил ФСБшника.
- Полковник Дёмин, управление контрразведки. Прибыл к нам полчаса назад, по поручению директора.
Тот взял слово. – На юге страны сейчас мы работаем по десятку подобных групп. Однако ни одна из них не может похвастать таким уровнем подготовки. Не говоря уже о мягко говоря, не совсем стандартных целях атаки. Слышал вы предполагаете, что это не боевики Синдиката?
- Как я уже сказал, это наши криминальные разборки. Вышедшие из под контроля…
- Так да не совсем… - ФСБшник достал планшет из кармана, разблокировав его он сразу нашёл что надо показать, готовился однако. На нём было непонятное изображение со спутника, какая то непонятная территория, похожая на давно заброшенный порт или промзону. И полтора десятка трупов в униформе и камуфляже, то тут то там валялось оружие, стояли брошенные машины.
- Это произошло три месяца назад в окрестностях Керкира, в Балканской серой зоне. На кадрах вы видите то что осталось от группы Азура Сафарова, старшего сына вашего криминального авторитета столичного масштаба. Он был местным полевым командиром, напрямую управлял тремя прибрежными городами. У него была верная когорта боевиков, в четыреста человек, москитный флот в пятьдесят четыре судна, с помощью которых он осуществлял перевозку грузов из Азии в Европу. Возил всё, от овощей и коз, до баллистических ракет и малолетних рабов. Возможности вмешаться у нас не было… и вот в июле этого года. Кто то приплывший на одном из паромов Сафарова, атаковал его. Убив Азура, и всю верхушку коммандования. А ещё, шестьдесят человек боевиков. Ещё двадцать семь, завалили при отступлении с побережья. Причём положили их всех, буквально за пятнадцать минут. При минимальном сопротивлении. Их просто застали врасплох и раздолбали, всех.
Все трое присутствующих немало удивились. Зауров скепсис выражал меньше всех, всякое бывает, но спросил.
- Может сербы? Или греки? Я знаю парочку подразделений, способных такое провернуть.
Контрразведчик это предвкушал. Тема его явно затягивала. – Сербы воспользовавшись ситуацией, отправили в нестабильный регион батальон «Планински Орао». Остатки боевиков Сафаров сдались достаточно быстро.
- Та самая операция в Янине?
- Она самая, так что теперь это территория под контролем ЮФП. Но суть даже не в этом, в ходе разбирательства был проведён опрос свидетелей инцидента в порту. И они были готовы сербов расцеловать. Ведь они были уверены в том, что это именно они провели зачистку… операция была проведена филигранно, молниеносно. Они рассказывали что слышали некоторых боевиков, что они разговаривали на многих языках, что состав компании наёмников представлял из себя интернациональных сброд. Так что думали либо на сербов, либо на нас.
Круглов задумался. – То есть, некая группировка наёмников воспользовавшись связями с Сафаровым, сумел перебраться на территорию Альянса… и никаких следов? Ни одного?
- Восточная Европа по прежнему для нас как серая дыра. Мы многое контролируем очень условно. Так или иначе, мы предполагаем что эта группа, возможно и является той что сейчас орудует в Москве.
- Какая именно из двух?
- Мы не знаем точно, можем лишь предположить. Я полностью передаю это дело Заурову.
Слово решительно взял Седовцев. – По приказу министра, начиная с завтрашнего утра начинает работу оперативная группа. И с учётом ваших прошлых заслуг, Майор Гривов, а так же по рекомендации Полковника Круглова, я назначаю вас главой этой группы. Вопросы?
Фёдор такое развитие событий предполагал, поэтому не смутился. – Задачи?
- Нейтрализация провокаторов и непосредственных участников преступной войны в городе. Нейтрализации, если получится, если нет, ликвидация на месте. Мы уже потеряли слишком много людей, и не намерены больше рисковать. Цель слишком опасна. Меня уже просветили о том, что три тройки из вашего отдела работают по этому делу, пусть так и остаётся. Так же вам в поддержку будет отдано три группы спецназа Гвардии, и команда аналитиков из центра Стратегического Анализа и Противодействия ФСБ, под непосредственным руководством Заурова, он будет работать с вами.
Слово снова взял Дёмин. – В районе Сокол есть закрытая оперативная зона, мы отдадим вам её в пользование. В ресурсах у вас не будет недостатка. Архивы мы вам откроем. Со своей стороны мы попытаемся оказать всю возможную поддержку… вы должны понимать, время поджимает. Если в течении ближайших нескольких суток мы не решим вопрос, во время войны в образовавшеюся брешь двинет вся мразь нашего лучшего из миров. А следом за ними и друзья из-за стены. Сегодня наша страну испытывают на прочность. Мы должны эту проверку пройти, в противном случае, последствия вообразить себе нетрудно... Насколько мы знаем, Трест вычеркнул господина Иншакова из списка пайщиков компании. И сейчас он находиться у вас под стражей. Поскольку он единственная ниточка ведущая нас к деятельности Треста, мы полагаем целесообразным его выпотрошить. В обмен на смягчение приговора.
Простите что? – Бате такое заявление, было как ножом по стеклу. Конечно он понимал, что так надо. И что это было неизбежно, но это не значит что он обязан не злиться. – Илья Иншаков государственный преступник, вор астрономических масштабов. На его счету полтора десятка трупов.
Тон Седовцева не терпел возражений. – Только вот его причастность не доказана, Майор. И её не смог доказать никто, за все пятнадцать лет. – Потом он правда смягчился. – На фоне сложившихся обстоятельств, нам приходиться работать с тем что есть. И потом, ещё вопрос, что наши коллеги с Лубянки ему предложат.
Генерал с несвойственным людям его ранга иронией посмотрел на Дёмина, тот стоически вытерпел.
- Мы, скажем так, слышали о деятельности Иншакова. И уверяем вас, мы ставим своей целью выжить из него максимум, а не облегчить участь. Как только его состояние улучшиться, команда министерства Правосудия перевезёт его в Бутырский изолятор. Где будет составлен договор от лица заместителя генпрокурора. Его семья получить место в программе защиты свидетелей, но сам он легко не отделается в любом случае.
- С завтрашнего дня мы бросаем на Трест все силы МУРа и других подразделений. Если нет возможности взять их за жопу, ищем повод, любой. Объявляется месячник нулевой терпимости. Будем долбить их до потери пульса. На всё про всё, как нам сказал наш коллега, у нас максимум дня три-четыре. Потом, в разгар кампании, нам уже будет просто не до этого.
Гривов не мог не заметить. – Все группировки в городе в курсе положения Треста. Если они узнают, насколько сильно он ослабел, начнётся грызня за власть
Все посмотрели на Гривова. Он говорил то что они итак всё знают, и от этого становилось только хуже. Пожалуй даже жутко. Они знали что это всё правда.
Седовцев наконец нарушил кроткую тишину. – Именно поэтому вы Майор, и возглавляете оперативную группу.
- Разрешите связаться со своей группой?
Давай. А после езжай ка домой. Отсчёт напишешь завтра… ладно. Всё остальное завтра утром. В расход.
Группа высокопоставленных лиц разошлась. Круглов и Гривов пошли обратно к машине молча. В общем то, тут сказать хоть что-то было непросто.



«…потери правоохранительных органов уже составляют семь человек. Для ликвидации террористической группы в регионе Карс, задействованы значительные силы Росгвардии, АУГ и ЦСН ФСБ. На данный момент, ликвидировано порядка сорока боевиков, укрывающихся в жилых районах. Во многих населённых пунктах продолжаются боестолкновения. Ситуация осложняется тем, что основные силы боевиков проводят свои акции с территории Татванского Халифата, с которым на данный момент заключён мирный договор. Начала бомбардировок территорий подписавших в своё время Никосийский пакт о ненападении, будет означать войну со всеми сателлитами Халифата на территории бывшей Турции. Так же поступает информация о начале уличных боёв в южных предместьях Стамбула. Многочисленные группировки экстремистов нарушая договор о прекращении огня, начинают штурм линии разграничения в районе Пендик. Республика Новороссия и Днепровская Демократическая Республика выразило желание участвовать в операции по обороне рубежей цивилизованного мира, готовятся к отправке в Босфорский регион значительных сил. Так же, около часа назад, субмарины Северного Флота «Дмитрий Донской», «Борей», «Алексей Орлов» и «Подмосковье» нанесли удар баллистическими ракетами по стратегическим военным объектам Синдиката. Так же существенный урон войскам Синдиката нанесли корабли Черноморского флота, ВКС России и авиация стран союзниц. В ответ на эти действия, более 320 полевых командиров Халифата в Сахаре, объявили в очередной раз КСА священный джихад. Атаки на Каирскую прифронтовую зону усиливаются с каждым часом. Так же атакам подвергаются и другие страны и блоки, являющеюся прямыми или косвенными противниками Халифата. Сегодня утром серьёзному террористическому нападению подвергся газовый терминал порта Мумбай. Группа боевиков проникла в охраняемую зону порта, под защитой сотрудников «Кёркланд Глобал». Результатом боестолкновения стало уничтожение газового танкера «Ормунд», сильнейшие разрушения газовых хранилищ и гибель свыше сорока сотрудников службы безопасности. Эксперты пока ещё не решаются подводить итоги, но по предварительным подсчётам, подобное нападение серьёзно подорвёт экономику и без того нестабильного региона. Нападение на терминал уже стало сигналом для атаки множества вооружённых группировок на территории Индостанского полуострова. В связи с чем «Атлантис» и «Пацифик» объявили о срочной переброске из Северной Америки и Австралии значительных сил ЧВК. Свободный порт Дакка находящееся под контролем спецдивизиона КСА, находится на осадном положении. По словам многих экспертов, данные события могут спровоцировать большую войну как между индийскими квазигосударствами, так и их всех против Пакистана. Стало так же известно, что австралийская силовая корпорация «Хансен» заявила о том что заинтересована в долгосрочном партнёрстве с союзными КСА государствами в Индокитайском регионе. По словам многих экспертов, такое партнёрство «Пацифик» и Альянса, значительно ухудшит и без того довольно прохладные отношения между Восточным и Западным побережьем Cеверной Америки.
К новостям криминальной хроники. Очередной инцидент за Уралом обернулся бойней. Сегодня утром в восточном пригороде Читы члены китайской мафии устроили перестрелку на месте будущего строительства нового жилого района «Таёжная Пальмира». В результате инцидента погибло 15 боевиков организации, известной на весь мир как «14-Ка», одного из крупнейших в мире криминальных синдикатов родом из Гонконга. В окрестностях столицы региона объявлен план перехват. Произошла трагедия по причине конфликтов внутри банды, или по причине атаки другой группировки, пока остаётся неизвестным. Не исключено что причиной этой и других стычек между членами организации по всему азиатскому региону, стало убийство в Макао нескольких высокопоставленных членов организации, и вспыхнувшая в последствии внутри группировки «борьба за трон». Мы будем следить за этой ситуацией…»
Это был бывший мегамолл у метро «Отрадное». После Жатвы где то примерно на полгода-год, мировой экономике сильно поплохело. К счастью, на тот момент «Союзные державы» позже составившие костяк КСА не допустили голода и совсем уж разрушительного бардака на своей территории. Через пару месяцев заводы снова заработали, однако старому обществу потребления пришёл, как это говорят в народе, полный капец. Половина торгового центра осталась такой же цивильной, с витринами и общим всемирно принятым этикетом. Зато вторая его часть превратилась в пусть и цивильный, но вещевой рынок. На котором народ присутствовал целый день, и даже погода и тревожные новости не мешали многочисленным домохозяйкам и пенсионеркам ходить и что-то покупать. Отрадный рынок в целом ничем не выделялся от всех прочих подобных возникших на территории бывшего СССР за последние 40 лет. Гибрид совхозного рынка с восточным базаром, сейчас припудренный неким западным маркетингом, с множеством ярких вывесок (которые в закрытом помещении даром были не нужны). Над всем этим на третьем уровне, возвышался ресторанный дворик. «У Салика» был одним из пяти ресторанов которые здесь были. Все как на подбор, азиатской (точнее восточной) кухни. Троица сидела на самом краю верхнего пандуса, у ограды. Как раз над первым и вторым уровнем, ставшего тем самым огромным рынком. В этой части здания под потолком висело семь больших мониторов, по которым как раз крутили один из новостных активов Всероссийской Медиа Компании (бывшей ВГТРК). Антон с Анзором рядом помещались с большим трудом, по сему Антон сел рядом с Димой, а Анзор устроился напротив. Старались не торопиться, еда была достаточно тяжёлой, её надо было разбавлять чаем.
Дима улыбнулся, кусая большущий хинкаль сбоку. – Красиво работает спецура. А самое главное, не подкопаешься. Поискать убийц, поищут конечно. Да не найдут, а официальной версией будет гибель куча мудаков из-за того что один другому ногу отдавил.
Завидуешь? – Спросил Антон.
- Ну как тебе сказать… им проще чем нам.
Триады давно уже нюх потеряли. – вмешался в разговор Анзор. – Всё к востоку от Байкала считают своей территорией. Когда им стало очень неуютно от того что их стали давить федералы, они решили заняться адресным террором. По семьям полицейских, судей и прокуроров. К счастью, попытки были провальными… хотя народу при борьбе мы много потеряли. Врагов надо давить, без пощады. Только так.
- Согласен. Но тут надо понимать. Что рано или поздно насилие перестаёт быть аргументом. Уроды не смогут работать, если на местах будет порядок. А Дальний Восток за пределами Владивостока, зона тлеющего бедствия. Сейчас вот идёт какой то подъём экономики. Так эти твари в строительство лезут, по полной. Китайцы нам помогать не собираются, они и без того с большим трудом триады отколупали от системы власти. На полноценную войну с ними они не пойдут, уже пытались в девяностые и десятые годы, кровью умылись.
- Антон, ты мне всё же скажи. Ты просто такой начитанный, или это твой основной профиль?
Вершинин улыбнулся. – Не основной, но триады тесно работали с ваххабитским подпольем в Центральной Азии и регионе Юго-Востока Индийского океана. Поставляли оружие от коррумпированных китайских военных и бизнесменов. Мы плотно работали вместе с ребятами из НОАК по этому вопросу.
О! Наконец то ты нам расскажешь кто ты! – Дмитрий радостно засучил ногами. И вообще всем видом дал понять что радуется как ребёнок.
- Да я думаю вы и так догадались кто я. И я не из конторы, так что остаётся один вариант.
И где бывал? И если я это спрошу, ты меня не убьёшь? – Поинтересовался Анзор с усмешкой, но с подчёркнутым спокойствием и уважением.
- До, Кавказ, Украина, Сирия и Ирак, практически вся наша бывшая Азия от Бухары до Караганды, бывшая Югославия, Венгрия, Чехия.
- Венгрия?
- Венгрия. Может расскажу, когда ни будь. После, бывал практически везде. В пределах Старого Света…
- Нажраться не тянет?
- Я четыре месяца, беспробудно, будь организм не такой крепкий, помер бы наверное. А ты?
- Весь Кавказ, центр, Украина. Вот с этим вот засранцем так и познакомились.
- Значит Днепр?
Днепр, и Запорожье, полгода. А так, немного тут, немного там. – придался воспоминаниям Дмитрий. – Помню как помогали одному деду его «Таврию» искать, 85 года выпуска. У него её прямо из гаража спёрли. В городе только-только военное положение отменили, заменили на чрезвычайное. Всё ещё азовцев …бучих отстреливают. А тут на те, ведро пропало, с гайками.
- С патифоном!
- Да-да! С патяфоном! Ну то есть, там на заднем сиденье магнитофон был, гетто-бластер блин, «Тошиба». Восемьдесят лохматого года. Очень просил вернуть. Ну то есть как? Транспорт не ездит, у деда дача. Помидорчики бляха, огурчики. Жрать что-то надо? Ну а мы что? Мы же полиция? Полиция, ну и начали работать. Искали долго, отвлекаясь на менее важные дела, по типу продажи арт-снарядов уркам. Подумали, что скорее всего машину аскеровцы могли для акции забрать. Машина не машина, так, металлолом. Такую не жалко одноразово использовать. Но нашли, спустя две недели. Сосед имбецил. Замок догадался вскрыть ведь, перегнал машину в гараж своего товарища. Перегнал, хотел машину на металлолом пускать. Только вернулся домой и продолжил пить, так и забыл. Самое смешное, что там же, в гараже, и магнитофон нашли. Товарищ его сам бы продал, да… осколком в висок, на перекрёстке. И ещё человек семь.
- Сейчас там говорят уже получше. Вновь авиазавод открыли, с Донбасса металл везут на переработку.
- Да… но экологии швах. Землю вычищать приходится. За тридцать лет там всё так засрали, что лет пятьдесят вокруг бывших промзон кроме лишая расти не будет.
Лишайника. – Хором поправили его коллеги.
- А я как сказал? Не занудствуйте. Этож невозможно! Уже слово сказать нельзя.
- Ешь давай. Сидит бухтит он.
- Нажраться бы…
- У тебя всегда одно и тоже.
- Анзорушка, иди ты знаешь куда?
Да спокойней, спокойней. – Антон положил руку Диме на плечо.
- Вершинин, вот ты мне скажи. Фронтовые сто грамм у вас были в ходу?
Антон руку снял. - Были. Но то фронт, а то…
- Служба. Понятно.
- Не дрейф Дим. Как ты обычно со стрессом справляешься?
- Алкоголь, душ, бабы. Или бабы, душ и алкоголь. Я человек приземлённый. А ты?
- Тоже самое…
Вы очень скучные. Кого не спросишь, у всех один и тот же способ снятия стресса. – Заметил Анзор. – МачО …лядь.
- Сказал джигит… не обращай внимания Антон. Наш друг, крепкий семьянин, что делает его невыносимо занудным моралистом. Три маленьких спиногрыза в загашнике.
- Эй!
- Не эйкай, не дома.
- Спиногрыз это ты. Особенно когда тебя надо до дома тащить.
И часто тебя надо тащить, Дима? – Поинтересовался Антон.
- Вообще то это поклёп. Так что я попрошу! Служба тут, днём и ночью. Когда пить?
- У нашего дорого товарища, в загашнике тоже три славных спиногрыза, из них две дочки. Будет за кого пацанов моих выдавать.
- Во первых, если твои спиногрызы будут такими же как ты, моё старческое на тот момент сердце, этого не переживёт и я покончу с собой как Хемингуэй.
Антон поднял бровь.
- Ружьё на пол, палец ноги на крючок. Дуло в рот и…
- Ты трезвый как стекло, а несёшь такую пургу, как будто ты уже литр выжрал.
- Неправда. Под литром я дружелюбный и общительный. Когда не злой как собака.
- Под литром ты становишься ещё более невыносим.
- Доедай давай!
- Я что давиться должен? Дай поесть нормально… нам тут долго ещё сидеть.
Майор к нам не присоединиться? – Спросил Антон.
Дима по дружески хлопнул соседа по плечу. - Зови его батей, просто батей. В крайнем случае, дядей Фёдором. Даже не парься. И нет, там полная жопа. Так что его с нами не будет. Будет там торчать как минимум до вечера. Потом все по домам, и мы по домам… поимели нас. По-и-ме-ли. Всем оркестром. В вечерних новостях косточки перемоют. А завтра быть нам всеобщим посмешищем.
Анзор отправил в рот ещё полпельменя. - Дим, если ты мне сейчас скажешь, что у тебя душа за честь управления болеет, я от умиления расплачусь.
У Канаева в этот момент едва ли искры из глаз не посыпались. Постарался не орать, но не сдержался. – Ну поимели же …ля! Поимели сука!
- Дим!
Дмитрий снизил тон. – Ну ведь твари же, долбанные твари. Тебе не обидно?
- Ну что мне теперь, стреляться что ли? Или харакири делать? В горах группами по десять голов терялись. Ходили, свистели, искали. Но находили же.
- Анзор, тут блин горы что-ли?
- Банду Кривояза помнишь?
- Ты разницу в масштабах понимаешь вообще?
- Какая разница? В каких масштабах? За двести километров от Москвы, на Тульщине места такие есть, там не то что банду, там батальон спрятать можно.
- О чём мы вообще спорим? О том что их легко поймать? Так если их легко поймать, какого хера мы их не поймали?!
- Сейчас не поймали, потом поймаем! Дим, не кипишуй, а? Может мы их почти всех положили.
Нет. Не всех. – Антон отпил чаю, но в основном, сидел и думал. – Сами подумайте. «Тайфун», автоматы, снаряжение. У них там наверняка и план операций есть, и резерв на случай чего. Боюсь, это всё только начало.
- Ты прав. У меня всё зудит. Я нюхом чую, что это всё только начало.
Анзор позвал официанта. – Всё, хорош. Сегодня нас отпустили, и раз так, а позже мы уже не посидим, давайте ка… Дим?
- Давай ещё час подождём. А там как пойдёт.
- Хинкали под коньячок конечно надо.
- Под чай пойдёт, не привередничай.
- Если повезёт, дело у нас заберут.
Если повезёт значит? – Дима на коллегу не то что бы разозлился. Но у него мурашки по коже поползли. Идея ему не нравилась.
- Ну что ты, сам хочешь их поймать что ли? Давай смиримся с тем, что нам такое не по рылу. А после того что сегодня случилось, нам федералы это дело не отдадут.
- Идёт война. А раз идёт война, это дело нам отдадут, в любом случае. Слушай, мы долбанный уголовный розыск или как? Разбойный, мать его, приказ.
- Спасибо что не орёшь. А то бы тут у всех уши в трубочку свернулись. Давай тише, да?
- Чё?
- Не барагозь, полудурок.
- Антон, ты слышал как это дитя гор со мной разговаривает? А я ведь почти что выше его по званию!
Почти этот как? – спросил Антон с типичной для него полуулыбкой.
- Ой блин, его едва не повысили раньше меня… только вот это он так думает. Вообще то это меня едва не повысили.
- Ты сейчас так возгордишься, небось представляешь себя на высоком начальственном посту, да? Мол, смотрите какой из меня охеренный умывальник, и полотенец командир.
- Что… Дим, Дима! Съешь пельмешку, жуй и не отвлекайся… фу …ля. – Дима показал напарнику набитый едой рот. Анзор кинул в него зубочистку. Тот захлопнулся.
- Дебил.
- И ты тоже.
- За себя говори. И вообще, ты успокоится можешь?
- Меня пытались убить! Меня! Я очень близко к сердцу такое принимаю. Тебе ли не знать. Поэтому я хочу найти того урода. И выдавить ему глаза. Монеткой.
- Чем?
- Монеткой.
- …ля, зачем я спросил.
- Ты спросил, потому что в глубине души, брат мой. Ты хочешь сделать тоже самое.
- Гордись Антон, из всех твоих вероятных напарников, тебе достался доктор сука мать его так Зигмунд Фрейд.
- Фрейд бездарь.
Предотвращая дальнейшее распространение шизофрении. – Решил прервать перепалку Антон. – В Москве вас специально вместе поставили?
- По рекомендации нашего начальника Полковника Зухрина. Хороший мужик, сейчас говорят до сих пор где то там работает, в Закарпатье контрабандистов долбит. Мы даже в ОВД поработать успели, в Вешняках. Полгода правда.
Анзор засмеялся. – Это было то ещё время. На самом деле, наверное один из самых жизнерадостных моментов за всю службу…
- Да не гунди ты. Тебя послушаешь, так всё самое лучшее уже было в жизни. А нам осталось только… только… - Дима понял что не может закончить мысль. – Короче, отставить панику.
- Это ты мне говоришь?
- «Это ты мне говоришь?» Давай, скриви лицо?
- Чего?
- Скриви лицо! Давай! «Это ты мне говоришь?». - Дима захохотал. – «Это ты мне говоришь?»
- Вот ты дебил то а?
- Сам ты дебил.
Анзор скривил лицо.
- Вот! Чисто! Как надо. А чё артачился то столько времени?
- Что бы тебя позлить.
На Диму внезапно накатила хворь. – Отзвонится надо. Да и тебе.
- Ближе к вечеру. Может ещё взад ехать придётся.
В этот момент у Анзора зазвонил телефон. Звонили с места происшествия. Он встал и вышел подальше от столиков, тут не особо громко, но шумел телевизор. Дима спросил у Антона.
- Есть кому звонить то, солдатик?
- Нет, в разводе.
- Я тоже… работа? Бывает… какой нормальный человек это всё вытерпит… или это я себя так успокаиваю. Хер знает, я уже давно в этих дебрях затерялся… - настроение что-то стало вдруг тоскливым.
- Машину то хоть вернули? «Таврию»?
- А? Да, старик чуть ли не плакал, извинялся потом за это. А мы чё, мы же понимаем… внуки у него в России были, уехали, сын призвали на Донбасс, там и убили, кто и как он не знает. Он даже до фронта то не добрался. Говорил, не будь таким старым и сердце бы не шалило, сам бы нациков убивать пошёл… мы с этим справились. Это самое главное. В такие моменты я понимаю, ради чего все эти жертвы… это ведь должно помогать спать по ночам, да?
- Иногда помогает. Особенно если не стыдишься того что делал.
- Не стыдишься?
- Нет. Но сплю всё равно плохо... я не думал что всё так. Здесь на земле.
- Это не плохо брат, это всё же форс-мажор. Было хуже, гораздо. Но мы справляемся. Правда справляемся. Этот город… мы его отстаивали и в более мрачные времена. И сейчас отстоим, я надеюсь… приказа отчаиваться не было, ведь так?
- Отступать некуда, позади Москва.
- Сколько народу убили пока мы с этими козлами языком трепали…
Антон сверкнул глазами. - Прекрати сейчас же. Мы могли вообще поехать по другому номеру в списке. Если бы не звуки стрельбы, никто бы не поднял тревогу. Они бы всю гостиницу этаж за этажом вычистили. Они споткнулись об нас троих. Далеко не каждый делает то, что сделали сегодня мы, да ещё и выходит из этого живым.
Дима уткнулся взглядом в пустующую тарелку с бульоном. – Да, ты прав. Прав конечно.
- Кстати, ты классно стреляешь.
Они переглянулись с понимающими полуулыбками.
- А ты классно умеешь драться в темноте. Научили?
- Научили. Нас вообще многому учат.
- Разведчиков?
Антон хмыкнул. – Разведчиков, разведчиков… ты же пока не услышишь, так и будешь долбить.
- Антоша, я же и следак, и опер. Волкодав, одним словом. Как и ты теперь. Профессиональная деформация, привыкай.
Дима увидел как назад вернулся Анзор, слегка раздражённый, пытающейся взбодриться. – В Главк вызывают, для составления отсчёта.
- А к нам не ближе?
- Чувак, я что ли приказы отдаю?
Анзор оставил на столе купюру в две тысячи и они пошли к лифту вниз. Анзор почти вошёл в колею.
- Стандартная тягомотина от Главка. Отчёты под запись, потом будем ждать результатов по катастрофе в гостинице.
- Катастрофе? Ты сказал катастрофе? По моему слово …дец, тут будет более подходящим.
Tags: Мухи творчества
Subscribe

  • Тёмные полосы

    Бывают такие странные, крайне ебучие дни. Настроение говно, состояние хуже не придумаешь, с людьми отношения не клеются никак, бритва разряжается…

  • Капризное

    Я наверное должен каминг-аутнутся выйти из шкафа признаться. Я никогда по настоящему не любил лето. Это чудовищно бесячий каприз…

  • "Фаворитка" 2018

    Показательный пример дрочки европейского интеллектуала на то какой он интеллектуал. По сути процесс дрочки на себя самого стоя перед зеркалом.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments