fuflopisatel (fuflopisatel) wrote,
fuflopisatel
fuflopisatel

Category:
  • Music:

Рекрут 2.0.

Чистый душевный порыв и плод долгих лет творческий метаний, в попытке написать что-то злободневное и одновременно с этим, что-то о России в которой мы живём сейчас. А не о СССР и булке французского хруста. Название рабочее, будет изменено.

http://samlib.ru/editors/a/abramjan_a_d/56423.shtml

Ноябрь 1998 года. Зеленогорск.
Зрелище было величественным, без шуток. Серое ноябрьское море било о песчаный берег. Стремительно вечерело и серое небо скоро окончательно погрузило бы окружающее пространство в темноту. Сверху уже падала вниз морось. Естественно в такую погоду никого на этом берегу не было. Слева ветер гонял водяную пыль и песок в воздух над обширным пляжем. Вдали колосились уже чёрная полоска растительности, на противоположной стороне дюн. Позади на ветру вместе с деревьями, посреди города, качалось закрытое (разумеется) колесо обозрения. ГАЗ-3102, машина настолько официальная что дальше некуда, остановилась у волнореза. Конечно где то в конторе уже использовались и иномарки. Но Сергеев предпочитал этот вид транспорта, привычки менять поздно, а отечественные машины он считал надёжнее… может он и ошибался, но привычка сильная вещь. А в его возрасте менять их уже было поздно. Впереди, у того же волнореза, метрах в десяти, стоял бежевого цвета и порядком побитый жизнью «Москвич». Человек средних лет в бежевом пальто, в очках и непослушными волосами на голове пошёл в его сторону. Внешность типичного питерского интеллигента вводила в заблуждение только на первый взгляд, в глазах человека, в его осанке и походке ощущалась сталь. Сергеев таких за километр подмечал. Но рыбак рыбака, как известно…
Человек сел в машину, пальто его было ещё недостаточно сырым что бы промочить обивку. Он снял и протёр очки своим платком. После чего пожал руку Сергееву, человеку в двое его старше, с мощным подбородком, холодным но чрезвычайно усталым взглядом. Он и решил начать первым.
- Удивлён что мы с вами снова встретились, Полковник. Особенно после того что случилось.
- Павел Константиныч, я понимаю ваши чувства, но уверяю вас. Мы отпустили Олега Бондаренко, известного как «Канцлер», исходя из интересов национальной безопасности. У нас не было другого выбора.
Взгляд Павла Константиновича говорил что ему в общем то было глубоко и далеко плевать, какими там мотивами руководствовалось ФСБ, но он всё же сдержался что бы не нагрубить. Однако ответная реплика получилась жёсткой, и почти сквозь зубы.
- Вы ведь меня позвали не затем, что бы оправдываться. Не так ли?
Сергеев оценивающе посмотрел на собеседника, а затем начал смотреть вперёд на темнеющий небосвод.
- Я не буду ходить вокруг да около Майор… вчера я похоронил пятерых своих сотрудников. Провальная операция по ликвидации террористической ячейки, собирающееся совершить теракт в Твери, как у себя дома на Кавказе. Какая та мразь в управлении слила нашу схему. Местные властям мы доверять вообще не можем. Теракт мы остановили, но я потерял пятерых хороших ребят. Настоящих советских… русских офицеров.
Павел почувствовал себя слегка неловко. – Сочувствую.
- За последние двенадцать лет, я пятьдесят четыре раза звонил родственникам людей, которые работали на меня. Которые доверяли мне, и были готовы выполнять мои приказы. Это в четыре раза больше чем за все годы моей службы до этого, а я в госбезопасности уже почти тридцать пять лет. Эти люди, сейчас в наше время, умирают за страну. Страну которая их вообще не замечает и плевать на них хотела… но дело даже не в этом. Я не скажу вам за Кавказ и юг. Не скажу за то что за Уралом. Я вам скажу только за центральные регионы. Все наши ресурсы сейчас, брошены на войну с терроризмом. Вовчики наступают по всем фронтам, а наше управление обескровлено, а все руководящие уровни текут блядь как ржавое ведро.
- Я понимаю. Но вы думаете у нас по другому? У вас проще, ваши подозреваемые не сдаются. В отличии от наших. Наших мы задерживаем. А их потом отпускает суд. Если вообще дело доходит до суда. Мне вам надо рассказывать про то, что такое наша Питерская прокуратура?
- Ох, если бы всё было так просто… я скажу вам кое что, что вы должны знать, но никто кроме вас не должен. В течении года, на Кавказе начнётся большая война. С той стороны копят большие силы. Они называют это джихадом, священной войной. И они твёрдо намеренны забрать себе весь Северный Кавказ. И у нас есть все основания полагать, что они на этом не остановятся. Если мы их не остановим… только не известно кто этим будет заниматься. И как. Известно лишь одно, скоро начнутся теракты. Много терактов, повсюду. Будет даже хуже чем сейчас.
- Что, вообще всё к хуям развалиться?
- Мы не должны этого допустить Майор…
- Вот сейчас начнётся… Полковник. Хотите меня привлечь к борьбе с террором? Так это не мой профиль… а даже если бы был мой. Хотите я вас хоть сейчас пошлю?
Полковник удивлённо изогнул бровь. Но затем понимающе кивнул. – Я понимаю ваше отношение.
- Нет, вы не понимаете. Всё чем мы занимаемся последние десять лет, это тушим пожар на Титанике. Вам никогда не казалось это бесполезным? Тушить пожар на корабле который скоро пойдёт ко дну? Мои парни честные, ни у кого на подсосе на стоят, а раз они ни на какую падлу не пашут и никого не отмазывают, то мы все питаемся подножным кормом. Про оружие и боеприпасы рассказать? Думаю у вас ситуация получше.
- Вы удивитесь, не сильно…
- У вас хоть с бензином всё нормально… товарищ Полковник. При всём моём уважении. Давайте уже ближе к сути. Или я еду домой, я не спал уже двадцать часов к ряду, а живу я на Петроградке. О чём вы наверное знаете.
- Мы знаем что вы сделали прошлой зимой.
В воздухе повисла пауза, как будто с неба до самого сердца земли, только что упал топор, выместив весь кислород. Майор не сказать что удивился, но испугался, в прочем всего на несколько секунд… рано или поздно всплыло бы.
- Надеюсь вы сейчас не будете делать глупости? Чёрт, я вас не осуждаю… когда законы не работают. А вы видите как конченная мразь выходит на свободу, что вы чувствуете?
- Я ничего не чувствую… и тогда не чувствовал.
- Вы лжёте… вы не такой человек. Вы не такой как они. Как тот, кого вы убили. Вы всю жизнь по коммуналкам мотаетесь. У вас девять ранений за годы службы. Вы похоронили троих своих друзей. Вас караулили в подъездах, пытались убить, дважды не при исполнении. Но вам всегда было на это плевать. Потому что вы офицер. И вот что я вам ещё скажу. Сейчас, вокруг нас, много всякого говна повылезало. И многие из них прячутся за погонами. Времена изменились очень сильно. И сейчас, любой может убить человека. Просто так, взять и убить, не за что. Вы же убили того кто это заслужил. Не человека, мутанта.
Павел потёр усталые глаза, он всё понял. – В наёмники меня вербуете?
- Не в наёмники, Павел Константиныч… то что я вам расскажу, должно остаться между нами.
- Что-то ещё?
- В зависимости от того что я вам расскажу, вы решите, уйти или нет. Даже если вы уйдёте, я не буду вас шантажировать тем что вы сделали. Доказательств у меня нет в любом случае. Да и потом, вы хороший опер, вы нужны Петербургу. Но если вы согласитесь… вы сможете плевать на продажных судей и прокуроров. На всех этих чиновников и адвокатов которые их отмазывают.
- Потому что я убил не просто так, а за что-то?
- Потому что я знаю, я вижу, что вам это далось не просто. Но вы знали, понимали что это правильно. Вы не нужны мне как киллер. Вы мне нужны как тот, кто будет громить зверьё. Как тот кто сможет собрать людей, таких же честных милиционеров, солдат, как и вы. Человек опытный и организованный.
- Это всё серьёзно?
- Как коронарный тромбоз.
Внезапное пробуждение чувство юмора Павла даже рассмешило, он ухмыльнулся. Он бы наверное даже улыбнулся, если бы не разволновался.
- А что вы хотели рассказать мне? Такого секретного?
- Как я вам уже сказал, печальная необходимость сосредоточится на проблеме террора и угрозе развала. И пока это так, мы не имеем возможности противостоять организованной преступности и её сращивания с властью. Они уже поделили страну, давно, контролирую целые регионы. Чиновники и воры легко находят общий язык… когда не являются одним и тем же. В общем, мы вынуждены действовать исходя из сложившейся ситуации. Три недели назад, руководство вышло на связь с лидерами наиболее могущественных и серьёзных воровских общин. Мы поставили им ультиматум, который заключается в следующем. Как вы сами знаете, старые воровские общины, живущие по своим уголовным понятиям, не являются столь агрессивной и деструктивной силой как нынешние толпы отморозков. Это вопрос конечно спорный с точки зрения морали. Но им нужен порядок, подобие порядка. Мы заключили негласный договор. Преступные группировки не допускают беспредела на своей территории, отказываются от всякого сотрудничества с экстремистскими и террористическими организациями. В свою очередь мы не интересуемся их делами. Если они попадутся, по закону, они попадутся. Если нет, мы не будем лезть, но всех кто пойдёт на откровенный беспредел. Массовых и серийных убийц, работорговцев, откровенных мокрушником. Мы будем давить нещадно, и тех кто это допускает, тоже. А беспредельщиков сейчас, много. Вы сами знаете.
- Вы пошли на договор с ворами. И будете за них подметать?
- Это вынужденная мера. Вы лучше меня знаете, у нас нет сил на наведения порядка в стране классическими методами. Но с бандами отмороженных мразей, которые держат в страхе целые города, надо что-то делать. Именно поэтому вы нужны нам, Павел Михалыч.
Павел посмотрел на Полковника, он в принципе уже решил как ответить. Но сказать это было непросто. Он понимал, что сейчас делает важный выбор. Поэтому ответить надо было правильно.
- Вы хотите что бы я набрал людей и создал из них группу профессиональных ликвидаторов? Вне закона?
- В ситуации, когда закон не работает. Наша структура далека от криминальной сферы, у нас профиль другой. А вы знаете эту кухню, вы знаете этих людей. У вас будет бюджет и полная автономия. Для начала, мы хотим подчистить наш дорогой город Ленинград и окрестности. В последние годы, здесь скопилось очень много мрази. Это ваш шанс очистить для начала наш город. А дальше кто знает.
- Рамки есть?
- Соблюдать договор, по крайней мере, ровно в тех рамках, которые не касаются посторонних людей. В остальном, действовать сможете на своё усмотрение.
- Я согласен.
Полковник Сергеев удовлетворённо посмотрел на Павла. Он знал что он так ответит.
- Я знал что вы согласитесь.
- Не удивлён.
- Вы согласились, но думаю что вам ещё надо всё обдумать. Завтра в три часа дня, приезжайте в Благовещенский Сад. Мы обговорим детали. У вас есть хороший парень в отделе, Капитан Лавров?
- Да, он способный… вы и это сможете устроить?
- Думаю, Капитан Лавров заслужил повышения по службе. Слышал он способный малый.
- Лучший из молодой поросли.
- Так и решим. Езжайте домой к жене, Павел Михалыч.
- Вы меня своим всезнанием уже пугать начинаете.
- Что поделать, деформация.
Павел в лёгком смятении вышел под дождь, направившись к своей машине.

Москва. Центр Международной Торговли. 11 февраля 1999 года.

По телевизору показывали обвалившиеся развалы здания после пожара. Операторы телеканалов фактически смаковали кадры, не смотря на то что их старались не подпускать близко. Сегодня с теми кто охранял пикет, было лучше не спорить. Они были в ярости. Здание Самарского ГУВД, почти полностью выгорело, похоронив в себе, по предварительным подсчётам около сорока человек. И то, эти цифры были пока не окончательные, развалы предстояло разобрать. Генерал Ефимов мог бы конечно и переключить телевизор, но знал что по остальным каналам тоже самое. Судьба братской Югославии терзала душу несколько самим фактом происходящего, сколько тем, что в том чудовищном взаимном геноциде происходящем там, виделось гулкое эхо будущего России. Будущего которого они уже избежать не могли, слишком далеко всё зашло. Даже если оставить в стороне политику и Кавказ, достаточно включить телевизор что бы увидеть, что творилось по городам и весям многострадальной Родины. Пока уже довольно немолодой но крепкий мужчина, сняв пиджак стоял перед телевизором, со всей силы сжимая рюмку из под виски, наполовину залитую коньяком, в кабинет без стука вошёл полковник Афанасий Сергеев, выведенный из состава одного отдела, и пока не приписанный ни к какому другому, официально. В прочем, это всё были пустые формальности. Афанасий было настоящим именем, а вот фамилия Сергеев, нет. Да и сам полковник предпочитал «не существовать», насколько это возможно. Особенно в такие времена. С сочувствием он посмотрел на Генерала, и с тоской на экран телевизора.
- Что мы можем с этим сделать?
Генерал не обернулся. – Ничего. Где мы, где Куйбышев. Нас туда никто не пустит… этим сука, наверху. На всё плевать. И было бы плевать, если бы у нас не начали взрывать машины у американского посольства… бляди. Ёбанные бляди.
Генерала Ефимова довести до откровенной матершины было непросто. В прочем оно было и понятно. В последнее время они все уже были где то на грани и за гранью. Он взял с телевизора пульт и выключил его. Полковник взял на себя смелость занять большой чёрный диван в углу кабинета. По идее это был кабинет директора одной из контор, дружественный сотрудникам федеральной службы. И поскольку директора на месте не было, провести встречу здесь было разумным решением. Здесь по крайней мере не было посторонних ушей. Ну и воспользоваться местным мини-баром… Панорамные окна за спиной директорского кабинета, открывали сногсшибательный вид на излучину Москвы реки у самого сердца столицы. Арбат, Белый дом, здание СЭВ и рядом домов книг за ним, и далее ряд мостов и прочих зданий. Под стремительно уходящим от зелёно-оранжевого закатного цвета, в сторону тёмно-синего бархата февральской ночи. В прочем, красивый город был изрядно изуродован рекламными баннерами практически везде где можно и нельзя. Генерал подошёл к столу, поставив на него стакан. Было видно, что он из него так не разу и не пил. Он смотрел вперёд на морозное небо, на востоке уже была ночь.
- Директор… директор не оправдал ожиданий. Он кажется неплохой человек. На редкость неплохой… и он спросил меня, что мы можем предложить. И я адресую этот вопрос тебе. Конкретизируя. План «Перс» возможен? – Генерал посмотрел на Сергеева. Тот задумался.
- Возможен. Только на раскачку нужно много времени… все мало-мальски способные, либо здесь, либо на юге. Вы сами знаете, какая обстановка в стране.
Про обстановку мне не говори… налей себе. – Мини-бар был упрятан в довольно вычурный деревянный комод, сверху стояла открытая бутылка пятизвёздочного французского коньяка. Полковник встал и пошёл за бутылкой. С генералом сейчас было лучше не спорить. Пока он наливал, генерал продолжил.
- Я слышал, что у МВД комитет уже начал работу. И результаты по Петербургу впечатляют.
- Это правда. Потому что никто не рассчитывал что отдача будет вообще. Парни хорошо работают, но они потеряли троих своих людей.
- Все теряют людей.
- Из шести.
Генерал поднял вверх стакан. Было видно что он чудовищно устал. – Так давай выпьем за них. И за тех ребят из ГУВД… и за всех кого сегодня не стало. Пусть им земля будет пухом.
Стоя у стола выпили по половине содержимого. Помолчали. Сергеев продолжил.
- Вадим Михайлович. У МВД своя специфика. И за год мы имеем в активе пока три ликвидированные ОПГ. Это неплохой старт. Но на общем фоне… я не знаю с каким чудом вы сумели пробить деньги на операцию внедрения. Но знаю что за все девять лет существования плана «Перс», ни один директор службы не поднимал вопрос о его осуществлении.
- Ну, теперь похоже мы нашли единомышленника… Сергеев. Тут ведь какое дело. Нынешнему недолго осталось, об этом уже все говорят. Ну посидит он ещё год или два. А потом что? А потом за власть пойдёт драка… И когда от всей нашей страны останется европейская часть без выходов к морю да ледяной мешок, с нами сделают тоже самое, что сделают с сербами. Это они там… - генерал махнул рукой в окно, в сторону понятное дело, центра Москвы. - …пидорасы, рассчитывают вассалами стать. Или обслугой. И станут, обязательно. Те кому повезёт… что со страной будет, представляешь?
- Наверху кто-то вытащил голову из жопы?
- Наверху кое кто понял. Что в том останется от России, надо будет как то жить. Хоть не второй Францией, но может однажды нас и в таком качестве возьмут в Евросоюз… в любом случае. Они наконец задаются вопросами, что будет когда с юга всё это польётся на наши головы…
- А юг?
- А что юг? О чём ты, Сергеев? Юг мы проебали. Через год-два, нас оттуда окончательно выпнут. Надо думать о будущем. О том что с этим городом будет, со страной… - Генерал улыбнулся, смотря на хмурое лицо Полковника.
- За державу обидно? И мне обидно, полковник… а что делать? Скоро война начнётся, большая. И это на Кавказе. А если этот сдохнет, то и здесь тоже… ты ведь мне докладывал, что у тебя в Башкирии сработала опергруппа.
- Три вскрытые ячейки, под прикрытием одной из ОПГ. Группа ликвидирована, пропагандисты арестованы.
- Способные значит?
- Трое «умников» и команда ветеранов, полный набор: Чечня, Абхазия, Приднестровье, Таджикистан. Но это одна группа.
- Интересно… да, с кадрами сейчас всё совсем плохо. Но предположим, я смогу тебе выделить одну группу… команду «Арбитраж».
- С Кавказа? У них ведь работы невпроворот.
- На Кавказе сейчас у всех работы полон рот… а они хорошие спецы… видишь ли. Вопрос поставлен директором был не просто так. У нас тут намечается серьёзный кризис. Причём "тут" - значит "здесь".
Полковник опорожнил стакан и перевернув его поставил на довольно дорогой стол рядом с генералом. Тот продолжил.
- Твоя операция внедрения дала плоды. Насколько ты сам знаешь, в Саудовской Аравии уже готова группа в полторы тысячи рыл, и это только первая партия. Профессиональная подготовка, тактика и стратегия, обращения со всеми видами оружия и так далее, знания языков и местных обычаев… но до нас сорока на хвосте принесла. Что здесь какая то высокопоставленная гнида, собирается в город протащить группу. Причём не из Чечни. Все из-за рубежа, предположительно из нейтральных стран, вроде Турции, Египта, Туниса.
- Турция то нейтральная… цель?
- Мы предполагаем, что главной целью является Курчатовский институт. И всё что в нём находиться. Как там сейчас обстоят дела с безопасностью ты знаешь лучше меня.
Генерал опорожнил стакан, и тоже перевернул его на стол. – Группа должна прибыть в страну в течении ближайших двух суток. И это именно твои парни, дали нам возможность об этом узнать… а теперь, Афанасий Михалыч, мне нужен твой план. И я тебе дам всё что нужно. И действовать надо быстро и как можно тише.
- А крыса?
- Крысой займусь я и Полковник Кравченко. Ты знаешь, уж в ловли паразитов, ему равных нет.
- Значит мой актив…
- Группа «Арбитраж» час назад вылетела из Владикавказа, прибудет в Быково уже скоро. Бери своих молодцов из Башкирии, и приступайте к работе.
Полковник Сергеев кивнул и направился к выходу. Генерал его окликнул.
- Полковник, и ещё. Ты должен знать. Если мы этот бой проиграем. Нас всех, и директора тоже, скорее всего в живых не оставят.
Подкупающая прямота, ничего не скажешь.
Tags: Мухи творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments