fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

  • Music:

Рекрут 2.0. Окончательная диспозиция.

Да, это в очередной раз, очень длинное вступление.

http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/56423.shtml

Октябрь 2010 года.
Саратовская область.
Как это обычно бывает, звонок застал неожиданно, в три часа ночи. Не сказав куда и зачем, заставил сорваться и мчаться в дорогу. В три двадцать, восемь служебных квартир или кроватей любовниц опустело. В четыре часа на территории аэродрома «Чкаловский» появилась целая колонна гражданских транспортных средств. А уже через два часа, через КПП авиабазы «Энгельс» выехал прибывший грузовым самолётом груз. Пересевший на два не новых но вполне себе надёжных тонированных «Лэнд Ровера» 1998 года выпуска, подаренные когда то ФБР своим «коллегам» из ФСБ в качестве партнёрской помощи. И машины теперь шли по на удивление неплохой дороге, вдоль перелесков с обоих сторон, за которым желтела октябрьская степь, пока занимался рассвет над пеленой пасмурного неба. По четыре человека в каждой машине. «Поддержка» и командир сидели во второй машине, оперативники в первом. Ребята одетые в одинаковые серые и чёрные пальто, первую треть пути в основном отсыпали своё, не отдохнув как следует в самолёте. Барков, крепкий и высокий славянский парень с усталым и осунувшимся лицом, дремал припав головой к стеклу. Рядом на заднем сиденье устроился Костя Чубатов, воистину богатырской комплекции здоровяк, с вечно бритой головой и носом картошкой. На редкость добродушный, если смотреть в лицо, мужик. Что даже не смотря на его навыки, было вполне себе правдой. На переднем сиденье сидел очень среднего роста рыжий шибздик с вечно наглым лицом от природы Кирилл Ирбитов, который очень некстати пускал слюни на обивку и часть двери. За рулём был Опан Тахтантыбеев, ярко выраженный тувинец с вечно безмятежным и спокойным лицом. Который совершенно без эмоционально но ощутимо хлопнул Кирилла по плечу. Тот айкнул, моментально проснувшись.
- Ёбнулся?
- Машину изгваздал всю.
- Да иди ты на хер, я спать хочу.
- Приедем скоро. Просыпайся давай.
Сзади стали просыпаться, Егор пнул сиденье впереди. – Кирюша, дай поспать.
- Да я тут причём?! Чингачгука спрашивай.
Костя тоже буркнул спросони. – Кирилл, у меня есть оружие, и я не побоюсь им воспользоваться.
Просыпаемся все, пора уже. – Опан бибикнул. Егор отреагировал недвусмысленно.
- Жухало блин. Бесспонтовое.
- Сейчас высажу, пешком у меня пойдёшь.
Кирилл глянул в окно. Мимо мчала октябрьская степь. – Голяк… мы где вообще?
- Трасса Энгельс - Балаково.
- И куда мы едем?
- Угадай.
- Да иди ты в жопу а? Я не проснулся ещё.
- В Балаково, умный ты наш.
- Что может важного происходить в таком мухосранске?
Побольше уважения. – Забасил Костя. – Москвичок ты наш необласканный.
- В твоём голосе я чувствую нежность, Карбарас.
- Иди с утра, в другое место потри. Может Тах остановит.
Никаких остановок. У нас график. – он был прям смертельно серьёзен.
- Я пошутил, Тах.
- Я тоже.
Кирилл не унимался. В конце концов, он же проснулся. – Ой, а посикать можно?
- Началось блин... у нас график.
- Ты же сказал что пошутил. Брехунок.
- Я тебя сейчас реально высажу.
Егор смотрел на линию горизонта, машины обходили немногочисленные в это время суток легковушки, и не то что бы редкие фуры. Но в целом дорога была свободной, учитывая что была она довольно узкой и пространство для манёвра было минимально, время они выбрали удачное. – Что известно?
- Сам знаешь, ничего… в городе АЭС, ГЭС, крупный транспортный переход через реку, официально не ЗАТО, но порядка там в целом побольше, много охраны. Если нас вызывают, дело керосином пахнет.
По другому не бывает. – Сказал Кирилл и снова приложился к стеклу. – Разбудите когда приедем.
Прошло около полутора минут, и под ухмылки товарище на задних сиденьях, Тах три раза подряд пробибикал. Кирилл естественно был в восторге, сзади все заливались хохотом. Тах улыбался.
- Да прибью на хер!
Тах, включи говорильник. Тут может что-то кроме «Авто-радио» ловит? – Попросил Егор.
- Можно «радио Шансон».
- А можно сразу лоботомию…
- Глухомань Берс. Тут может вообще радио не ловит… шучу конечно.
Ну, телефон тут точно не пашет. – Подметил Кирилл, достав «раскладушку». Их у них было много.
- Как там сказал наш президент? Цифроизация всей страны?
- Эй! Побольше уважения к верховному главнокомандующему!
Отставить клоунаду. – Не повышая голоса но громко (как всегда) сказал Карбарас. – Машинка из двадцатого века… Хайф, посмотри в бардачке. Может есть что послушать.
Хайфа открыл бардачок. Достал пачку пиратских болванок, с неясными названиями «сборник рок 2008», «пиндосский №3», «Ростовский»… - Ууу, чую запах противозаконности. – Сострил Хайф. А потом достал четвёртый диск с надписью «Ник Кэйв энд Бэд Сидс». Включил проигрыватель, заиграла «Пятнадцать фунтов чистого белого снега». И с наслаждением откинулся назад. В машине на короткие пару минут установилась тишина, Хайф подпевал себе под нос. Карбарас смотрел в окно с некоторой тоской.
- Зима скоро. Красиво будет.
И холодно. – Подметил Берс. – Степь же... хорошо что не лето. Жару терпеть не могу.
Зашипела рация, после чего послышался голос Тимошенко, их командира. – Литерный один, говорит Литерный два. – Хайф поднял рацию.
- Литерный один на связи.
- Через три километра бензоколонка. Можем остановиться на перекур, купить себе позавтракать. Даю добро.
- У тебя большое сердце Шерхан.
- Так… Я думал это Берс. Отключаюсь.
Берс хихикнул. Хайф положил рацию. – Ой, прям сильно надо было, да.
О том что городок назывался Маркс, гласила типичнейшая уродливая стела, представляющая из себя три непонятных белых бетонных… чёрт знает что, сходящееся в лепесток из трёх сложенных вместе стрел. Под которыми покоилось слово «Маркс» большими красными буквами. Стоявшая в центре кругового перекрёстка, прямо поедешь – в город попадёшь, направо поедешь – дальше поедешь. Вокруг стояло где то с полдюжины ремонтных мастерских и заправок. На одной из таких, корпоративных заправок, они остановились. Берс подумал, сильно ли привлекают внимание группа из восьми человек на двух чёрных внедорожниках в таком месте. «Роверы» были заправлены почти под завязку, посему встали они на стоянке чуть подальше. Двое «Умников» и Тах ушли в магазин. Хайф и Карбарас пошлёпали в сторону сортира где то на заднем дворе. Шерхан и Гудвин отошли за пределы парковки на пустой песок с редкими зарослями высокой травы.
Евгений Малахов, он же Шерхан. Сорока пяти летний лысый дядька опять же, достаточно солидного роста, но худой как щепка, в силовых видах спорта до армии никогда особо силён не был, это правда. Зато в обращении с ножом ему равных не было. А Новочеркасск всегда был местом особым, и в СССР тоже. Все они в какой то степени, не были людьми которые «не выделяются в толпе». Шерхан не смотря на грозное прозвище, пожалуй был единственным из оперативного звена, кто мог бы выдать себя, например, представителя технической интеллигенции или «писаря в штабе». Можно было бы, если бы не глубокий шрам проходящий через левую сторону лица, однажды это ранение едва не лишило командира глаза. Обладатель бархатного и прокуренного голоса, вечно смолящий «беломор» старина командир. Гудвин – Антон Смолин, молодой парень, которому ещё и тридцати не было, был похож скорее на хорошо тренированного, налегающего как это принято спорт-зал и служившего, но программиста или сотрудника службы техподдержки. Доброжелательное но вечно всезнающее лицо, хитренькая полуулыбка не сползающая с лица и очки «плюс один». Курил он естественно «Кент». «Беломор» был для него откровенно тяжеловат. Берс в прочем не курил вообще.
- Курить, здоровью вредить.
- Берс, расстреляю перед строем дважды, наглеть если будешь… вопросы есть, я так понимаю?
- Я могу конечно и до брифинга подождать. Но есть.
Шерхан кивнул в сторону Гудвина. Тот затянулся и выпустил дым.
- К нам с юга информация пришла. О том что планируется атака на один из ядерных объектов в Поволжье. Провели анализ, выбрали наиболее удачный и уязвимый. Оказалось Балаково, самая удобная цель. Близость Волги, город на пересечении крупных путей, много приезжих и проезжих. Контроль жёсткий но, сам знаешь, что у нас не всё гладко.
Тут Берс был согласен. Да и в целом, если такой коленкор…
- Кто ещё в курсе?
Шерхан смолил медленно, с наслаждением, глубоко. – Центр, МЧС и Оборонщики, «Росатом» само собой. Естественно только на самом высоком уровне. Не известно откуда протечёт, если что. А нам фактор внезапности не помешал бы.
- Местные?
- Местные не участвуют… план «Чёрный клык», по ультрас и прочим нацикам. Начали в масштабах все страны буквально вчера. Повод есть, говорят мутки начались не хорошие в высших рядах. Не говоря уже об общей картине художеств… последователей великого художника… да и потом. Мы не знаем, деза или нет. Группа фанатиков или большая операция… информации настолько мизер, что по большому счёту, мы стреляем из пальца в небо.
Проверка сигнала Берс. – Затянулся Гудвин. – Только и всего, но как известно, лучше перебдеть… «Росатом» в городе порядки свои наводит. Обещали нам лучшее техническое снабжение. Интересно даже посмотреть.
Командир кивнул в сторону Гудвина с ухмылкой. – Ишь, в предвкушении уже.
Берс улыбнулся. – Снова будешь Пентагон хакать?
Гудвин с типичным выражением лица, как будто знает всё на свете, оспорил. – Пентагон это скучно. Бренные и земные дела. Вот «Хаббл» взломать, и посмотреть на небесную твердь…
К ним подошёл довольный, как обычно, сверкающий как пятак Хайф. Вечно выглядевший как дворовый хулиган и задира.
- Поссать и родить… ой, командир. Доброе утро. А почему вы с нами не поехали?
Шерхан посмотрел на подчинённого строгим взглядом. – Да говорливый ты, Кирюх. Я там уснуть пытаюсь, а ты будешь базлать на всю Ивановскую.
Никак нет! – Это было очень громко.
- Ну вот что ты орёшь то?! Зачем? Покурить не дал, блин…
Командир бросил уже скуренную беломорину на землю и растоптал. После чего пошёл к машине, под смех товарищей. На заправку подъехала тёмно-синяя внедорожная «Субару» видавшая виды, но с Московскими номерами. Из машины вышла женщина, не толстая но упитанная, но при этом сильно рослая, почти под два метра. Из тех, которые в горящие избы входят, лет где то тридцати, застёгнутая в оранжевую «финку» и синих джинсах, волосы на голове были собраны в тугой пучок. Она пошла в сторону кассы, тем временем как в машине сидела ещё одна девушка. Хайф непередаваемым взглядом смотрел вслед гостье.
- Какая рослая однако…
Ну началось блин. – Гудвин закончил курить. – Я вот понять пытаюсь, ладно к нам, как тебя в армию то вообще взяли? Ты же ёбнутый?
- Антоша, хотеть трахаться, это совершенно нормально. Вам компьютерным задротам, иногда полезно выбираться из-за стола. Ну скажи, разве она не прелесть?
- Не в моём вкусе.
- БПЖ, большая прекрасная…
- …женщина. Я в курсе как это называется.
- Она же не в твоём вкусе! Или ты как этот… из разряда. Люблю худых, а-а любых?
Берс положил руку на плечо товарищу. – Хайфа, однажды тебе кто-то сделает очень больно. Возможно даже я.
- А что сказал то?! Нет, ну что я сказал?!
Женщина как раз расплатившись пошла в сторону машины. И Хайф в свойственно ему манере, стал творить всякую галиматью. Например орать.
- Мадемазуэль! Вашей маме зять не нужен?!
Женщина посмотрела на него с лёгкой полуулыбкой, ответив громким и доброжелательным басом. – Такой не нужен. Ноги коротковаты. Не дотянешься.
- Эй! Мы можем лечь! А там главное не размер ног! А размер… ай! Ухи-ухи-ухи!
Берс схватил товарища за правое ухо и улыбнувшись как можно более доброжелательно, пока Гудвин ржал как ломовая лошадь. – Извините его пожалуйста. Он у нас немного контуженный. Пытаемся за ним приглядывать, что бы дров не наломал. Та закатив глаза села в машину. Берс отпустил Хайфа, слегка его толкнув. Тот полез на Берса с пинками, тот отмахивался. Из машины в этот момент вышла попутчица. Метр семьдесят пять. В синих джинсах и красной кожаной куртке. Как и любая хорошая одежда она не выделялась сама по себе, она подчёркивала то что нужно было подчеркнуть. К ним шла пантера. Кудрявые и чёрные как смоль волосы собраны тугой хвост. Кремовая кожа, глаза цвета ореха, острые как нож скулы и при этом слегка азиатский разрез глаз. Прекрасный образчик совмещения генов одного из народов юга и азиатской крови. Берс почувствовал как у него душа уходит в пятки. Такое бывало с ним не редко, когда он пересекался с женщинами что заставляли его испытывать вполне определённые чувства. Но этот взгляд, это лицо, эти глаза… он пока ещё не пропал. Но был уже близок. На самом деле, не так то сложно растопить сердце старого солдата. Эта мысль ушла так же быстро как пришла. Она шла, и наверное сейчас будет ругаться. Хайф сделал пару шагов назад, положа руку на сердце.
- Мадам, прошу вас простить меня. И передать искренние извинения вашей спутнице.
Она остановилась в паре шагов от троицы. Все трое мужчин прибывали в состоянии прострации. А она их оценивала. Что пугало ещё больше. Наконец она спросила.
- Закурить есть?
Гудвин быстро вышел из состояния коматоза. Доставая початую пачку Кента, протягивая её. Девушка кивнула и взяла две штуки.
- Это не мне… подруге.
Она посмотрела на Хайфа. – Могу сказать что ты дал.
Хайф расплылся в своей типичной улыбки выходца западного Бирюлёво. Очаровашка, что тут скажешь. – Мадам, я буду польщён.
- Ты с ней поаккуратней. Она чемпион области по метанию ядра.
Думаете она его сможет метнуть? – Берс решил вмешаться в разговор. Чаровница посмотрела на него. Вот теперь он пропал… с концами.
- Не знаю, сложно сказать… слушай, у тебя зажигалка есть?
- Не курю, но есть…
Достал фирменную «Зиппу» (трофейную) и протянул ей. – На парковке курить нельзя… потом раскурите.
Девушка посмотрела на него с ухмылочкой. – Дорогая вещица.
- Сможете отдать мне её позже. При следующей встрече.
- Думаешь мы встретимся?
- Смотря куда направляетесь.
Чаровница подбросила зажигалку в руках. – Не скажу куда… не могу взять.
Оставь. – Выпалил Берс, вежливо но настойчиво. Потом понял что погорячился. Что с ним вообще творилось… - Дарю. От всего сердца.
- Ладно, спасибо… но за мной должок.
- Россия страна маленькая. Пересечёмся, однажды.
Девушка улыбнулась, слегка поклонилась, и заложив сигареты за правое ухо, пошла в сторону машины, пока троица пялилась ей вслед. Первым в себя пришёл Хайф.
- Мне срочно нужен снег. Что бы засунуть туда хер. Правда, мне очень нужен снег.
- Хайф, заткнись, правда.
- Ой, мы не в духе что-то…
Хайф пнул Берса под зад коленом. Тот сразу на него полез… Шуточна драка кончилась зычным басом Карбараса. Все члены группы пошли обратно к машинам. Те что были в кафе, тащили за собой универсальные как мир хот-доги и стаканы с не самым плохим (для этих мест то) кофе.
- Что молодёжь, детство в жопе заиграло?
- Карбараша, наш котяра… - Хайф недвусмысленно показывал пальцем в сторону Берса. - …похоже повстречал свою Василису Прекрасную. Ты бы его видел, как школьник. Разве что заикаться не начал. У него там поллюции и вообще… - Тах влепил Хайфу смачную оплеуху.
- Пошёл в машину.
- Ой всё!
Через минуту, оставив москвичек на парковке, «Лэнд Роверы» сделав один разворот через автомобильный круг вокруг стелы, помчали дальше.



Липецкая область.
Само по себе название платформы «Грязи-Орловские», как и само название населённого пункта, напоминало собой скабрезную шутку, которую кто-то умело начал, но так и не сумел довести до логического финала. Типичный до боли пейзаж, рядом с путями отстоя товарных вагонов, обычная бетонная платформа ведавшая лучшие времена. Раздолбанные деревянные скамейки, раздолбанные технически здания у товарняков, раздолбанные дороги… тут вообще всё было раздолбанным. Деревенские дома и участки в прочем, выглядели более менее прилично, что уже начинало входить в привычку. Не смотря на полный экономический и социальный коллапс русской глубинки, в этом регионе уже было своё сельское хозяйство. Которое не могло банально пробиться на рынок заполненный импортом. Посему многие хозяйства работали себе в убыток. Однако общий уровень жизни хоть и очень медленно, но рос. А сёла и деревни в ближнем радиусе не самых бедных облцентров обрастали как грибами коттеджными посёлками и дачами зажиточных горожан. В прочем это место Николай не находил приятным для жизни вообще никаким боком. Хотя отдавал должное, что какая то романтика здесь, на полустанке у чёрта на рогах, всё же есть. Он оставил белую «Восьмёрку» 2004 года у подъёма на платформу. Ключи положил в карман над водительским сиденьем. Потрогав на прощание икону Богоматери, покинув машину пошёл на ту платформу, что принимала поезда в сторону Липецка. У него с собой не было ничего кроме пятисот рублей мелочью, пружинного ножа, наградных часов да зубной щётки в чехле. Сейчас, рано утром, платформа была практически пуста. Лишь на одной из тех самых, поломанных местной шпаной и синяками скамейкой, сидел грузноватый но крепкий мужичок среднего роста, с коротким веником седых волос на голове, укутанный в чёрную куртку и в чёрных же джинсах. Увидев парня в грязно коричневом пальто почти до колен и кепке пролетарке, помахал ему рукой. Коля махнул в ответ и аккуратно сел рядом. Друзья обменялись крепкими рукопожатиями. Ждавший начал разговор, попутно поглаживая кожаный чемодан стоявший рядом.
- Отоспался хоть?
- Нашёл неплохую хату в паре километров… внешний вид конечно так себе. Но кормят вкусно. И хозяйка добрая.
- Красивая?
- Ничего так.
Володя хихикнул.
- Думаю, по стране уже целый выводок пасётся, детишек неожиданно похожих на тебя.
- Вот уж чего не надо… таких как я.
- Да ну тебя на фиг, и настрой твой… Дело сделал?
- Первомайский насильник, больше не побеспокоит жителей данного городка. Весной всплывёт может быть, подснежником. А так, едва ли его быстро найдут.
Володя стал серьёзным. – Ты сам как?
- Нормально Володь… в каждом городе должен быть палач. Но городов у нас много, потому и приходится гастролировать.
- Когда ты начинаешь проявлять свой сарказм, я начинаю беспокоиться.
- Володь, всё нормально, правда… буду я ещё жалеть о такой твари… подарки передал?
- Да. Они в целом рады. Хотя отец твой и не показывает… Батя твой, компанейский мужик. Хотя нашу братию и не любит.
- Прости уж старого педагога… пили с ним?
- А то… много нового услышал… мать за тебя переживает.
- Передай ей, что в декабре приеду.
- Раньше не хочешь?
Коля удивился. – Зачем? Я в порядке, говорю тебе.
- Ты почаще это повторяй… я бы тебя отправил на подлечиться. В Минводы там. Горы, воздух, девки.
- Армянские братки, чеченцы, урки с Краснодара.
- Знаешь, такой как ты, он везде себе приключений найдёт.
- Ну так зачем тогда отпуск?
- За тем что девять операций за последние пять месяцев. И ты как я слышал, уже трижды лез на рожон.
- Когда то я слышал, что мои методы не будут подвергаться критике.
Володя разволновался и повысил голос. – Причём тут твои методы? Дело не в методах, а в том что у тебя в башке. Вы мои люди, вы мне все нужны здоровые, физически и духовно… мне потом твоей матери с отцом как в глаза смотреть?
Коля был спокоен как удав. – Зачем так драматизировать? Считаешь что я сдал?
- Это уж тебе судить… выдерну тебя в резерв. Отправлю в спецсанаторий.
- В Минводы?
- В Магадан!
- Ааа, понятно… спасибо ещё про то что бабу найти надо, не завернул.
- Кому ты нужен?
- Вот спасибо…
Володя открыл чемодан, достал оттуда увесистую папку.
- Вот тебе новое… в Липецке вчера случился маленький пиздец.
- Маленький?
- Пока да… а там хрен знает… страница пятнадцатая.
Коля послушал куратора, на пятнадцатой странице его ждала распечатка уголовного дело некоего Зухина Арсения Павловича. Осуждённого по статье 105 пункт второй, что было в общем то нормой для их конторы. Хитрый прищур глаз и круглая как лампочка голова, пухлые щёки, вроде бы хмурое лицо выдавало какой не внятный спектр эмоций, близких всего к какому то ехидству.
- Мразь конченная… был осужден за массовое убийство троих человек, двух парней и девушки, ножом. Бабу он после смерти ещё и изнасиловал… его бы закатать па полной. Да только вот эта гнида, стала очень убедительно доказывать собственную невменяемость. А Прокурор и судья, по какой то не вполне понятной причине пошли у него на поводу. Выяснилось что убил он в состоянии аффекта, а изнасиловал он её… потому что блядь. Отсидел три года, и внезапно, где то пять дней назад, прокурор одобрил проверку Зухрина, по какой то причине сидящего здесь, в области, на невменяемость. И всего через какие то три дня, его уже повезли на проверку в ближайшую психушку. В сопровождении двух конвоиров. В результате, откуда то взяв лезвие, он убил медсестру, санитара и конвоира, ещё одного конвоира и санитара отправил в реанимацию. Никакой охраны на выходе из больницы не было… в общем. В городе уже почти сутки план «Ураган», который пока результатов никаких не дал.
Коля уже мало чему удивлялся, но не мог не заметить, что данный случай вообще представлял из себя какую то феерию злостного дебилизма… или сговор.
- Похоже что ему помогли… слишком много совпадений… двое конвоиров?
- Глупость или предательство? А хер его знает… я про начальника режима, Полковника Бердищева слышал, и чаще всего плохое, при том что начальством он любим.
- Ну это у нас как всегда… мои контакты?
- Дело ведёт старший следователь ГУВД Зандир Протасов.
- Араб что ли?
Связной продолжил проигнорировав вопрос. - От теневой стороны, в городе за порядок отвечает авторитет Ворон, он же Василий Вороной. Но времена нынче изменились, и ссученные господа «бизнесмены», сами из бывших, к таким как он уже не прислушиваются… ну это всё лирика.
Володя достал из чемодана удостоверение сотрудника ФСБ, под грохот приближающегося скорого поезда. Николай отрыл удостоверение. Николай Гурбарёв, старший следователь Московского управления, такое открывает все двери. А то что ФИО настоящая… так никто же не смотрит, и не вспомнит, скорее всего. Следом пошла пачка в тридцать тысячных купюр, новенькая запароленная «Нокиа» и наушники к ней.
- Камера хорошая, и Богдан тебе музыки накачал… что вы там слушаете. Лед Зеппелин, Боуи…
- Это музыка твоего поколения, старый.
- Я не старый! И я больше под гитару люблю, у костра. И шансон, не нынешняя хуйня. С Михайловами и прочими пидорами. Настоящий.
- Как всю жизнь был конвоиром… -оба хмыкнули. - Билет купил?
Володя удивлённо посмотрел на коллегу. – С какой стати? У тебя деньги есть? Топ-топ в кассу, она уже работает. Твоя электричка прибывает через десять минут… ах да.
Володя выудил со дна сумки ключи от «Хёндай». – Машина не слишком неприметная, но зверь. Да и потом, среди буржуев выделяться не будешь… ключи от тачки?
- «Восьмёрка» белая, у лестницы. Ключи в машине. Чуть больше полубака, состояние хорошее, но запаску потратил.
Володя и Коля встали, пожали друг-другу руки снова, и крепко.
- Не пуха.
- К чёрту. Сам то к кому?
- За полста километров отсюда. К Милоняну, у него в Тамбове дела.
- Какие?
Снафф-видео… пидорасы. - Володя смачно сплюнул на рельсы.
- Он один что ли поедет?
- Туда уже Кёрц выдвинулся, справятся. Ладно, бывай.
Николай кивнул и махнул рукой. Коллеги разошлись. Один поехал встречаться с оперативником, другой покупать билет в кассу.
Tags: Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments